вторник, 16 августа 2022 г.

Андрей Илларионов | Перелом в войне. Уже произошел? Или еще впереди?

 

Андрей Илларионов | Перелом в войне. Уже произошел? Или еще впереди?

В последнее время проявилось некое подобие дискуссии относительно «перелома в нынешней войне» – либо уже состоявшегося, либо же еще только предстоящего. В частности, журналисты канала Ходорковский.live оформили это в качестве «спора» между Олегом Ждановым и автором этих строк, а Юлия Латынина поинтересовалась на этот счет мнением Романа Свитана:

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

3:55-6:11:

Журналист: Добрый вечер, Олег. Здравствуйте. Добрый вечер, вот вы слышали мнение Андрея Илларионова о том, что на самом деле не было никакого перелома в этой войне. Согласны ли вы с этим?

О.Жданов: Не согласен, не согласен. Почему – объясню.

Во-первых, на Криворожско-Херсонском направлении – Южнобугское оно называется – противник увеличил численность всего лишь в два раза. Там сейчас сосредоточено до 30 батальонно-тактических групп и где-то порядка 22–25 тысяч человек. Наступление он может ввести только на одном направлении. Бахмут – это тоже Донецкое направление. Так что на Донецком направлении, да, противник продолжает вести, но уже не батальонно-тактическими группами, а диверсионно-разведывательные группами, то есть более мелкими подразделениями и иногда даже без поддержки бронетехники.

Единственное, что смог нарастить противник, это да, до 10 БТГ завести через Крым и [он] сосредотачивает их в треугольнике Токмак – Энергодар – Мелитополь. Вот это единственное, что он смог нарастить. Но те БТГ, которые сегодня под нашим давлением, противник перераспределил – начиная от Харькова. С Харькова забрали танковую дивизию, которая ему угрожала. Она пошла на усиление Запорожского направления, с Запорожского направления пошли на Южнобугское. Поэтому те подразделения, которые остались на линии фронта, они имеют практически потери в личном составе в некоторых подразделениях 30–40 процентов. Поэтому численность практически не изменилась. Наступление на Криворожском – Николаевском направлении – позавчера была попытка 76 десантной дивизии наступать на отдельном участке. В результате наступающие были разгромлены, отступили, и мы еще вдогонку уничтожили командный пункт этой 76-й десантно-штурмовой дивизии. Так что я бы не сказал, что они где-то там наступают. Да, на Донецком они прут – столько, сколько могут, но там даже нет резерва, нет второго эшелона.

Роман Свитан в разговоре с Юлией Латыниной, 14 августа 2022 г.:

1:06:50 – 1:10:48:

Ю.Латынина: Последний вопрос. Вот все, что вы описываете, когда мы говорили о будущих успехах украинской авиации, – это было все в будущем. Вот сейчас можно ли сказать, что стратегическая инициатива перешла уже к украинским войскам? Или это все-таки слишком оптимистическое описание? И можно сказать только, что в отдельных случаях оперативная или тактическая инициатива иногда переходит к украинской армии?

Р.Свитан: Вот правильно вы сейчас разложили. Три вида инициативы – стратегическая, оперативная, тактическая.

Ю.Латынина: Арестович учил.

Р.Свитан: Ну, правильно учил. То есть в стратегической перспективе стратегическая инициатива уже действительно перешла к украинским войскам, так как украинское командование уже диктует как режиссер вот тому всему оркестру, который включает и российские и украинские войска, всему фронту диктует уже украинское командование. И вот эта стратегическая инициатива, как раз этот перелом произошел. Причем произошел он тогда, когда появились хаймерсы. И тогда, когда украинское командование могло, вернее, для себя уже приняло решение планировать действия по уничтожению противника на глубину до 50–70 км, то это очень сильно изменило поля боя. И когда было четко понятно, что количество того вооружения, которое мы заказываем, и номенклатура вся, которую мы заказываем, нам будет предоставлена, тогда украинское командование для себя уже поняло, что оно может планировать ведение боя, планировать ведение каких-то действий, перемещение войск, создание резервов. И вот эта возможность планирования – это и есть управление всем практически полем боя на глубину 50–70 километров, это минимум, который хаймерс сейчас достает, который у нас есть. Вот это и есть стратегическая инициатива, которую наше командование на себя перетянуло.

Пока еще реально остаются действительно моменты, связанные с тактической оперативной инициативой на поле боя в определенных секторах, где российские войска имеют в какой-то степени в каком-то месте преимущество в живой силе, практически везде преимущество в арте. Некоторые преимущества в оперативном каком-то порядке, то здесь еще можно говорить о том, что тактическая оперативная инициатива еще не полностью перешла к украинским войскам.

Причем очень важно, что переход тактической оперативной инициативы уже управления к нам, к украинским войскам, только после того, когда у нас будет, минимум, паритет, а лучше двух- трехкратное превосходство в живой силе и в технике. Потому что, как минимум, то, что у нас уже есть технологический паритет, и в некоторых случаях технологическая инициатива уже в наших руках, это уже тоже можно говорить. Но пока тактическая и оперативная [инициатива] пока в некоторых местах за Россией. И изменить это может только поставка вооружений, причем в 2–3 раза большее количество и номенклатуры, чем то, которое есть. Потому здесь нельзя говорить однозначно. То есть инициатива разная.

У автора этих строк сложилось впечатение, что возможной причиной несовпадения прозвучавших оценок явилось то, что комментаторы имели в виду разные понятия.

Понятие «перелом в войне» в русскоязычных источниках часто сопровождается прилагательным «коренной» и используется в качестве выражения «коренной перелом в войне» по отношению почти исключительно к германо-советской войне 1941–45 гг. Под понятием «коренной перелом в германо-советской войне» понимается, как правило, период, начатый операцией РККА по окружению германских войск под Сталинградом 19 ноября 1942 г. и закончившийся освобождением Харькова 23 августа 1943 г. Иными словами, это период военных действий, включивший в себя последнюю стадию Сталинградского сражения, а также все Курское сражение, при том, что победу в обоих из них одержала советская сторона. В ходе обеих битв, а также боевых действий между ними были освобождены ранее оккупированные Германией значительные территории бывшего СССР с проживавшим на них населением численностью более 10 млн чел. В ходе этих действий стратегическая инициатива перешла от вермахта к советской армии. Следует заметить также, что в ходе этого «коренного перелома в войне» потери с советской стороны превысили потери с немецкой стороны.

Руководствуясь этим, вполне хрестоматийным для граждан бывшего СССР, примером, можно предложить следующее определение «перелома в войне». Это радикальное изменение хода и характера военных действий, как правило, в результате очевидной победы одной стороны и очевидного поражения другой. В результате такого изменения хода войны стратегическая инициатива окончательно переходит от одной стороны (наступавшей на первом этапе войны, агрессора) к другой (отступавшей на первом этапе войны, жертве агрессии). Такое изменение хода и характера войны сопровождается занятием войсками второй стороны значительной по площади территории с находящимися на ней крупными административными, экономическими, транспортными центрами и проживающим на ней значительным населением. При этом вся освобожденная территория или, по крайней мере, ее бОльшая часть уже более не попадает под вторичную оккупацию войск агрессора. Соотношение потерь сторон не является определяющим для идентификации перелома в войне.

Иными словами, признаками (коренного) «перелома в войне» являются:

– крупное сражение (крупные сражения), закончившееся(иеся) очевидной победой одной стороны (очевидным поражением другой) – это желательный, но не обязательный признак;

– занятие (освобождение) значительной территории с крупными центрами и значительным населением – обязательный признак;

– бОльшая часть освобожденной территории в ходе дальнейших боевых действий не подвергается вторичной оккупации – обязательный признак;

– переход стратегической инициативы от одной стороны к другой – обязательный признак;

– соотношение потерь сторон может оказаться в пользу одной из сторон – необязательный признак.

Нетрудно видеть, что обязательными признаками «перелома в войне» являются:

– освобождение значительной территории, ранее оккупированной противником;

– удержание бОльшей части деоккупированной территории от вторичной оккупации;

– переход стратегической инициативы от одной стороны к другой.

Наличие военного, военно-экономического, военно-финансового паритетов является факторами, облегчающими достижение «перелома в войне», но не гарантирующими его.

Пользуясь этими критериями, можно предложить события, ставшие переломными в ходе известных в истории военных кампаний и отдельных войн:

– Западный фронт в ходе 2 м.в. – высадка союзников в Нормандии, 6 июня 1944 г.

– Война в Северной Африке в ходе 2 м.в. – Вторая битва при Эль-Аламейне, 23 октября – 11 ноября 1942 г.

– Война на Тихом океане в ходе 2 м.в. – битва за Мидуэй, 4–7 июня 1942 г.

– Советско-польская война – «Чудо на Висле», Варшавская битва, 13–25 августа 1920 г.

– Западный фронт в ходе 1 м.в. – битва за Амьен, 8–13 августа 1918 г.

– Франко-русская война 1812 г. – сражение под Малоярославцем, 24–26 октября 1812 г.

– Война Четвертой коалиции 1806–1807 гг. – битва под Фридландом, 14 июня 1807 г., см. пост Важнейшая европейская битва ХIХ века.

Кроме того, бОльшую часть из битв, вошедших в список 30 важнейших сражений отечественной истории, также можно считать переломными для отдельных военных кампаний, войн или же целых эпох военного противоборства.

Прилагая обсуждаемые выше признаки «перелома в войне» к российско-украинской войне 2014–2022 (?) гг., пока невозможно обнаружить:

– освобождение в результате действий ВСУ значительной территории, ранее оккупированной противником;

– удержание бОльшей части деоккупированной территории от вторичной оккупации;

– переход стратегической инициативы от ВСР к ВСУ.

Исходя из предлагаемого выше определения «перелом в войне», его важнейших признаков, а также имеющихся исторических примеров, следует признать, что военного перелома в нынешней российско-украинской войне пока не произошло.

В то же время происходит последовательное накопление ВСУ резервов, вооружений, боевой техники, боеприпасов, боевого опыта, что может свидетельствовать о постепенном приближении к военному паритету на поле боя. Его достижение, а также стабилизация линии фронта могут послужить необходимыми условиями приближения реального перелома в этой войне.

Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..