вторник, 12 апреля 2022 г.

Проголосуют ли французские евреи за Марин Ле Пен?

 04.2021 17:30

|
Мария Якубович
Мария Якубович

Проголосуют ли французские евреи за Марин Ле Пен?

Проголосуют ли французские евреи за Марин Ле Пен?

Марин Ле Пен, лидер партии «Национальный фронт», по опросам, на президентских выборах 2022 года выигрывает три пункта у Макрона. Изменилась она или изменилась страна? И какую позицию займут евреи?

Макрон разгромил Ле Пен на выборах 2017 года, пообещав внутренние реформы и тесную интеграцию с Евросоюзом. Но его действия во время пандемии и серия террористических атак радикальных исламистов развернули избирателей к партии Ле Пен. Даже министр финансов страны Бруно Ле Мэр признал, что крайне правые «головорезы» могут победить на выборах следующей веснойпишет Haaretz.

Критики обвиняют ее в исламофобии и расизме, а она обвиняет истеблишмент в потакании возникновению «параллельных обществ» радикализованных французских мусульман. Ле Пен считает, что попытки Макрона изобразить себя правым лидером, проталкивая законопроект о борьбе с сепаратизмом, только помогают ее партии: «Он говорит об исламском фундаментализме, потому что уже не может его игнорировать. Но долгое время только мы имели смелость бороться с этим явлением».

Законопроект Макрона назван в память парижского школьного учителя Самюэля Пати, обезглавленного радикальным исламистом минувшей осенью. Закон Пати объявит вне закона «свидетельства о девственности», многоженство и принудительные браки, но конкретно об исламе не упоминает.

Хотя законопроект имеет сильную поддержку в парламенте, Ле Пен пытается продвинуть свой собственный закон, который четко говорит об исламистских идеологиях. Критики утверждают, что это определение расплывчато и может открыть путь к репрессиям против 5,7 млн французских мусульман.

«Я не считаю наш закон расплывчатым, — говорит Ле Пен. — Исламистские идеологии я приравниваю к расизму, запрещенному во Франции. Появляется законный способ борьбы с идеологией, которая смертельно опасна».

Когда ее спросили, не противоречит ли это свободе вероисповедования, Ле Пен возразила: «Что противоречит, так это проект правительства. Он подрывает закон 1905 года об отделении церкви от государства. А в нашем законопроекте нет ссылки на религию, всё относится только к идеологии. То, что исламистские идеологии имеют отношение к исламу, как и многие секты, не мое дело. Мы не пытаемся создать новый закон о секуляризме, а сражаемся с врагом, которого четко определяем как исламизм».

В ее законопроекте всем государственным служащим запрещается носить религиозные символы на работе, а тем, кто связан с «исламистскими идеологиями», — претендовать на государственные посты.

В течение многих лет большинство французских евреев даже не рассматривали возможность голосовать за партию под руководством отца Марин, Жана-Мари Ле Пена.

Его заявление о нацистских газовых камерах как об «исторической детали, последовательное отрицание Холокоста, запятнали имя Ле Пена на долгие годы. Марин Ле Пен в 2011 году унаследовала лидерство в партии, а четыре года спустя исключила из нее отца. Ее стратегия ребрендинга партии и дистанцирования от отца оказалась успешной — настолько, что евреи все охотнее готовы голосовать за нее.

Во Франции проживает крупнейшая в Европе еврейская община, насчитывающая около 500 000 членов, в большинстве сефардов. Согласно опросу Французского института общественного мнения, в 2012 году за Ле Пен проголосовало около 14% из них, а в 2020-м это число, вероятно, вырастет. Количество антисемитских актов и угроз в 2019 году достигло 687, на 27 процентов больше, чем в предыдущем. «Мы заметили, что французские евреи, подвергшиеся нападению на религиозной почве, склонны сдвигаться вправо», — говорит старший аналитик института Поль Себиль.

Еще слишком рано говорить, ответственны ли за явный рост популярности к Ле Пен террористические атаки и то, как Макрон справился с пандемией. Но для многих французских евреев эти проблемы идут рука об руку с ростом антисемитизма: 45% считают, что ислам является причиной антисемитизма, а 21% рассматривают возможность эмиграции — за последнее десятилетие эмигрировали в Израиль 38 тысяч человек.

После террористических атак в 2015 году на сатирический журнал Charlie Hebdo и кошерный магазин в пригороде Парижа Биньямин Нетаньяху ясно дал понять французским евреям: «Государство Израиль — ваш дом». Однако теперь у Ле Пен есть собственное послание французским евреям: «Я не разделяю мнение Нетаньяху о том, что евреи должны эмигрировать в Израиль. Мне грустно, что так много наших еврейских соотечественников покидают Францию. Когда граждане уезжают из страха за свою жизнь, это ослабляет страну. Я хочу сказать Нетаньяху и евреям в целом, что превращение фундаменталистского ислама в мейнстрим нашей политической сцены — не свершившийся факт. Мы будем бороться с исламистской идеологией».

Еще одной попыткой дистанцироваться от антисемитского прошлого отца стало обещание Ле Пен в случае избрания усилить защиту еврейской общины: «Нам нужна дополнительная защита для еврейских учреждений, но правительство не может решить проблему. Я с ужасом вижу синагоги и общественные центры, охраняемые полицейскими. Только борьба с исламистской идеологией может гарантировать, что мы и наши еврейские соотечественники будем в безопасности во Франции».

Тем не менее, зонтичная организация еврейских учреждений во Франции, CRIF, не поддается очарованию Ле Пэн. Бывший президент Роже Цукерман перед выборами 2017 года предупредил, что евреи покинут Францию, если она победит. Эта битва продолжается и по сей день.

«Интересно, искренни ли намерения CRIF или они пытаются встать на сторону власть имущих? Я встречала множество французских евреев, которые полностью против позиции CRIF, — утверждает Ле Пен. — Я не думаю, что эта организация представляют всех. Интересно, пытаются ли они просить прощения за защиту от массовой иммиграции и за осуждение тех, кто осуждал радикальный исламизм, называя их исламофобами, расистами и ксенофобами. Я считаю, что именно CRIF способствовал появлению проблем, с которыми мы сталкиваемся сегодня».

Всё зависит от того, кого вы спросите. «Я не думаю, что французские евреи легко забудут антисемитские высказывания ее отца, так что да, имя все еще запятнано», — говорит доктор Шимон Самуэльс, директор по международным отношениям Центра Симона Визенталя. Жюдит Коэн-Солаль и Йонатан Хайун, которые исследуют феномен союза евреев с Ле Пен в своей недавней книге «Рука Дэви», согласны с тем, что политик «стигматизирована».

Однако сама Ле Пен настаивает на том, что не разделяет взглядов отца: «Всем известны мои разногласия с ним». И многие французские евреи, молодые и пожилые, видят в Марин Ле Пен защитницу общины. 73-летний Жан-Ришар Сульцер, еврей, давний член «Национального фронта»: «Жан-Мари действительно сказал бессмысленные вещи о Холокосте, но вечеринка сегодня отличается от тогдашней. То, что осталось неизменным, — борьба Марин против радикального исламизма. Еврейская община во Франции раздирается политически, и поэтому, например, CRIF не представляет всю общину. Родители моего двоюродного брата погибли в Освенциме-Биркенау, и он не мог понять, почему я решил присоединиться к Национальному фронту. Но, видя, как радикальный исламизм усиливается, он теперь лучше это понимает».

Одна из вещей, которая беспокоит французских евреев, — обещание Ле Пен запретить двойное гражданство, что заставит многих выбирать между французским и израильским подданствами. Но она говорит: «Нам нужно отменить двойное гражданство, хотя бы временно. Но что еще более важно, нам нужно положить конец праву на автоматическое получение гражданства для всех, кто родился во Франции. Я понимаю, что история придала израильскому гражданству особое значение, поэтому я открыта для обсуждения идеи сохранения этой возможности для французских евреев. Я думаю, что между Израилем и Францией особые отношения, и они должны углубляться во всех сферах».

Для многих превращение Ле Пен из ультраправого лидера, обвиняемого в расизме, постепенно приближающегося к президентству, является признаком изменения взглядов и социальных тенденций во Франции, а не просто поворота на 180 градусов в ее политике.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..