воскресенье, 17 октября 2021 г.

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА, ИЗ "КОДА ДОСТУПА" 16 октября


Мы наблюдаем уникальную по всему виру ситуацию, когда вакцина есть, а люди не прививаются. Да, российское государство провалило вакцинацию, цифры смертности чудовищные. Мой добрый друг Сергей Пархоменко говорил неделю назад, что виноват Путин, что он подорвал доверие к «Спутнику», что если он завезет Pfizer, то все стройными рядами побегут и привьются. Давайте честно. Вот если завтра российское правительство разрешит завозить Pfizer, то какое количество населения привьется дополнительно — 2%, 3%?

У меня знакомые приехали с Запада в Россию. Могли привиться «Пфайзером» — оба не привились. Одна померла, другой в реанимации.

Другая моя приятельница, скажем так, весом в полтора центнера едет в Россию не привитая, говорит: «Ох, у меня отек Квинке, у меня бывает афиналактический шок. Слушайте, человек — кандидат на дарвиновскую премию. Вот реально. Едет в Россию в разгар эпидемии непривитой. Потому что, дескать, у нее бывает от прививок афиналактический шок. Она это прочла в каком-то журнале. Что называется, если вы что-нибудь узнали от Гугла, возьмите второе мнение от Яндекса. Если у вас афиналактический шок, значит, что когда вы будете прививаться, вы должны прививаться в специальном месте, где есть эпинефрин и преднизолон.

В Америке я офигеваю от моих любимых республиканцев, которые просто реально меня изумляют рассказами о том, что «как вы смеете требовать носить маски и прививаться? Это нарушение свободы человека». Слушайте, я вам так скажу. В Америке, если где-нибудь в богатом квартале, представьте себе реальные дома, которые стоят на лестных участках где-нибудь в Коннектикуте. И вот один из этих владельцев этот свой лесной участок не обработает, и деревья там падают, гниют и приходят в негодность. И тогда муниципалитет присылает на этот участок лесников, которые приводят эти деревья в порядок. И владельцу участка предъявляют счет. А если он начнет раскрывать рот по поводу того, что это мои деревья, что хочу, то и делаю, то ему отвечают: «Нет, парень, это не совсем твои деревья. То есть деревья-то твои, но то, что ты делаешь со своими деревьями, подрывает цены и стоимость соседних участков. Поэтому вот тебе счет, пожалуйста, оплати.

Я понимаю республиканцев, их идею, что, дескать «нам сейчас приказали всем прививаться в обязательном порядке, завтра будут требовать принимать какие-нибудь лекарства в обязательном порядке или думать в обязательном порядке и так далее». Ну, слушайте, я совершенно потрясена не только российскими, я потрясена всем современным человечеством. Потому что слушайте, вот была болезнь полиомиелит, которая косила детей в 50-е годы, от которой, собственно, Рузвельт, считается, получил свои парализованные ноги. Как появилась вакцина от полиомиелита, все с визгом побежали прививаться, и не было абсолютно никаких проблем, что люди не хотят прививаться. Потому что матери там стояли в очередях и мечтали. Там была одна проблема: как эту вакцину сделать доступной для всех слоев населения.

И я вижу, на моих глазах человечество столкнулось с колоссальной проблемой. Все считали еще год назад, что проблема — это сделать вакцину. А вот как будет вакцина — все побегут и привьются. А вот ни фига. Не только в России, где-нибудь в Болгарии сколько угодно, в Америке сколько угодно… Очень небольшое количество стран, в частности, Дания, Израиль, у них, действительно, успешные темпы вакцинации. В том числе, слушайте, в России люди, у которых отняли всё: у которых отняли свободу, у которых вместо Думы устроили это шапито, которых загоняют в иноагенты, которых унижают в тюрьмах, с которыми милиция обходится хуже, чем с животными, — вдруг эти люди вспомнили о своих правах и говорят: «Нет, а вот прививаться меня это государство не заставит».

Я как-то воспоминаю, что этой проблема в 60-х годах просто не было, потому что как-то все верили в науку и прививались. И когда я пытаюсь понять, отчего получилась эта проблема… Если честно, мы потом запишем специальное видео по истории вакцинации и выставим это видео где-нибудь в понедельник или во вторник. Но я вижу, что эта проблема вытекла из двух грандиозных проблем. Первая заключается в том, что современная наука возвела себя в статус религии там, где речь идет о той науке, которая объясняет обществ, что ему делать…

А, с другой стороны, во многих случаях ученые начали вести себя как проститутки. Конечно, эта безумная история с происхождением коронавируса, когда нам морочили головы, когда люди, которые непосредственно сотрудничали с Уханьским институтом как доктор Питер Дашек или даже как Энтони Фаучи, когда они организовывали письма о том, что всякая мысль о том, что вирус сбежал из лаборатории — теория заговора, в которую верят только конспирологи с шапочками из фольги; вот все люди, которые как Энтони Фаучи говорили сначала: «Не носите маски», потом: «Носите маски».

Вот все, что мы видели происходит с ВОЗ, которая превратилась просто в филиал Китайской Компартии на время начала эпидемии коронавируса. И эти люди сначала нам рассказывали, что коронавирус не передается от человека к человеку, потом они рассказывали, что коронавирус не передается воздушно-капельным путем. Теперь эти люди претендуют на Нобелевскую премию мира, хотя господина Гебреисуса надо было гнать шваброй (но, конечно, не той шваброй, которая используется в российских тюрьмах, можно обычную швабру взять без страшных поражающих качеств). И если не отдавать под суд — потому что, я думаю, что там и на суд нашлось, — то совершенно точно за вопиющую некомпетентность.

Систему характеризует не ошибка, систему характеризует реакция на ошибку. Если такая фигня произошла, то тех людей, которые во всем этом соучаствовали, надо было как минимум выгнать с их должностей.

И люди всё это видят и они перестают доверять ученым, потому что они знают, что если здесь ученые говорили те вещи, которые их выгораживают, то почему они должны им доверять, когда те говорят, что вакцина работает?

Ю.Латынина:Все считали, что проблема — это сделать вакцину. А как будет вакцина — все побегут и привьются

И это второй абсолютный наступает писец, потому что получается, раз мы не верим Энтони Фаучи, который несколько раз соврал, то значит вот вышки 5G и вакцина меняет ДНК.

То есть политизация науки, с одной стороны и воинствующее невежество плебса с другой стороны, они идут рука об руку и оказываются двумя сторонами одной медали. И я, если честно, тоскую о 50-х, 60-х годах, когда ни у кого просто не стояло вопроса прививаться или не прививаться от полиомиелита. И да, я все понимаю, что Владимир Владимирович, действительно, испортил репутацию «Спутника». Мне тут человек пишет: «Спутник» не дали, сказали, что свыше 65 «Спутником» не прививают и привили «ЭпиВакКорону». Вот те люди, которые сделали это, совершили преступление, потому что «ЭпиВакКорона», мы уже знаем, — это фуфловацина, она, действительно, ни от чего не помогает. Это физиологический раствор. «Спутник», мы тоже это знаем, помогает. Да, он не 100% предотвратит ваше заражение. Да, есть шанс, к сожалению, что вы помрете, но он радикально снижает вероятность этого шанс. По-моему, Проценко у нас тут говорил, что среди тех, кто сейчас умирает 0,03% вакцинированных. И ребята, вам шашечки или ехать? Привейтесь! Привейтесь той вакциной… Вот вы умеете читать? Вот вы посмотрите, что пишут о «Спутнике» в неофициальные СМИ, и не Путин говорит, а просто, что написано о «Спутнике» в Lancet и прививайтесь. Потому что не будьте кандидатами на Дарвиновскую премия. Не валите на Путина, не валите на вышки 5G, не валите на измененную ДНК. Используйте свои мозги по назначению. Вы люди, вы умеете понимать, что с вами произойдет в будущем, вы умеете рассчитывать вероятности. Это примета цивилизованного думающего человека.

Женя Ройзман открыл сбор на двух детей, которые больны спинально-мышечной атрофией. Напомню, что Ройзман вытащил Мишу Бахтина. И Миша Бахтин, маленький мальчик, который был обречен, который должен был задохнуться, потому что у детей, больных спинальной мышечной атрофией, у них прекрасные мозги, у них не нарушена центральная нервная система, но у них постепенно отмирают мышцы, и ребенок задыхается на глазах у родителей. И всего один укол безумно дорогого лекарства (оно стоит 2 миллиона долларов), но это лекарство, которое, действительно, в отличие от вакцины встраивается в ДНК ребенка и дает ему ген, и это тот самый укол, который спасает ребенка полностью.

Марка Угрехелидзе можно спасти (3 лет) одним этим уколом. И врачи сказали: «Да, мальчик полностью восстановится. А иначе он умрет».

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..