понедельник, 5 сентября 2022 г.

Майкл Кертис | Удобная забывчивость французов

 

Майкл Кертис | Удобная забывчивость французов

Остается открытым вопрос о том, полностью ли Франция признала свою ответственность за добровольное участие в Холокосте, и полностью ли была рассказана судьба евреев во Франции. Известно, что президент Жака Ширак 16 июля 1965 года признал роль французского государства и полиции в Холокосте и в содействии преступному безумию нацистской оккупации в депортации евреев на смерть.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Photo copyright: pixabay.com

Он сказал: «Этот чёрный период навсегда запятнал нашу историю». После него президент Эммануэль Макрон 16 июля 2017 года утверждал, что именно Франция организовала облавы и депортацию евреев в лагеря смерти. Высший суд Франции – Государственный Совет 16 февраля 2009 года официально признал роль Франции в депортации 76,000 евреев на верную смерть, и пренебрежение французами ценностей и принципов свободы человеческой личности. В резкой форме суд отметил, что во время нацистской оккупации никто не принуждал французские власти к таким действиям.

Тем не менее, несмотря на общий консенсус в отношении ответственности Франции, возник новый взгляд на события в велодроме Парижа Vel d’Hiv [«Зимний Велодром»] – крытой спортивной арене, месте облавы на евреев 16–17 июля 1942 года, приведшей к крупнейшей французской депортации людей на верную смерть.

Почва для этой акции была подготовлена немцами. 29 мая 1942 года нацисты издали указ о том, что евреи в зоне оккупированной Франции будут носить желтую звезду. Эта звезда уже была введена в Польше ещё в 1939 году, а также в Эльзасе и Богемии. Весной и летом 1942 года с согласия политических лидеров во Франции была проведена серия облав, организованных 33-х летним амбициозным администратором Рене Буске, который был главой французской полиции Виши с мая 1942 по декабрь 1943 года, и Луи Даркье де Пеллепуа, уполномоченным по еврейским делам режима Виши. Пьер Лаваль, премьер-министр, даже предложил, по «гуманитарным» причинам, арестовывать детей вместе с родителями, что ранее не предусматривалось. Буске разослал телеграммы с предложением усилить облавы, которые должны были охватить не только парижских, но и всех нефранцузских евреев по всей стране. Все иностранные евреи или евреи без гражданства, въехавшие во Францию после 1 января 1936 года, стали объектом облавы: большинство из них прибыли из Бельгии и немецких земель Баден и Пфальц в 1940 году.

Vel d’Hiv не была первой облавой на евреев, но она является самой драматичной и наиболее известной. Всего было арестовано 13,152 человека, из которых 31% составляли дети. Условия содержания были ужасающими: скученность, отсутствие еды и воды, отсутствие туалетов. Через пять дней жертвы в Vel d’Hiv были переведены в транзитные лагеря, Дранси, Питивьер и Бон-ла-Роланд, где до депортации в Освенцим их охраняла французская полиция. Это событие было полностью французской операцией, без какого-либо участия немцев.

Vel d’Hiv до сих пор остался в коллективной памяти французов. Это символ ответственности французского режима Виши за участие в Холокосте. Но это был далеко не конец добровольного участия французов в Холокосте. Рене Буске начал переговоры с нацистскими властями о новых арестах. Из его офиса в префектуры, управляющие полицейскими силами в неоккупированной зоне Виши, были разосланы циркуляры о дальнейших действиях. Одним из таких действий, почти неизвестных или удобно забытых французским обществом, является событие, произошедшее через шесть недель после Vel d’Hiv 26 августа 1942 года, когда правительство Виши приняло решение об облаве на иностранных евреев. Директор муниципальной полиции Парижа отправил распоряжение о количестве подлежащих облаве евреев. Первоначальная цель заключалась в том, чтобы в районе Парижа французская полиция собрала 28,000 иностранных евреев и евреев без гражданства. В реальности полиция смогла собрать более 6,500 человек, включая сотни детей, которые были арестованы и немедленно отправлены в Дранси, а затем в Освенцим.

Акция, в основном организованная Буске, была проведена полностью французской полицией и властями в городе Лион, где было мало нацистов. От начала и до конца это была чисто французская инициатива. Всегда нетерпеливый Буске призывал к новым арестам, указывая на несоответствие между числом зарегистрированных и арестованных иностранных евреев.

Оценивая поведение французского общества, можно сделать соответствующее наблюдение: удивительное незнание французов о продолжении облав в Лионе и других местах. Такое поведение характерно для общей проблемы отрицания или подавления неприятной информации.

По общему мнению, многие во Франции, как и в Германии, были недостаточно наказаны за свои позорные действия по осуществлению Холокоста. Буске, благодаря официальной помощи, в том числе и от президента Франсуа Миттерана, был одним из них. В 1949 году он был оправдан по обвинению за нарушение «интересов национальной обороны», но признан виновным в пяти годах «национального унижения», однако наказание за это было немедленно снято, и после чего он сделал успешную гражданскую карьеру. В 1989 году охотник за нацистами Серж Кларсфельд обвинил его в преступлениях против человечности, в депортации детей на смерть. В результате он был отдан под суд, но до того, как состоялось судебное заседание, 8 июня 1993 года Буске был убит психически больным человеком.

Вывод очевиден. Франция – единственная страна в Европе, где национальное правительство, полиция, водители автобусов, вообще большинство французов действовали без всякого принуждения со стороны немецких солдат, арестовывая евреев. Правда, документы, касающиеся деятельности французской полиции, были утеряны или неправильно поняты, но в заявлениях полицейских и консьержей имеется достаточно информации, чтобы оценить реальное положение дел.

Поэтому удивляет подавление или пресечение любой информации о тех «рейдах». Это вызывает вопрос: в какой степени у людей развиты защитные механизмы, чтобы справиться с негативным и неприятным прошлым? Психологи расходятся во мнениях относительно таких понятий, как сознательное подавление своих чувств и мыслей и репрессия – непризнание или отрицание существования исторического прошлого. Разоблачения Холокоста могут вызвать амнезию – удобную забывчивость.

Зигмунд Фрейд разработал концепцию «подавления», согласно которой мысли, воспоминания или чувства могут быть слишком болезненными для человека, поэтому он бессознательно вытесняет информацию из сознания. Эта концепция, по-видимому, объясняет нежелание людей, переживших Холокост и стремящихся начать новую жизнь, в течение некоторого времени в годы после их выживания рассказывать правдивую историю о том, что с ними произошло. Они не хотели вызывать неприятные воспоминания. Как считает израильский историк Анита Шапира, первое коренное поколение в Израиле имело тенденцию игнорировать или стирать память о Холокосте. Какое-то время она был подавлен в израильском национальном сознании и никогда не была в центре общественного дискурса.

Можно ли таким же образом рассматривать удивительное незнание французов о «рейдах» – облавах на евреев, которые происходили после Vel d’Hiv?

Перевод Якова Фрейдина

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..