суббота, 1 января 2022 г.

"Лимб" или пытка юридической неопределенностью

Ирит Линор

"Лимб" или пытка юридической неопределенностью

Отрывок из колонки Ирит Линор

В июле этого года аналитический отдел судов опубликовал отчёт о загруженности в судебной системе.

Согласно данных отчёта, чтобы справиться с нагрузкой не хватает 222 судей.

Это, конечно, не смешно, но я о гораздо более "пугающих" данных: Количество гражданских дел на душу населения в Израиле в 2 раза больше, чем в Европе. Может быть это потому (только предположение), что и количество адвокатов на душу населения в Израиле больше в 4,4 раза. Теперь возьмите избыток адвокатов, которым нужно зарабатывать на жизнь, присоедините к этому недостаточное количество судей, и вы получите отличное затягивание судебного процесса.

Судебная администрация недавно сообщила о 25 000 тысячах дел (не указано гражданских или уголовных), которые находятся на рассмотрении в суде уже более 3-х лет. Согласно годовому отчету государственной прокуратуры за 2019 год, примерно в 60% случаях сделка с обвинением заключается сразу после подачи обвинительного заключения или до начала судебного слушания доказательств. Поэтому, когда в этом же отчёте указывается, что уголовный процесс продолжается от восьми до десяти месяцев, то сделки с обвинением также входят в этот рассчет, и соответственно снижают среднестатистическую цифру.

Добавьте к этому тот факт, что полиция не ограничена по времени в продолжительности срока расследования. Прокуратура тоже может не торопиться, рассуждая и обдумывая, следует ли предъявить обвинительный акт, или предложить сделку, или пойти на кружок лепки фигурок из марципана, и лишь потом принять решение.

И вот перед вами система правосудия, и ее главная характеризующая: пытка неопределенностью во времени.

"У католиков есть понятие - "лимб" - неопределенность в следующем мире. (Лимб - лат. limbus — рубеж, край, предел, термин, использовавшийся в средневековом католическом богословии и обозначавший состояние или место пребывания не попавших в рай душ, место не являющееся ни адом, ни чистилищем. В нём пребывают души тех, кто не заслужил ада и вечных мук, но не может попасть в рай по независящим от него причинам. В «Божественной комедии» Данте лимб — это первый круг ада)

Мы же, евреи Государства Израиль, изобрели юридическую неопределенность. В нашей неопределенности находятся все, кого послали туда полиция и прокуратура, уделяя особое внимание выборным должностным лицам. Израильская юридическая неопределенность, подобно католической, это приграничный район, где полицейское расследование может длиться два дня, или два года или десятилетие. Прокуратура решит, предъявлять обвинительное заключение или нет, иди знай когда и почему, закрывать дело или нет, и по какой причине. Всё находится в подвешенном состоянии между законом, нормативными указаниями и «полиция и прокуратура сделают то, что они захотят».

Существование опасности правовой неопределенности не ускользнули от внимания наших выборных должностных лиц. В 2016 году депутат Яир Лапид поручил одному из исследовательских отделов Кнессета изучить законодательные положения, ограничивающие продолжительность времени, в течение которого полиция может завершить уголовное расследование, а также прокуроры должны проводить расследование и принимать решение о подаче обвинительного заключения в суд или закрытии дела. Изучалось положение в различных странах, включая Израиль. Похоже, что Лапид, как и другие до него, подозревал, что существует возможность - даже чисто теоретическая, и совсем крошечный намёк на опасность, что иногда правоохранительные органы затягивают уголовное производство, и это следует называть «пыткой неопределенностью». И что ответ на этот вопрос не в законе, а в человеке, действия которого расследуют.

Попытки законодательно ограничить продолжительность полицейских расследований потерпели неудачу. Но Израиль, упомянуто в исследовании, не единственная такая демократия, которая не имеет законодательных ограничений на продолжительность расследований. И более того, Израиль со всей мудростью решил эту проблему своим уникальным способом и доверил полномочия юридическому советнику. В 2010 году юридическим советником был И. Вайнштейн. Он установил временные границы расследований, а в 2014 обновил их: полицейское расследование должно длится от 6 до 18 месяцев, в зависимости от тяжести правонарушения. Прокуратура также ограничена в сроках расследования, в зависимости от тяжести правонарушения: от 6 месяцев до 2-х лет.

Таким образом, самый гнусный преступник, подозреваемый в самых серьезных преступлениях сексуального характера или насильственных действиях, должен подвергаться "пытке ожидания" не более трех с половиной лет, а потом узнать, предстанет он перед судом или продолжит свою прежнюю жизнь.

А теперь мы поговорим об Арье Дери и сделке с прокуратурой которую ему предложил Мандельблит. Расследование подозрений о налоговых нарушениях Дери было официально начато в 2016 году. Свежий тогда юридический советник, Авихай Мандельблит, его одобрил. Спустя 2 года полиция передала дело в прокуратуру с рекомендацией предъявить обвинительное заключение в связи с налоговыми нарушениями. Благословенной и щедрой рукой было добавлено и обвинение в "мошенничестве и нарушении доверия".

Что это за преступление такое "нарушение доверия", в чём оно заключается, не знает никто. Изобретенное преступление, поэтому в нём очень часто обвиняют общественных деятелей.

Государственная прокуратура не торопилась (чтоб они были нам здоровы), и год спустя, в 2019 году, рекомендовала подать обвинительное заключение. Но юридический советник не впечатлился. В записях, опубликованных на этой неделе Амитом Сигалем в новостях 12 канала, Мандельблит сказал: «Дело Дери пришло мне ко мне как очень серьезное дело о коррупции, расследование серьезных проблем и прочего. Оно выглядело как большое «Ой!», да? Но из этого дела не родилась даже мышь, то бишь ничего».

Но все же следователи отдела 433 трудились, расследовали, работу проделали, как же можно выбросить плод праведного труда в мусорное ведро?

Как и папа Бенедикт, Мандельблит понимал, что нельзя действовать опрометчиво, закрывая такое "роскошое" дело, как дело Дери. Поскольку у еврейского юридического советника еврейская голова, то и мысли глубже и серьезнее, чем у папы римского.

Сначала Мандельблит дал Дери 6 лет неопределенности, то есть в 2 раза больше, чем установлено для подозреваемых в самых тяжких преступлениях. Весь этот период Мандельблит занимает должность юридического советника.

Дери, который подозревался всего в нескольких налоговых правонарушениях, провел 6 лет в мучительной неопределенности, открыто его дело или закрыто.
6 лет пыток неопределенностью будет предъявлено обвинительное заключения или нет.
6 лет мучительного ожидания, когда же юридический советник соизволит слово молвить, который, впрочем, и сам находится в "лимбе".

Перевод: Тали Цион, ФБ 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..