четверг, 26 мая 2022 г.

Война окончательно похоронила российский автопром

 

Война окончательно похоронила российский автопром

Удивительно что есть большое количество людей, активно двигающих ересь: что вот сейчас, когда Рено ушло с ВАЗ-а и АЗЛК-а наконец-то наши великие инженеры создадут отечественный автомобиль задешево и очень качественный. И причем они прям на полном серьёзе эту байду гонят.

Война окончательно похоронила российский автопром

Photo copyright: pixabay.com

Я тут не буду растекаться мыслью по древу на тему того, что ни в СССР, ни в России никогда по сути своего автопрома не было. Он просто весь был покупной или вывезенный по репарациям. ЗИЛ, ГАЗ, УАЗ – это бывший Форд. АЗЛК это вывезенный по репарации из Германии Опель, ВАЗ – это ФИАТ. Относительно свой только КАМАЗ, да и то, оборудование все покупное, как и проект самого завода. А вот машина своя действительно, причем изначально спроектированная на ЗИЛ-е и называлась она ЗИЛ-2Э170В, потом она превратилась в серийный КАМАЗ-5320, который, по сути, и выпускается по сию пору. Одна машина выпускается с 1976 года по сию пору, потому что тот самый К3, который в отсутствии мерседесовской кабины и каминсовских моторов, сейчас единственный на конвейере и остался, и есть слегка модернизированный КАМАЗ-5320. Так что компетенций выпустить свою машину нет. Но я не про это.

Современный автопром построен на понятии “платформа”. Это некое изделие, на основе которого выпускается целая гамма автомобилей. К примеру, у Фольксвагена это на сегодня платформа MQB для автомобилей с ДВС. На ней выпущен Поло, Джетта, Тигуан, Т-кросс, Тайго, Т-Рок, Гольф, Туран, Пассат, Артеон, Кадди, Ауди А1, Ауди А2, Ауди А3, Аули Q1, Ауди Q2, Ауди Q3, все Шкоды и все Сеаты. Суммарно больше шести десятков моделей для разных рынков.

Платформа штука очень и очень дорогая. Разработка платформы MQB стоила Фольксвагену восемь миллиардов долларов. Она существует с 2013 года и дважды с тех пор подвергалась модернизации, каждая из которых стоила по полтора миллиарда. А с 2019 года у Фольксвагена прошла третья большая модернизация этой платформы, которая стоила пять миллиардов и называется платформа теперь MQB Evo. Итого, девять лет и 16 миллиардов евро. Очевидно, что платформу можно либо разработать, либо купить.

В любом случае на неё придется потратить денег и в обоих этих случаях, их придется потратить больше, чем потратил Фольксваген. Потому что, во-первых, у Фольксвагена есть штат и компетенции для разработки платформ, а в России их просто нет, а во-вторых, если платформу у кого-то покупать, то этот кто-то не продаст её дешевле, чем истратил сам, то есть он продаст её дороже. Не говоря уж о том, что купить её в свете внешнеполитической ситуации просто не у кого.

Теперь арифметика. Фольксваген выпускает и продаёт десять миллионов автомобилей в год. Для того, чтобы отбить вложенные 16 миллиардов за девять лет, ему надо в цену каждой машины проданной за эти девять лет, всунуть часть затрат на платформу. Это по 177 долларов на каждую машину. Автоваз за всю свою историю ни единого раза не выпустил больше семисот тысяч автомобилей за год. И это за девять лет не девяносто миллионов автомобилей, а шесть миллионов триста тысяч. Но это в идеале и много лет назад.

В сегодняшних реалиях жизни Автоваз в 2020 году сделал 343 512 машины за год. Или три миллиона девяносто одна тысяча шестьсот восемь автомобилей за девять лет. Это по пять тысяч сто семьдесят пять долларов затрат на разработку платформы в каждой машине. А ведь машину нужно из чего-то сделать, нужно заплатить тем, кто её соберёт, нужно истратить на маркетинг etc. И на выходе получится Жигули ценой в Мерседес. Причём плохой Жигули, потому что разработать платформу нужно уметь, а людей, которые это умеют в России просто нет. Ни одного. Но Автовазу принадлежит старая французская платформа Рено B O. Рено внес её в качестве инвестиции в СП Рено-Ростех и она собственность Автоваза. На ней сделана Веста, старый Логан, старый Логги, старая Сандеро и старый Дастер и российская Аркана. Проблема этой платформы в том, что она 2002 года. И страшно устарела.

Румынская Дачия, под брендом которой вся эта линейка машин продается в Европе, перешла на новую платформу CMF-B, а у Автоваза есть только старая. На ней можно какое-то время что-то попроизводить, но Рено сделал новую платформу не из любви к искусству, а потому что её невозможно модернизировать таким образом, чтобы она была экономически эффективна. Но отсутствие современной платформы – это ещё не все проблемы. Далеко не все. Главное – это объем рынка.

В России начина с 2014 года рынок ни разу не выходил за два миллиона автомобилей в год. Реально же он миллион семьсот тысяч. Даже если Автоваз модернизирует завод и исхитриться вместе с АЗЛК и Ижевском произвести например девятьсот тысяч автомобилей за год, даже если кто-то найдёт шестнадцать миллиардов долларов и инвестирует их в платформу, даже если она каким-то чудом получится удачная, продать на одном российском рынке девятьсот тысяч автомобилей ВАЗ-овского производства невозможно(с учётом того, что в каждом из этих автомобилей будет зарыто полторы тысячи долларов плюса, чтобы отбивать платформу, вместо 177 долларов зарытых в каждом Фольксвагене). Значит надо машины экспортировать. А куда? В Европу не выйдет. Эмбарго. В Китай? Ну смешно говорить, к услугам Китая весь мировой автопром, к тому же у них свой есть. В Индию тоже, там такая же ситуация. В республики бывшего СССР? У узбеков свои заводы и опять же весь мировой автопром. Из всей Украины можно только в ЛДНР-ы, если они через полгода ещё будут. Прибалтика минус. Кто остался? Латинская Америка? Там Фольксваген и Форд с Фиатом. Африка? Там французы. Куда продавать-то? Другу Лукашенко и в Эритрею. А туда столько не продашь.

И вот что могу в заключение сказать. Автоваз, конечно, сколько-то ещё просуществует, потому что весь Тольятти с него кормиться, а новые шахтёры, бьющие касками на горбатом мосту властям ни к чему, но никаких машин толковых на нём никогда больше не будет. Нет ни единого шанса ни на импортозамещение, ни на опору на серый импорт. В лучшем случае со временем там будет отвёрточная сборка каких-нибудь Джили, JAG или Хавал. Ну и ещё лет десять с перебоями и простоями будут делать старую Ниву. Засим Автоваз кончится. Вместо с Москвичом. Эта война российский автопром окончательно похоронила. И это уже данность. А не предположение.

Nikita Nebylitskiy

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..