вторник, 29 марта 2022 г.

Ставленница Байдена в Верховный суд не знает, что такое женщина

 

Ставленница Байдена в Верховный суд не знает, что такое женщина

YM 1558

Зовись я Николай Васильичем или, на худой конец, просто Гоголем, обязательно начал бы со слов: «Эх, программа позитивных действий, птица, а не программа, кто тебя выдумал? Знать, у бойкого народа ты могла только родиться, — в той земле, что не любит шутить». 

Программа Аffirmative action появилась шесть десятков лет назад после указа президента Джона Кеннеди № 10925 от 6 марта 1961 года, где господрядчиков обязывали «проводить позитивные действия, чтобы нанимаемые и нанятые ими на работу не подвергались каким-либо предпочтениям по признаку расы, веры, цвета или происхождения». Со временем эти позитивные действия оказались истолкованными шиворот навыворот и превратились из позитива равноправия в негатив предпочтений, которые оказывали чернокожим гражданам при поступлении куда угодно, от яслей, школ, вузов и работ до больниц и домов престарелых, не знаю, как насчёт кладбищ. Причина действительно была архиуважительной, так как предков этой группы населения, которая сегодня составляет 12,4%, доставили в США против их воли и всячески притесняли рабовладением и расизмом, который, как уверены сторонники его новой теории, навек укоренился в сознании и подсознании белого американца, преисполненного комплексом вины.

Быть афроамериканцем стало стойким плюсом к основным требованиям профессии или призвания, и мы с восторгом встречаем назначения или выборы первых чернокожих граждан на высокие должности, от завмагов до президента, вице-президента, министров и судей. Вот и новым членом Верховного суда нашей страны президент Байден предложил 51-летнюю афроамериканку Кетанджи Онику Браун Джексон, которая закончила Гарвард и была федеральным судьёй, а затем членом федерального Апелляционного суда округа Колумбия в Вашингтоне. С 2010 по 2014 год судья Браун была вице-председателем федерльной комиссии по вынесению приговоров. А свою юридическую карьеру начала помощницей члена Верховного суда либерала Стивена Брайера, на место которого сейчас претендует, так как 83-летний Брайер после 38 лет верховного судейства решил уйти на покой. Обсуждения кандидатуры Джексон в юридическом комитете Сената прошли на прошлой неделе, а голосование в комитете назначено на 4 апреля, и после утверждения ее кандидатуры станет известна дата голосования полным составом Сената.

Обсуждение в комитете проходило под дружную осанну, которую пели Джексон наши основные СМИ, единодушно выделяя ее «позитивное» начало, а злобный республиканец Такер Карлсон на злобном канале Fox News дерзнул заявить, что «итак, один из главных юридических умов нашей страны Кетанджи Браун Джексон, имя которой затрудняется выговорить даже Джо Байден». Карлсона за это в очередной раз зачислили в расисты, доброжелательный канал CNN на своем сайте назвал Кетанджи Джексон самым популярным номинантом в Верховный суд за многие годы. «Байден намерен войти в историю, предложив в Верховный суд черную женщину, — написала аккредитованная при этом суде корреспондент CNN Ариана де Вог. — Этот исторический ход венчает группу потенциальных назначенцев-женщин, которые преодолели барьеры к высшим постам профессии юриста». Сам президент заявил об этом задолго до обсуждений в Сенате, с первых дней своей избирательной кампании, поставив на расовую карту как главный козырь, опираясь на первого президента -афроамериканца, при котором он 8 лет был вице-президентом. Своим вице-президентом Байден сделал женщину, которая называет себя афроамериканкой и густо обафроамериаканил свою администрацию, за что история скажет ему неминуемое спасибо. 

Тем не менее, напомнила та же Адриана де Вог, в июне, когда Сенат утверждал Кетанджи Джексон в Апелляционный суд, она прошла 53 голосами против 44, то есть сквозь сучки и задоринки. В юридическом комитете Сената, который возглавляет демократ Дик Дербин, 22 сенатора, причем, поровну демократов и республиканцев во главе с Чаком Грассли. Тогда, отвечая на их вопросы, судья Джексон сказала, что не считает свою расу имеющей значения для ее карьеры судьи как в прошлом, так и в будущем. «Из-за того, кто я, — уклончиво сказала она, — я прожила жизнь, возможно не так, как некоторые мои коллеги, и это может быть ценным. Надеюсь, что это будет ценным, если меня утвердят». 

Кетанджи безбедно росла в профессорской семье, но примерно туда же гнули другие чернокожие претенденты на высокие должности, прозрачно намекая на тяжелое детство. Кандидат в вице-президенты Камала Харрис даже рассказала, как совсем маленькой выпала из коляски на демонстрации в защиту прав афроамериканцев, а на вопрос мамы, чего она хочет, ответила: «флидом», еще не умея произносить звук «р» в слове «freedom» . Позже было установлено, что Харрис слямзила эту историю у покойного Мартина Лютера Кинга, но это не помешало Байдену после победы на выборах взять ее в напарники, тем более что сам старина Джо изрядно подвирал про свою борьбу с белым расизмом. 

Сейчас Джексон своей позитивной предпочтительности тем более не выпячивала, предоставляя это другим. «Глядя на сидящую перед сенаторами судью Кетанджи Браун Джексон — написал чернокожий колумнист газеты The Washington Post Юджин Робинсон 21 марта, в первый день слушаний в юридическом комитете Сената, — я думаю о моей теще. Я думаю обо всех блестящих черных женщинах в мой жизни, у которых были талант и мастерство, но не было возможности достичь вершины американского общества». На слушаниях ей пришлось нелегко, хотя сенаторы-демократы явно благоволили ей, и в пятницу, когда слушания завершились, глава Национальной ассоциации юристов-республиканцев Хармит Диллон написала, что вопросов осталось больше, чем было получено ответов, с чем я, как читатель и зритель, согласен, так как еще не слышал на подобных слушаниях столько ответов типа «я не знаю» и «это не по моей части». 53-летняя Диллон, сама адвокат из Калифорнии, отметила, что, вместо «философии» юриста, у нее «методология», которой она до сих пор пользовалась как судья, обращая внимание на «аргументы сторон, факты в деле и применимый к каждому делу закон».

Оспаривая этот тезис Хармит Диллон пишет, что Джексон излагает стратегию судьи в каждом деле, а ее спрашивали о мировоззрении, необходимом на таком уровне суда, куда она претендует. Понимая, что такой «философии» юриста у Кетанджи Джексон нет и говорить об этом она не хочет, сенаторы-демократы старались обходить эту тему как малозначительную, чего, кстати, не делали на обсуждениях кандидатур судей- республиканцев, а особенно Бретта Кавано, который даже расплакался. А когда сенатор-республиканка Марша Блэкберн поинтересовалась склонностью судьи Джексон к радикальной левой идеологии и спросила, что такое женщина, та ответила, что она не биолог и не знает ответа. «Категорический отказ от ответа на такой экзистенциальный вопрос, — написала Хармит Диллон в газете The New York Post, — вызывает серьезные сомнения в том, как она поведет себя в Верховном суде при обсуждениях дел, касающихся пола и гендерного равноправия». 

На второй день слушаний в прошлый вторник сенатор-республиканец Линдси Грэм напомнил Кетанджи Джексон, что в свое время она была государственным адвокатом в федеральном суде Вашингтона и представляла интересы пленных исламских террористов, которые содержались в лагере Gitmo на нашей базе ВМС на Кубе. Сенатор Грэм также напомнил, что освобождённые оттуда террористы часто возвращались в террор и продолжали убивать американцев, а некоторые занимали высокие посты в бандитском исламском государстве ИГИЛ. Тут сенатор Дербин перебил его сообщением, что кандидатуру Джексон поддерживает сенатор-демократ Джим Клэйберн, на что Грэм спросил, согласится ли коллега Дербин оставить таких пленников под стражей в США, если лагерь на Кубе закроют, и, не дожидаясь ответа, как написал Пушкин в сказке о царе Салтане, «вышиб дно и вышел вон» из зала слушаний. Слушая эту перепалку, Кетанджи Браун Джексон помалкивала, а Хармит Диллон завершила свою статью в New York Post тем, что, «как сказал бы судья, Сенату были представлены не все данные, но из имеющихся уже можно сделать вывод против утверждения Джексон».

Хотелось бы, но, скорее всего, этого не произойдет, и не потому, что у судьи Джексон методология вместо философии, и она затрудняется ответить, что такое женщина. Членов Верховного суда у нас назначают пожизненно, и сейчас там шесть предложенных президентами-республиканцами консерваторов и три либерала-демократа. За четыре года президентства республиканец Трамп провел в Верховный суд трех своих номинантов, и сейчас, с уходом Стивена Брайера и номинацией Кетанджи Джексон эта пропорция не изменится. Но еще в конце января Русская служба «Голоса Америки» сообщила, что «новый либеральный судья, которого Джо Байден может выдвинуть на смену уходящему в отставку Брайеру, не поменяет идеологический баланс в суде, но позволит обновить либеральное крыло и назначить гораздо более молодую судью, которая сможет осуществлять свои полномочия в течение, возможно, нескольких десятилетий». 8 ноября пройдут промежуточные выборы, и если Сенат достанется республиканцам, а кандидатура Кетанджи Джексон еще не будет утверждена, то пиши пропало. Но, повторяю, скорее всего, не пропадет, тем более что сенатор Джо Манчин, демократ от Западной Вирджинии и причина постоянной головной боли однопартийцев при утверждении инициатив его тезки Байдена, в пятницу заявил, что намерен проголосовать за утверждение Джексон членом Верховного суда. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..