пятница, 17 сентября 2021 г.

История Софи Шолль — история немецкой антифашистки из гитлерюгенда

 

История Софи Шолль — история немецкой антифашистки из гитлерюгенда


Целый год она заваливала немцев листовками, разглашая факты об уродливости и жестокости нацистского режима. Это был ее путь борьбы с Гитлером, которому она сама еще недавно поклонялась. В итоге Софи Шолль схватили и казнили – ей был 21 год.

«Мы и наши друзья были такие разные – не в этом ли богатство человечества?! Но оказалось, что именно в этом и есть главная опасность для нации, для национальной идеи. Как-то незаметно нас всех поставили под знамена, научили маршировать, ходить строем, не возражать и коллективно думать. Мы любили Германию так сильно, что никогда не задавали себе вопросов, “за что и почему” мы любим нашу родину? С приходом Гитлера нас стали учить и объяснять, “как” и “за что” мы должны любить нашу родину».

Это дневниковая запись Софи Шолль – участницы антифашистской организации «Белая роза». Хотя это была даже не организация в полном смысле этого слова, а скорее, группа единомышленников, в которую вошли пятеро студентов Мюнхенского университета. Осознав уродство фашистских идей, они пытались противостоять им, мягко, без насилия, просто убеждая соотечественников в низменности пропагандируемых идеалов. Их первая листовка была напечатана в июне 1942-го. В 1943-м все они были казнены.

 

Софи Шолль и ее брат стали первыми жертвами, взойдя на эшафот 22 февраля 1943-го, всего через три дня после своего задержания. Чрезвычайный судебный орган Третьего рейха – Народный суд – признал их виновными в государственной измене: «за призыв к саботажу военной промышленности, осуждение национал-социалистического образа жизни, пропаганду пораженческих настроений и высказывание наихудших выражений о фюрере». И если в России деятельность «Белой розы» зачастую ассоциируют по большей части с Александром Шморелем – «русским» по маме немцем, рожденным в Оренбурге и эмигрировавшим в Германию, то на Западе лицом этой подпольной организации и символом мирного сопротивления нацистам считается именно Софи.

Трудно однозначно определить фактор, способствовавший такому признанию, помимо того, что она стала единственной девушкой в списке казненных, не только не выдав на допросах ни одного из участников группы, но и пытаясь взять всю вину на себя. Говорят, даже палач, на счету которого было свыше трех тысяч казней, рассказывал, что он не видел никого, кто встретил бы свою смерть столь же мужественно, как Софи Шолль. Возможно, дело в документальных свидетельствах, оставленных девушкой – поражает проницательность ее дневниковых записей, во многом перекликающихся с содержанием листовок самой «Белой розы». Скорее всего, Софи сама и писала все эти листовки. По крайней мере, точно она составляла текст для первых листовок, призывающих каждого посильно сопротивляться режиму Адольфа Гитлера.

Софи Шолль родилась 9 мая 1921 года в немецком городе Форхтенберг. Позже семья переехала в Ульм. Ее отец Роберт Шолль был налоговым советником. В начале 30-х годов он и сам увлекался идеями «великой Германии», но довольно быстро понял, что политические взгляды и идеи фашизма ему чужды. Позже он даже побывал в тюрьме за критику Гитлера в беседе с сослуживцем. Но, кстати, дети перемен взглядов отца долго не разделяли. И Софи, и Ганс были увлечены романтикой гитлерюгенда: участвовали в спортивных соревнованиях, туристических походах и слетах, мечтали служить Отечеству. Софи, к примеру, с 12 лет состояла в нацистском Союзе немецких девушек, а к 1935-му получила должность командира ячейки. По воспоминаниям сверстников, она действительно «была фанатично предана национал-социализму», но касалось это в основном лишь программы активного времяпрепровождения для молодежи. Известно, к примеру, что первый выговор в движении Софи получила за дружбу с еврейками, от которой не отказалась даже под нажимом. Тогда она еще и написала жалобу в управление союза – «как так, что моих еврейских подруг не допустили к одному из массовых спортивных мероприятий?!».

Отец, конечно, пытался разъяснить детям всю опасность сложившейся политической ситуации, но, как рассказывали сестры Софи, он никогда не давил на них, желая, чтобы те сами поменяли свои взгляды. Этот момент настал в 1935-м, когда были приняты нюрнбергские расовые законы. Принять ущемление прав одних – для утешения самолюбия других – Софи, равно как и ее братья и сестры, воспитанные на принципах равноправия и лютеранской веры, не могли. Выражая свой протест нюрнбергским законам, Софи решила прочитать стихотворения Генриха Гейне на мероприятии для членов Союза немецких девушек. Дочитать стихотворение ей не дали, прервав выступление: Гейне был запрещён Геббельсом еще в 1933 году – как «левый и антимилитаристский писатель еврейской национальности». В ответ на предложение покаяться на сымитированном тут же суде чести Софи заявила: «Кто не знает Гейне, тот не знает немецкой литературы».

На этом закончилось ее членство в Союзе немецких девушек и начались проблемы. Сначала в школе, где Софи не скрывала своей разочарованности правящей партией, а затем и в гестапо – впервые Софи, ее сестра Инга и братья Ганс и Вернер были арестованы в 1937 году по подозрению в участии в антинацистской группе. В их доме был устроен обыск. Софи тогда едва исполнилось 16, поэтому ее отпустили в тот же день, а старшие братья и сестра провели в заключении почти месяц.

Вскоре началась Вторая мировая война, узнав о которой, первое, что сказала Шолль: «Надеюсь, теперь уж Гитлера точно остановят». В 1942-м Софи поступила изучать философию в Мюнхенский университет, где на медицинском уже обучался ее брат Ганс. После первого курса, в мае 40-го, его послали санитаром на фронт: вместе с немецкой армией он побывал во Франции, Бельгии и Польше и воочию увидел жестокость солдат СС по отношению к мирному населению. Там же он познакомился с еще одним студентом-медиком – Александром Шморелем. По возвращении в Мюнхен они решили бороться с нацистским режимом вместе. Так и появилась «Белая роза», костяк которой, помимо них, вскоре составили сестра Ганса Софи, а также студенты-медики Кристоф Пробст и Вилли Граф. Позже к ним присоединился профессор Курт Хубер, преподававший в университете философию.

«Разве не стыдится сегодня своего правительства каждый честный немец? – вопрошали ребята в первой листовке “Белой розы”. – Нет большего бесчестья для культурной нации, чем без сопротивления покориться власти безответственных и темных сил. Позор падет на нас и наших детей, когда пелена спадёт с глаз людей и откроются ужаснейшие и многочисленные преступления правящего режима».

Печатая и множа на гектографе листовки, члены группы бросали их в почтовые ящики, рассылали по немецким городам почтой, разбрасывали с крыш домов. Желая раскрыть немцам глаза на происходящее и ослабить нацистский режим, члены «Белой розы» описывали конкретные преступления режима – как внутри страны, так и за ее пределами. В частности, они стали первыми и, возможно, единственными из немецкого Сопротивления, кто заявил о наличии концентрационных лагерей на захваченных территориях и массовом уничтожении евреев. Уже после задержания, на допросе следователя, отвечая на предложение покаяться в содеянном, Софи Шолль скажет: «Перед кем мне каяться? Перед вами? Для которых люди – скот? Вы уничтожили 300 тысяч польских евреев, отправив каждого еврейского мальчика в возрасте от 15 до 20 лет в концентрационные лагеря и на принудительные работы, а еврейских девушек вы посылаете обслуживать немецкие бордели СС. Это вы будете каяться вечно. Позор и возмездие падет на ваши головы».

«Наше сегодняшнее “государство” есть диктатура зла. Устранить его – не только ваше право, но и ваша прямая моральная обязанность», – говорилось в другой листовке, призывающей закончить бессмысленное кровопролитие на полях сражений. Каждое утро в разных частях Мюнхена коммунальные службы закрашивали надписи «Долой Гитлера!» и «Свободы достоин каждый», которые «Белая роза» оставляла краской на стенах зданий.

Несмотря на отсутствие хоть сколько бы значимых принципов конспирации, участникам «Белой розы» долгое время удавалось оставаться нераскрытыми. Провал случился 17 февраля 1943-го, когда Ганс и Софи Шолль раскладывали очередную партию листовок в аудиториях университета. Их заметил охранник, вызвавший гестапо. В той листовке студенты призывали немцев распрощаться с милитаризмом и освободиться от палачей, иначе рано или поздно им «придется самим испытать то, чему подвергается еврейское население страны».

Копия этой листовки попала в Великобританию и в конце 1943 года была сброшена британскими бомбардировщиками над немецкими городами тиражом в сотни тысяч экземпляров. Заголовок гласил: «Манифест мюнхенских студентов». Все участники «Белой розы» к тому времени были уже казнены.

Приговор Софи был исполнен сразу по окончании судебного процесса 22 февраля 1943 года. Ей исполнился 21 год. В зале суда в ответ на злобные крики в ее адрес девушка сказала: «Я по-прежнему считаю, что совершила лучшее из всего, что могла именно сейчас сделать для своего народа. Я не раскаиваюсь в своих действиях и готова к последствиям. Кто-то должен был начать. То, что мы сказали и написали, – это то, о чем думают многие люди. Они просто не осмеливаются сказать это вслух. А вы… Вы проиграли войну. Но вы настолько трусливы, что боитесь в этом признаться».



Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..