четверг, 13 октября 2022 г.

Новая книга о Рудольфе Врба

 

Новая книга о Рудольфе Врба

В марте 1942 года молодой словацкий еврей отправился в двухлетнее путешествие, которое могло сравниться со спуском Данте в Ад, пишет журналистка «The Wall Street Journal» Дайан Коул.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Будучи рабом в Аушвице, Вальтер Розенберг испытал на себе голод, пытки и стал свидетелем жестокости, которую даже Данте не мог себе представить. Повсюду он также наблюдал и запоминал детали каждого аспекта механизма массовых убийств Третьего рейха, вплоть до количества, дат их прибытия и мест происхождения тех мужчин, женщин и детей, которые были массово доставлены поездами в Аушвиц, и в основном были препровождены в газовые камеры. Розенберг, чьи математические способности и дар запоминания были очевидны с детства, собирал эту информацию не как упражнение для памяти. Его целью было представить миру свои статистические данные и свидетельства очевидца. Для этого ему сначала нужно сбежать.

Как ему это удалось — и как мир отреагировал на его тревожные репортажи — является предметом откровенного и захватывающего исторического отчета британского писателя и журналиста Джонатана Фридланда «Мастер побега: человек, который сбежал из Аушвица, чтобы предупредить мир». Неотразимый портрет этого забытого героя сопротивления Холокосту, сделанный Фридландом, оставляет неизгладимый отпечаток прошлого, которому сейчас грозит опасность быть приуменьшенным или забытым. Розенбергу было 14 лет, когда его родной город Трнава стал частью союзной Гитлеру Словацкой республики. Вскоре всем евреям в Трнаве запретили посещать школу, запретили работать на большинстве работ, ограничили часы, в которые они могли появляться на публике, и заставили носить желтую звезду Давида. Нацистские тиски еще больше сжались в начале 1942 года, когда молодым евреям, в том числе 17-летнему Розенбергу, было приказано готовиться к депортации (эвфемистически называемой «переселением») в неназванное место.

Розенберг отказался подчиниться. Он сорвал свою желтую звезду и бежал в одиночку через границу в Венгрию в надежде присоединиться к членам Сопротивления. Схваченный словацкой охраной, он был отправлен в лагерь рабского труда в Новаках. Вскоре он снова сбежал и снова был пойман. На этот раз его перевезли в вагоне для перевозки скота в Майданек. Даже когда он прибыл в безлесную территорию с ее устрашающими сторожевыми вышками и забором из колючей проволоки, Розенберг искал слабые места, которые могли бы позволить ему сбежать. Затем его внимание переключилось на чудовищно худых заключенных, изголодавшихся, с остекленевшими глазами, с бритыми головами, в поношенных полосатых робах. Вскоре он понял, что находится не в обычной тюрьме для беглецов: «Это были не тени из преисподней, а собратья – евреи из Словакии». Среди тех, кто попал в такую ​​же ловушку, был старший брат Розенберга, Сэмми, которого он заметил издалека и которому он мог только помахать. Это оказалось их последним прощанием. Вскоре после этого Розенберг вызвался присоединиться к транспорту в другой рабочий лагерь. Судя по грудам мертвых заключенных, которых, как он видел, ежедневно везли на сожжение в крематорий Майданека, он пришел к выводу, что, каким бы ни был пункт назначения этого поезда, это будет его единственный способ выбраться из этого лагеря живым.

Тем не менее, когда он прибыл в Аушвиц 30 июня 1942 года, он увидел заключенных, настолько истощенных, что, казалось, они умирали у него на глазах. Их ужасающее состояние по сравнению с огромными баррикадами, окружавшими лагерь, — сложной сетью укрепленных пулеметами сторожевых вышек, прожекторов, эсэсовской охраны и поисковых собак наготове — заставило его задуматься: «Какую тайну охраняли в этом место, которое сделали настолько охраняемым, чтобы никому никогда не было позволено сбежать? Он открывал эти секреты один за другим по мере того, как его рабочие задания перемещались по огромному комплексу. От непосильного строительства нового завода для химико-фармацевтического конгломерата «IG Farben»; чистки вонючих, загаженных вагонов для перевозки скота, в которых привезли последних прибывших; к жуткой работе по сбору и разборке бывшего имущества недавно умерших.

Розенберг узнал, что эти огромные запасы, состоящие не только из всевозможной одежды и украшений, но и из сбритых женских волос и вырванных изо рта золотых зубов, были частью «бизнеса» Аушвица. Многие предметы были похищены нацистскими охранниками или заключенными в качестве «привилегий» за работу или использовались для обмена на еду или привилегии в лагере. Все остальное было отправлено в Германию для продажи с целью получения прибыли. Когда его назначили регистратором, которому поручили записывать ежедневные цифры смертей в четырех больших газовых камерах лагеря, которые могли убивать примерно 2000 человек одновременно, и в сопутствующих крематориях, способных сжигать более 4000 трупов в день, Розенбергу стала ясна ужасная правда. Такова была страшная тайна нацистов: «переселение» было эвфемизмом убийства. Теперь он понимал, что держать заключенных и информацию внутри запертыми было необходимо, если Рейх намеревался продолжать скрывать свои цели геноцида от немецкой общественности, мира и, не в последнюю очередь, от миллионов, заманиваемых на уничтожение. Розенберг решил, что должен бежать, чтобы предупредить мир. Он знал, что сама эта идея была безумием. Ни одному еврею не удалось сбежать из Аушвица.

Из 600 мужчин – евреев, первоначально депортированных в Аушвиц из Словакии, в живых остались только Розенберг и его товарищ по заключению Альфред Вецлер. Вместе они разработали план. 7 апреля 1944 года они пробрались под груду деревянных щитов, которую облили смесью бензина и табака, чтобы сбить с толку сторожевых собак. Там они прятались три дня, прежде чем отправиться в рискованное ночное путешествие из Польши в Словакию. Три недели спустя они рассказывали свою историю лидерам уцелевшей еврейской общины. Их показания были включены в подробный отчет, в названии которого были указаны новые псевдонимы беглецов. Розенберг теперь был известен как Рудольф Врба (имя, которое он сохранил до конца своей жизни), а Вецлер – как Йозеф Ланик. К маю документ был отправлен еврейским, политическим и католическим лидерам в Венгрии, откуда уже шли транспорты в Аушвиц.

К тому времени регент Венгрии Миклош Хорти, ранее бывший верным союзником нацистов, отчаянно пытался дистанцироваться от Гитлера. Чтобы добиться благосклонности союзников, Хорти, цитируя отчет, остановил депортацию 200000 евреев Будапешта, которые еще не были арестованы. Но, когда отчет попал к союзникам, он вызвал шок, но не привел к каким-либо действиям. Фактически, президент США Франклин Д. Рузвельт и министр иностранных дел Великобритании Энтони Иден уже слышали свидетельства очевидцев о Холокосте от очевидцев, включая польского дипломата Яна Карского, в 1943 году. Единственным ответом союзников было заявление, что лучший способ остановить геноцид — победить Германию. После войны Врба стал известным биохимиком, работавшим в коммунистической Чехословакии, затем в Израиле, затем в Канаде. Однако с течением времени он также становился все более колючим и скандальным персонажем, чьи неоднократные, временами злобные разоблачения неудач еврейских лидеров эпохи Холокоста в спасении большего количества евреев, вероятно, способствовали его относительному непризнанию сегодня. Пришло время воздать ему должное за невероятный подвиг, который помог спасти так много еврейских жизней от истребления нацистами.

Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..