вторник, 14 сентября 2021 г.

На пороге "интифады Гильбоа"


На пороге "интифады Гильбоа"

На пороге "интифады Гильбоа"

Пока мы ругали здравоохранение и систему образования, с грохотом рухнула репутация еще одной государственной структуры. Оказалось, что мало задержать террориста, осудить его и отправить в тюрьму. В тюрьме он будет жить, как на курорте, и даже оттуда воевать с евреями и еврейским государством. А если заключенному надоест сидеть за решеткой, он просто сбежит – это совсем не трудно.

У шестерых террористов из тюрьмы «Гильбоа» побег получился в лучших традициях голливудских боевиков: выкопали тоннель под своей камерой и ушли. Сотрудники ничего не знали об этих подземных работах. Разведка не знала, были ли у беглецов сообщники на воле. Никто до сих пор не знает, каким образом шестеро осужденных по террористическим статьям, пятеро из Исламского джихада и один из ФАТХа. оказались в одной камере. Незадолго до побега в интернете был опубликован план тюрьмы «Гильбоа». И в довершение всего часовой на вышке в ту ночь уснул на посту. Если это не позор для Израиля, то что тогда позор?

Сегодня знающие люди говорят: в пенитенциарной системе страны творится такой беспредел, что можно удивляться, почему сбежало только шестеро узников
и это случилось только сейчас. Причем все нарушения тщательно скрывались от общественности. Молчали даже СМИ, связанные то ли сочувствием к узникам (некоторые журналисты называют их борцами за свободу), то ли подпиской о неразглашении.

Правда, слухи о шикарной жизни террористов в израильской тюрьме время от времени доходили до широкой публики. Но руководство Управления тюрем (ШАБАС) уверяло, что они не соответствуют действительности. Лишь теперь об этом заговорили в полный голос: осужденные питаются деликатесами, занимаются спортом, смотрят спутниковые каналы телевидения, получают первоклассное медицинское обслуживание. Надзиратели входят в их камеры только по приглашению. В случае конфликта с персоналом тюремное начальство обычно принимает сторону заключенных.

Что ж, можно понять, почему до сих пор заключенные так редко убегают. В тюрьме им живется не хуже, а то и лучше, чем на воле.

Важно заметить: такое комфортное существование ведут лишь те, кто отбывает срок за преступления против безопасности Израиля. У них есть даже свои «профсоюзы» - объединения узников ХАМАСа, Исламского джихада и других формирований. Именно они ведут с ШАБАСом переговоры об улучшении условий - и обычно добиваются своего.

Почему? Потому что иначе будет объявлена голодовка, палестинская улица поддержит своих собратьев акциями протеста, международное сообщество забьет тревогу и обвинит Израиль в негуманном обращении с заключенными. Крайними в этом случае окажутся начальники Управления тюрем. Ради тишины и спокойствия можно позволить террористам есть свою пиццу и лечить зубы за счет налогоплательщиков.

Впрочем, нет смысла винить во всем только тюремное начальство. Государственные деятели и ведущие политики знали, что происходит. Но никому не нужна была новая интифада и новые судебные иски против Израиля.

Когда после побега шести террористов в израильских тюрьмах попытались навести порядок, произошло именно то, чего так боялись и старались избежать в ШАБАСе. Палестинские «дни гнева», призывы к мести с минаретов автономии, огненные шары из Газы, обещания Исламского джихада «наказать» Израиль ракетами за «агрессию» против осужденных активистов движения. В камерах начались беспорядки, поджоги и столкновения. 150 заключенных просто отказались переходить в другие тюрьмы, и администрация решила не настаивать, чтобы не нагнетать обстановку.

Одним словом, осужденные бандиты и убийцы заводят в израильской тюрьме свои порядки, а их товарищи на воле диктуют нам, как мы должны с ними обращаться.

Все это было бы смешно, если бы не было так грустно и страшно.

Если государство не может контролировать опасных преступников в тюрьме, как оно защищает граждан от террористов, которые гуляют на свободе? Тем более что беглые преступники вполне способны совершить теракт. Сегодня вспоминают, как в 1987 году шестеро исламистов сбежали из тюрьмы в Газе и успели осуществить несколько нападений, прежде чем пятерых из них застрелили. Но главным последствием этого побега стала первая интифада на палестинских территориях.

Поимка наших беглецов не изменила настроений палестинской улицы, где они уже стали национальными героями. Сотни подростков сегодня мечтают попасть в израильскую тюрьму, чтобы бежать из нее и стать живой легендой в глазах своего народа. ХАМАС грозит войной, Исламский джихад получил громкую рекламу, и его боевики, вполне возможно, постараются закрепить успех.

Мы находимся в шаге от нового масштабного противостояния, и если его не удастся остановить, оно, вероятно, получит название «интифада Гильбоа» - по названию тюрьмы, с которой все началось. В следующий раз это может быть другая тюрьма или блокпост, или что-то еще, что не понравится нашим «партнерам по мирному процессу». А ведь они до сих пор считаются партнерами, несмотря на очевидный факт: любой повод, любая мелочь, любая искра способна поджечь и автономию, и Газу. Можно ли в такой ситуации не то что вести переговоры о мире, а даже всерьез говорить о них?

В сущности, ничего нового не произошло. Сегодня нас ненавидят не больше и не меньше, чем раньше. Мы живем на этом вулкане постоянно, просто иногда он просыпается, а в другое время засыпает. Но в минуты затишья мы почему-то начинаем верить, что с врагами возможно договориться, что они уже не радуются нашим жертвам и не прославляют наших убийц. В высших коридорах власти наверняка понимают, что это лишь короткая передышка, и новый, а вернее, старый пожар может вспыхнуть в любой момент. Но и там предпочитают говорить о возможном мире, чтобы успокоить и свой народ, и врагов, и мировое сообщество. Ради этого мнимого спокойствия начинаются переговоры и делаются уступки, о которых потом приходится горько жалеть и платить за них кровью.

Одним словом, все как в нашей тюрьме: лишь бы было тихо.

Автор//: Ирина Петрова

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..