пятница, 4 июня 2021 г.

Славься отечество наше свободное!

 04 июня 2021


Славься отечество наше свободное!

Сразу должен извиниться за долгую паузу, которую я взял после освобождения. Весь день, начавшийся сегодня в 7 утра, по разным эфирам – а попутно собирался с мыслями.

Собственно, 7 утра – и смешно, и противно. Когда ко мне на дачу пришли с обысками: автоматчики, маски – все по-взрослому, – мой пёс Элман громко залаял, и предупредил нас, а заодно сдержал силовиков. Он в такие моменты останавливает, но не кусает. Вы его наверняка помните: огромный тибетский мастиф. Потом нам рассказали, что если бы укусил, то пристрелили бы.

Так вот, сегодня в 7 утра он залаял снова. Мы с Лерой встали, оказалась ложная тревога — это он на соседскую собаку.
Но сегодня, повторюсь, я проснулся в 7. А до этого два дня – в 6. Знаете, как будят в ИВС на Петровке, 38 (чтобы вам никогда этого не знать, конечно)? Гимном России.

Славься отечество наше свободное!

А как, вы думали, должно выглядеть патриотическое воспитание? Вот тебе дырка в полу вместо туалета в камере, вот душ раз в неделю, вот кипяток три раза в день (гуляй, душа!), а вот и наручники для выхода из камеры Гудкова Дмитрия Геннадьевича, статься 165, часть 2, пункт «бэ».
Партия Путина, слава народная,

Нас к торжеству Ротенбергов ведёт.

А охранники, в общем, не из злобных. Даже те силовики, что приезжали ко мне на дачу, по секрету, тишком, говорили, что рады познакомиться, и не понимали, куда их отправляют. Обещали не ломать полы и даже показывали моему сыну, Саше, автомат. – Ещё, мол, пара таких обысков, – и все, вон из профессии, обещали.

Эх, раз, да ещё раз, да ещё много, много-много-много-много раз…

Готовился к худшему, но повезло — отпустили. Я уже успел начитаться всякого – по выходе с Петровки, потому как там, внутри, думал: все, вот и долгожданный ужасный конец. Приемник мне передать отказались, от соседа по камере (о нем расскажу отдельно) тоже новостей не узнаешь, из книг предложили некую энциклопедию (ну а что, чем не книга). Информационный вакуум. Из двора для прогулок тоже ничего нельзя увидеть, даже неба в клеточку.

Надежда на освобождение появилась только вчера в 5 вечера, когда я узнал, что тетю в худшем случае отправят под запрет действий.
Но что в итоге произошло и на каком верху, на знаю до сих пор. Огласка? Полное отсутсивие хоть каких-то доказательств, если не брать в расчет знаменитый уже «снаряд»? Преддверие встречи Путина с Байденом? Гласная и, возможно, существовавшая негласная поддержка? Все вместе? Я не знаю.

Но понятно одно: черная метка. Пойдешь в Думу – посадим и тебя, и тетю. А для нее в 60 лет, после ковида, это почти синоним смертного приговора.
Все логично. Мосгордума – административки, Госдума – уголовка. Выбирай сердцем.

Как бы там ни было, я сейчас на свободе. И как никогда снова хочу сказать, что это самое важное, самое нужное всем нам. Спасибо моим адвокатам – Александру Альдаеву и Михаилу Бирюкову. Спасибо всем журналистам, которые оборвали телефоны моим близким и друзьям. Спасибо соратникам и всем, кто поддержал меня и мою семью в эти дни. Я очень это ценю!

И, конечно, спасибо Лере, которая для меня значит больше, чем все возможные кресла, посты и места. Когда с тебя первый раз за 9 лет снимают обручальное кольцо, особенно остро понимаешь, что значит семья. Вроде кольцо – символ, пустяк, но осознание оторванности накрывает с головой.
А я сейчас, не пытаясь заглядывать в будущее, могу только пообещать, что, хотя выборы в России и заканчиваются там, откуда я вчера вышел, не откажусь от борьбы. Как и что – это сюжет для отдельного разговора, который нам ещё предстоит в ближайшем будущем.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..