вторник, 4 октября 2022 г.

Сколько стоит кремлевская эскалация?

 

Сколько стоит кремлевская эскалация?

03 октября 2022

Аннексия и экономика. В эфире программы "Лицом к событию" экономист и политик Сергей Алексашенко и военный эксперт Михаил Самусь.

Видеоверсия программы

Михаил Соколов: В эфире у нас сегодня экономист и политик Сергей Алексашенко и военный эксперт Михаил Самусь. Путинский процесс аннексии идет по кремлевскому сценарию. Конституционный суд оформил документы о включении в состав России ДНР, ЛНР, Херсонской и Запорожской областей Украины, подменив юриспруденцию экскурса не на юридические, а на исторические темы. За соответствующие законы 3 октября единогласно и легко голосовала Госдума. На что бы вы обратили внимание в той неправовой процедуре, которая разворачивается на глазах у изумленного мира? Насколько я понимаю, сам ответ асимметричный. Что произошло в районе Лимана, почему войска России терпят поражение?

Михаил Самусь: Асимметричность ситуации определяется тем, что Украина воюет асимметричным способом, невозможно Украине воевать с Россией симметрично, исходя из размеров той же армии, размеров экономического потенциала. Поэтому Украина воюет с 24 февраля асимметричным способом, используя свои подходы. Если говорить конкретно о Лимане, Лиман – это только часть общей картины. Украинская армия наступает не только на Лимане, но это часть общей операции, которая проводится украинской армией. Несколько недель назад это была операция в Изюме, освобождение Харьковской области. Лиман является ключевым узлом не только логистическим, но и с военной точки зрения. Дальше открываются возможности освобождения Луганской области. Причем именно с Лимана направление движения идет на восток.

Помним о том, что есть еще наступление со стороны речки Оскол в направлении Сватово. Поэтому здесь я бы говорил о том, что Лиман – это один из эпизодов, который создает условия для продолжения успешного наступления украинской армии. Почему происходит так, что российская армия проигрывает, возможно, потому что российское командование неадекватно оценивает обстановку еще с 24 февраля и не может сформировать свою концепцию войны. То есть они не могут понять, что им делать. Они уничтожили своими бездумными действиями регулярную армию, сейчас собирают мобилизационную армию, которая сформируется абсолютно неэффективно, неадекватно, будут бросать ее на поле боя с такими же результатами.

Михаил Соколов: Кроме того, что происходит в Луганской области, есть сегодня еще события в районе Херсона? Я так понимаю, что там тоже развиваются наступательные действия? То есть это целое комплексное событие, видимо?

Михаил Самусь: Естественно, идет стратегическая операция вооруженных сил Украины. Она в целом как оборонительная осуществляется, но на некоторых направлениях проводятся наступательные действия, как элемент реализации этой стратегической операции. Естественно, все это делается с единым планом и замыслом, все это делается уже длительное время, когда мы говорим, что украинская армия постоянно расшатывает российское командование, российские войска, демонстрируя удар на одном направлении, осуществляя удар на другом, демонстрируя основные усилия на одном участке фронта, на самом деле концентрируется на другом участке фронта. В результате российское командование постоянно пытается каким-то образом организовать свою оборону, но не получается. Насколько видно из характера боевых действий, российская армия просто не готова обороняться, они не могут сформировать свою концепцию оборонительных боев, они только убегают, дальше пытаются изобразить какое-то формирование оборонительных позиций, но в результате ничего у них не получается.

Если вспомнить, как проводилась молниеносно операция на изюмском и харьковском направлении, в принципе потом была некоторая пауза, когда украинские войска перегруппировывались и стабилизировали ту огромную территорию, которую они освободили. Было время у российского командования оценить обстановку, принять какие-то меры. Вместо этого никаких мер российским командованием не было принято. Что интересно, в это же время, когда украинские войска демонстрируют продвижение на луганском фронте через Лиман, на херсонском направлении, где российское командование зачем-то на херсонский плацдарм еще больше войск пытается каким-то образом перевести, несмотря на то, что переправа уничтожена, российское командование строит новые переправы, пытается затянуть туда новые войска. Безвыходное положение на херсонском плацдарме, российское командование пытается завести еще больше войск, а на том направлении, где они могли бы еще создать какие-то оборонительные позиции, именно на луганском направлении, они не пытаются завести достаточный резерв. Здесь очень тяжело понять логику российского командования, если честно.

Михаил Соколов: Мобилизация, вы уже сказали, что она как-то странно проводится, она может помешать планам украинского командования?

Михаил Самусь: На самом деле это не мобилизация. Если мы заглянем в любой словарь, нормативно-правовой документ, мобилизация – это комплекс мероприятий, который проводится в мирное время, проводится подготовка, которая должна заключаться в том, что существуют кадрированные подразделения, командир дивизии, полка, штаб, есть базы хранения вооружений, военной техники. Призывается личный состав, который по мобилизации должен будет прийти в конкретную воинскую часть. Здесь после сердюковской реформы в российской армии мобилизационная армия была уничтожена. Считалось, что можно вести войну только армией постоянной готовности. Как оказалось, все это были фантазии.

Регулярная армия не справилась, Кремль пошел на неординарные действия. В условиях отсутствия системы мобилизационной подготовки они решили все-таки применить этот метод мобилизационного разворачивания. Это не только смотрится хаосом – это реально хаос, который не похож на мобилизацию, люди не подготовлены, люди бросаются на поле боя без соответствующей военной техники, в результате это все превращается в еще больший разгром российской армии, чем можно было себе это представить. Вряд ли эти войска мобилизованные могут каким-то образом помешать украинской армии. Единственное, что может быть вызовом для вооруженных сил Украины – это если из мобилизованных начнут формировать новые подразделения, создавать новые фронты, например белорусский фронт, для того чтобы оттянуть украинскую армию с юга и востока, с активных наступательных действий, которые сейчас украинская армия проводит, чтобы не дать развивать то наступление, которое сейчас происходит. Естественно, никакого успеха мобилизованные подразделения достичь не могут. Единственная эффективность – это оттянуть украинскую армию и затянуть время для того, чтобы еще больше мобилизовать личного состава. Все это приведет к какой-то катастрофе, к коллапсу всей этой задумки, всей этой мобилизационной пирамиды. Я думаю, это принесет очень большой негатив России в целом.

Михаил Соколов: Когда Кадыров и Пригожин открыто винят в поражении генерала Лапина, Песков предлагает сдержать эмоции – это уже раскол элит или еще нет?

Сергей Алексашенко: Раскол элит или нет, мы об этом узнаем позже, когда элиты либо расколются, либо не расколются. Мы точно можем говорить, что вокруг Кремля, в кремлевских элитах идут очень сильные трения и борьба за близость к телу, борьба за близость к уху, борьба за завоевывание возможных преференций, реализации амбиций и так далее. Мы видим, что никаких, конечно, "голубей" в Кремле нет. По крайней мере, публично никто не выступает за то, чтобы немедленно начать переговоры с Украиной на основе того, что российская армия уходит из соседней страны и предлагает урегулировать отношения мирным способом. Соответственно, есть более жесткие "ястребы", есть менее жесткие "ястребы". Собственно говоря, борьба пауков в банке, можно, конечно, ее называть расколом элит. Но, мне кажется, какая бы из частей этих элит ни победила, вряд ли России светит хорошее будущее. Что мягкие "ястребы", что жесткие "ястребы", на самом деле они одинаково вредят будущему России. Может быть даже жесткие "ястребы" в каком-то отношении были бы лучше, потому что они бы ускорили все негативные тенденции.

Михаил Соколов: Если говорить об аннексии, какая-то логика в этих действиях Путина есть? Захват украинской территории в мире никто не признает и не признает. Демонстрация чего это?

Сергей Алексашенко: Я здесь хотел немножечко сделать шаг назад, потому что мой коллега говорил, что сердюковская армия оказалась неспособной к войне. Просто сердюковская армия готовилась к защите, она не готовилась для проведения такой полномасштабной операции, направленной на захват большой территории земли. Все, что делает Владимир Путин примерно с середины марта, когда стало понятно, что Киев взять не удается, что сместить украинскую власть тоже не получается, дальше начинается сплошной хаос, потому что никакой явной внятной цели войны не существует. Это точно совершенно эту цель нельзя поставить перед генералами: захватите город такой-то или захватите деревню такую-то, выйдите на рубеж реки Днепр. Что-то такое понятное, ощутимое на карте, что генералы могут смотреть и говорить: окей, понятно, для этого нам нужно это, движется правая колонна налево, левая колонна направо и так далее.

На самом деле единственная цель, которая в голове у Путина звучит, но которую он никому не провозглашает, – это капитуляция Украины. На этом направлении есть у него несколько резервов по повышению градуса напряжения. Первое – это то, что называется мобилизация. Генералы говорят: уважаемый Верховный главнокомандующий, ваши приказы выполнить не можем, нам не хватает ресурсов – живой силы. Ну получайте живую силу. Дальше есть проблема у путинской армии с тем, что Украина получает, может быть, не очень большое, недостаточное для стратегического наступления, но большое количество западных вооружений более современных, более высокого класса, более точных, более приспособленных для войны XXI века. Этим как минимум украинская армия сдерживает натиск агрессора, как максимум можно говорить, что добивается последние полтора месяцев каких-то, не будем говорить стратегических, но оперативных успехов явно, вытесняя российскую армию то из одной территории, то из другой.

В этой ситуации, мне кажется, аннексия, провозглашенная Путиным, в шахматах есть такое понятие – дежурный ход. Тебе надо ходить, но при этом нет хороших ходов, просто, что называется, удержать ситуацию и не испортить свою ситуацию, отдать ход сопернику. В этом отношении аннексия на самом деле нисколько Путина не приближает к его цели победы в войне, как и к капитуляции Украины. Понятно, что при любом исходе после Путина России придется отдать эти территории, вместе с ними придется отдать Крым, потому что статус территорий примерно одинаковый, захваченные в ходе агрессии с разным применением силы. От неимения хороших ходов Путин сделал плохой, чем на самом деле ухудшил даже свое положение. Он сделал невозможным вывод российской армии, тот сценарий, когда можно было для мягких сторонников мира в Кремле, если они еще есть, вывести российские войска с украинских территорий, то сейчас получается, что даже этого сделать нельзя. Заградительные батальоны стоят сзади, заградительные цепи не пускают назад, потому что вроде как уходить с российской территории уже нельзя. На самом деле ход совершенно глупый, и стратегически глупый, и тактически он ничего не принес. Путин, загнанный в угол, пытается сделать хотя бы какие-то ходы, чтобы произвести впечатление страшного и ужасного лидера ядерной державы на весь остальной мир.

Михаил Соколов: Кстати говоря, про ядерную державу. Риски открытой угрозы применения тактического ядерного оружия в случае украинского контрнаступления вы учитываете?

Сергей Алексашенко: Да, безусловно. Я считаю, что военные решения Путина не поддаются обсуждению с точки зрения рациональной логики – для чего, зачем, с какой целью. Это логика человека, движимого какими-то фантомными идеями, фантомными болями, цели, которые он даже для себя внятно не умеет сформулировать, каждый раз все повторяет, повторяет и повторяет одни и те же мантры в надежде на то, что они станут более понятными хотя бы ему. Очевидно, что применение тактического ядерного оружия – это один из немногих ходов, который остается в запасе у Путина для повышения градуса напряжения на украинском фронте.

Полный текст публикуется 4 октября

В чем причины экономических проблем России?

No media source currently available

0:000:02:070:04
 Скачать медиафайл 

Опрос на улицах Москвы

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

LG

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..