понедельник, 3 мая 2021 г.

«Затянулась бурой тиной гладь старинного пруда…»

 

«Затянулась бурой тиной гладь старинного пруда…»

«Зеленый» план упразднения Германии.

Анналена Бэрбок и Роберт Хабек. Photo copyright: Bündnis 90/Die Grünen Nordrhein-WestfalenBündnis 90/Die Grünen Nordrhein-Westfalen, CC BY-SA 2.0

«Зеленые» – единственная партия, которая может похвастаться успехами на фоне радикально падающего доверия к политике. Сейчас они, как и СДПГ, находятся около 20-процентной отметки. Но поскольку ХДС/ХСС и СДПГ граждане считают виновными в провале «коронной» политики, их электоральные рейтинги будут продолжать ухудшаться. Если же в сентябре, на федеральных выборах, случится то, что наблюдатели уже предсказывают, то не исключено, что с осени г-жа Бэрбок или г-н Хабек будут восседать в канцлерском кресле во главе одной из возможных коалиций. Тогда «зеленая» политика в одночасье превратится в государственную. Поэтому стоит внимательно взглянуть на недавно представленную предвыборную программу «зеленых». Проект, который еще предстоит принять на федеральной партконференции в июне, имеет безобидный слоган «DeutschlandAlles ist drin», который вполне может украсить туристическую брошюру или рекламную презентацию для инвесторов. Шельмец тот, кто видит в этом подвох. Потому что доброжелательные и наивные сограждане могут и вправду поверить, что за этим лозунгом кроется обещание растущего процветания, любви к природе и всеобщего счастья в гендерно равноправном мире социальной справедливости.

На самом деле 136 страниц «зеленой» лирики читаются легко. Ведь кто против защиты климата, ярко выраженной культуры гостеприимства для всех, государственной защиты от всех сложностей жизни, да еще и в коллективном сообществе? Меньше говорят, а то и вообще умалчивают о каменистом пути в этот рай. Будем надеяться, что каждый, кто намерен проголосовать за эту партию «спасителей мира», хорошенько задумается, прежде чем это сделает. Правда, приходится признать, что и любой другой возможный выбор из-за повсеместного отсутствия личностей вряд ли вызовет всплеск свежести и приведет к пробуждению индивидуальных и творческих либеральных сил.

Взгляд на предстоящие выборы в Бундестаг вряд ли следует облагать налогом на удовольствие, потому что предвыборная программа «зеленых» станет либо для «черно-зеленой», либо – в еще более радикальном варианте – для «зелено-красно-красной» коалиции основой для развития, а точнее, упразднения германского государства. Те, кто думает, что было бы полезно позволить «зелено-красно-красным» сперва «разбить машину о стену», понятия не имеют, что собой будет представлять эта «стена».

Если «зеленые» не только неформально, но и фактически сформируют правительство, то их программу лучше озаглавить не «Deutschland. Alles ist drin», а «Deutschland. Alles ist hin». Старое название того, что «зеленые» называют «общим благом», – коммунизм. Свободная рыночная экономика постепенно сворачивается, потому что цель «зеленых» – «социально-экологическое переоснащение нашей рыночной экономики». Речь идет о том, чтобы все регулировать и установить для всех «людей», чтó является лучшим для новых подданных общего блага: «Нерегулируемые рынки могут многое разрушить». «Зеленые» волшебники-недоучки на самом деле верят, что они могут «формировать» рынки. Между тем результаты регулируемого рынка уже продемонстрировала социалистическая экономика. Просто потому, что что-то называется по-другому и более благозвучно, оно не становится другим. Репейник остается репейником, даже если его называть розой. «Зеленое» регулирование равнозначно дотационной экономике и бедности для всех, кроме «зеленых» регуляторов и функционеров. Все будут равны, только некоторые будут равнee.

Свобода – это то, что напрасно искать в этой программе. Позитивная дискриминация – важнейшее средство реструктуризации общества. У сыновей, являющихся гетеросексуалами и не имеющих иммигрантского происхождения, больше не будет будущего в «зеленой» Германии: классовое общество «зеленых» упорядочено по происхождению, этнической принадлежности, полу и сексуальной ориентации.

Экономический рост будет генерироваться НПО, а также уполномоченными по вопросам разнообразия и борьбе с дискриминацией. И, конечно, в академических кругах, поскольку поставлена цель «расширения исследований по вопросам дискриминации и расизма, в частности, для сбора данных по борьбе с дискриминацией и равенству и проведения независимых научных исследований в отношении государственных учреждений». Идеологический нейтралитет школ, который и нынче уже размыт, сменяется индоктринацией: «Мы хотим закрепить в учебных программах антирасизм, антидискриминацию и постколониализм». Если учесть, что идеологический нейтралитет университетов, колледжей и школ был следствием опыта диктатуры, то известно, что значит расставание с ним.

«Зеленые» стилизуют выборы осенью 2021 г. как судьбоносные: «Это знаменует конец одной эпохи и начало новой». Любой человек, обладающий минимальными познаниями в области истории, знает, что в Германии провозглашение новой эры чаще всего вело к катастрофе. Новая, «зеленая» эра будет эпохой упадка и патернализма.

«Зеленые» требуют, чтобы политика «переросла сама себя». Разве это уже не произошло? Разве политика не переросла в ограничение правил демократии, разделения властей, в ограничениe гражданских прав, которые являются в первую очередь правами свободы, в ограбление граждан через чрезмерно высокую государственную квоту, в повышение налогов под предлогами, которые до сих пор были известны только из сатиры? Предвыборная программа «зеленых» представляет собой не разрыв с прежней политикой, а лишь ее продолжение, пусть и оторванное от реальности, с целью реализации в пределах границ Германии планетарного Великого преобразования в «зеленую» командную экономику и «советскую» демократию.

Для того чтобы навязать свою ирреальную политику, «зеленым» приходится представлять реальность как самую большую опасность, с которой можно бороться только драконовскими мерами. «Но если мы сделаем рынки устойчивыми и социальными, их мощь может воспламенить инновации, которые нужны нам для преобразования. Чтобы это произошло, мы последовательно берем курс на климатическую нейтральность и даем бизнесу новое пространство для маневра в пределах планетарных границ». В знаменитой пьесе Шекспира Ромео прошептал на ухо Меркуцио после того, как тот ударился в дикую фантасмагорию: «Проснись, Меркуцио, ты говоришь о несуществующем!» «Зеленый» Меркуцио отчаянно нуждается в Ромео.

За неимением аргументов нас постоянно пугают концом света, «глобальным кризисом нашего времени, в первую очередь климатическим кризисом как истинной угрозой существованию человечества». Единственные, кто еще может спасти человечество от планетарной катастрофы, – это немецкие «зеленые» под мудрым руководством Анналены Бэрбок и Роберта Хабека.

Программа написана рукой западногерманских утопических леваков, которые, наконец, увидели шанс осуществить даже самые радикальные мечты 1968-го. От такого демократического движения, как «Союз-90», не осталось и следа.

«Зеленые» стремятся к созданию «федеративной европейской республики», которая, однако, имеет такое же отношение к федерализму, как Германская Демократическая Республика – к демократии. По дороге к этому они хотят, чтобы «ЕС получил собственный инструмент долгосрочной фискальной политики, использование которого не может быть заблокировано отдельными странами в случае кризиса». Так что с точки зрения бюджетной политики страны должны будут плясать под дудку брюссельской администрации. Это означает бесправие национальных парламентов и ограничение прав граждан в пользу не имеющей демократической легитимации бюрократии, с точки зрения демократической теории – господство олигархии.

Для создания этого нового общества посредством использования чудовищных финансовых средств и позитивной дискриминации всех, кроме гетеросексуальных немцев без миграционного фона, по модели Совета по этике формируется «совет участия с представителями (пост)мигрантского гражданского общества» и «науки». Тот факт, что этот совет формируют идеологи (а не ученые) и представители ассоциаций мигрантов, соответствует современной модели, когда позиция важнее научной экспертизы. Но это еще не все: «В целях содействия социальной сплоченности мы хотим объединить различные социальные вопросы, влияющие на участие в открытом и разнообразном иммиграционном обществе, в рамках одного министерства и вывести эти вопросы из ведения Министерства внутренних дел». То есть «зеленые» планируют отдельное министерство для мигрантов и немцев с миграционным прошлым – чем не еще один способ разделить общество?

Между тем в статье, опубликованной Die Zeit 12 марта, немцам без иммигрантского происхождения рекомендуется в будущем называть себя «людьми с нацистским прошлым», поскольку быть немцем ненормально. Королевский путь к позитивной дискриминации проходит через квоты, поэтому в предвыборной программе «зеленых», например, говорится о государственной службе: «Мы введем обязательные цели по увеличению доли людей с миграционным прошлым. Мы хотим продвигать бюджетирование многообразия, т. е. использование и оценку использования бюджетных средств таким образом, чтобы это способствовало многообразию». Интересно, какие права или перспективы на будущее имеют молодые «люди с нацистским прошлым»?

Для того чтобы позитивная дискриминация была подкреплена законодательно, будет принят специальный закон, а существующие законы «реформированы»: «Все те, кто имеет здесь постоянный центр своей жизни, должны получить право голоса на местных выборах».

Это является первым шагом к разрушению избирательного права, поскольку оно связано с гражданством. Отказ от избирательного права фактически означает отказ от института гражданства и, таким образом, демократического государства, основанного на разделении властей. «Зеленые» хотят обратить вспять «выхолащивание права на убежище». Провозглашение стран происхождения или третьих стран в качестве безопасных они отвергают, в том числе и на европейском уровне. Это может означать только то, что «зеленые» хотят заставить государства, которые смотрят на этот вопрос иначе, встать на ошибочный германский путь. Условное разрешение на пребывание иностранца в стране для получения образования (Ausbildungsduldung) должно превратиться в право на пребывание (Ausbildungsbleiberecht). Тем самым люди, которые в течение пяти лет успешно предотвращали свою депортацию благодаря в том числе и адвокатам, финансируемым за счет налогов, получат гарантированный вид на жительство.

Конечно, поощрение все новых «групп жертв», расширение государства всеобщего благосостояния и расцвет бюрократии будут усиливать разделение общества. Поэтому «Федеральное агентство по борьбе с дискриминацией… должно стать более независимым и эффективным, с большей численностью персонала, более значительными бюджетом и компетенцией». «Зеленые» поддерживают все «меры дружественной по отношению к ЛГБТ социальной политики, а также долгосрочную структурную поддержку объединений ЛГБТ». Поскольку «зеленые» не особо ценят идеологический нейтралитет школ и университетов, они выступают за то, чтобы «в учебных программах нашли отражение дружественная ЛГБТ социальная политика, гендерное многообразие и разнообразие».

Для «зеленых» важно «защищать и поддерживать мусульман». Они хотят дальнейшего развития программы государственных стипендий (Weiterbildungs-BAföG) в поддержку тех, «кто до сих пор был обделен в плане профессионального обучения, например женщин, людей с миграционной историей и работников с низкой зарплатой». Для обеспечения этого социальное государство должно выплачивать пособие на повышение квалификации, а наемные работники, желающие повысить квалификацию, должны иметь «гарантированное право на отпуск с правом возвращения на прежнее место с сохранением количества часов занятости». При этом «зеленые» ни слова не говорят о том, как мелким и средним компаниям финансировать эти благодеяния.

Вообще, предвыборная программа «зеленых», несмотря на всю ее пафосность, по сути является единым призывом работать в новой «зеленой» Германии не в качестве предпринимателя или лица свободной профессии, а пристроиться у кормушки государства или НПО, что нынче уже почти то же самое. Востребованы не предприниматели, а функционеры и активисты. Для «преданных делу людей, особенно добровольцев в инициативах, ассоциациях, клубах или НПО», «зеленые» добиваются принятия «закона о развитии демократии», чтобы обеспечить их «приверженность устойчивому развитию, независимо от проектов и без бюрократических проволочек в финансовом плане». Почему необходимо «финансово обеспечивать» активность «добровольцев»? Потому, что так появляются политические помощники, финансируемые налогоплательщиком.

Поскольку «зеленые» прокламируют борьбу с правым, но не с левым экстремизмом, левые экстремистские группы также могут получить финансовую выгоду от этого закона о развитии «зеленой» демократии, потому что при более внимательном рассмотрении программы не может не создаться впечатления, что «зеленые» хотят шаг за шагом заменить плюралистическую демократию «властью советов», для чего планируют создать «советы граждан», чтобы «их повседневный опыт мог быть более непосредственно включен в законодательство». Чтобы предотвратить критику в свой адрес в неконтролируемых СМИ, «зеленые» выступают за создание цензурного ведомства. Кроме того, они планируют далеко идущую реорганизацию Ведомства по защите Конституции.

Экономика в представлении «зеленых» выглядит как большой концерт по заявкам, финансируемый государством. Права наемных рабочих на участие в управлении предприятиями должны быть расширены, «когда речь идет о развитии персонала, расширении прав и возможностей женщин и улучшении климатического баланса в компании». Если у всех есть право решающего голоса, никто, кроме самого предпринимателя, больше не будет работать. Но тогда зачем кому-то хотеть быть предпринимателем?

Существующая в воображении Анналены Бэрбок модель энергетических сетей как совокупности хранилищ и кобольдов, которые работают в батареях и делают возможной электронную мобильность в качестве героев «зеленого» труда, с симпатичным очарованием нарисована уже в преамбуле: «Конечно, климатическая нейтральность означает изменение…». Но никто не должен беспокоиться на сей счет, потому что «эти изменения создают основу для будущего». Это очень напоминает лозунг Социалистической единой партии Германии: «Как мы работаем сегодня, так мы будем жить завтра», потому что в политике обещания на будущее – это как табличка в пивной «Завтра пиво бесплатно».

А поскольку «зеленым», если они придут к власти, будет позволено загадывать желания, то у них уже есть несколько идей: «Мы объединяем энерго- и теплоснабжение, транспорт и промышленность и тем самым обеспечиваем более высокую эффективность в этих областях». Тот факт, что промышленность и транспорт по определению нуждаются в энергии и немыслимы без нее, наверное, является новинкой для «зеленых». Хабек и Бэрбок, вероятно, представляют себе, что транспорт «живет» в Баварии, энергетика – в Гамбурге, а промышленность – в земле Северный Рейн – Вестфалия, и все это предстоит объединить по велению «зеленых». Но к объединению приглашается только «хорошая» энергия, «плохой» разрешается продолжать свою жуткую работу за пределами планетарных границ, т. е. границ Германии – в Чехии или Франции. Вместо этого Германия полностью полагается на Солнце, Луну и звезды: «Вместо угля, нефти и ископаемого газа энергетическая система будет основана на солнечной и ветровой энергии». Зеленые хотят завершить отказ от атомной энергетики к 2022 г. Любопытно!

«Вместо того, чтобы и дальше держаться за двигатели внутреннего сгорания, мы создаем новую мобильность с помощью электромобилей, поездов или велосипедов. Вместо масляного отопления источниками тепла будущего станут тепловые насосы, энергетика будущего будет базироваться на возобновляемых источниках энергии. Будущее будет тише, чище и здоровее. Меньше машин в городе означает больше места для нас, людей. Более тихие улицы и чистый воздух особенно важны для тех, кто не может позволить себе виллу на тихой окраине города. Больше предложений климатически и экологически чистых транспортных средств, например автобусы по вызову или совместное пользование автомобилями, облегчают поездки на работу и будут способствовать улучшению качества жизни в сельской местности».

Напрашивается вопрос: откуда возьмется вся необходимая электрическая энергия и как будут утилизироваться миллионы батарей? Но поскольку вопросы по существу – «правые», то «зеленые» их не задают. В конце концов, они же борются против «правых». Однако тот, кто знаком с состоянием общественного транспорта в «зеленой» столице – Берлине, знает, чтó нас может ожидать. И все это должно быть достигнуто типичными для «зеленых» методами принуждения и финансового грабежа: «Мы хотим способствовать покупке автомобилей, не производящих вредных выбросов, через систему бонусов и штрафов в автомобильном налоге».

В вопросах жилищного строительства, особенно индивидуального, при «зеленых» будет царить государственный произвол. Жилищная отрасль будет априори находиться под подозрением, так как посвященный ей раздел программы носит название «Прекращение спекуляций с землей под застройку и отмыванием денег на рынке жилья». Права собственности для «зеленых» не в счет, а экспроприация имеет для них соблазнительный шарм. Так, в предвыборном манифесте берлинских «зеленых» говорится: «Мы бы не хотели, чтобы обстоятельства вынуждали нас использовать социализацию как последнее средство для выполнения конституционного мандата. Однако, если жилищные компании откажутся реализовывать свою социальную ответственность, органы государственной власти… пойдут на этот шаг для облегчения напряженной ситуации на рынке жилья».

То есть если владельцы недвижимости не подчинятся грабежу, «зеленым» придется у них эту недвижимость экспроприировать. В этом нет ничего удивительного. Идеи экономической политики «зеленых» все равно ведут к государственной экономике, «зеленая» утопия разрушит рыночную экономику, а государству придется брать на себя все больше экономических задач.

Тот, кто серьезно относится к защите окружающей среды, не должен обещать сплошное безоблачное небо. От подобных обещаний, как правило, остаются лишь серые грозовые тучи. Конечно, мысли «зеленых» простираются далеко за пределы Германии, потому что «мы делаем планетарные границы руководящим принципом нашей политики и соответствующим образом меняем способ ведения бизнеса. Мы устанавливаем приоритеты».

Заключение преамбулы вообще мило инфантильное: «Отныне то, что защищает человека и животных, климат и природу, будeт вознаграждаться и поощряться. А то, что является разрушительным, должно нести соответствующие издержки и искореняться шаг за шагом». Что это за «то»? Разве здесь не должен подразумеваться «тот»? Или «зеленые» еще не научились правильно обращаться с местоимениями?

В экономической политике «зеленые» хотят укрепить социальные предприятия и кооперативы, расширить государственный рынок труда, но прежде всего они хотят внедрить новую форму предприятия – «общество со связанными активами», которое должно быть похоже на общество с ограниченной ответственностью, но не являться таковым, потому что «право голоса в таком обществе может находиться в доверительном управлении у работников коллективно или индивидуально». Кстати, эти «компании со связанными активами» уже существовали в одной из частей Германии, где их называли VEB (народное предприятие). Официально этими компаниями владел народ, но в «доверительном управлении» их держал конкретный коллектив, и назывался он «партией».

Реалистичный и основанный на четких, поддающихся проверке данных ВВП, по сути, отменяется, потому что в будущем «наряду с ежегодным экономическим докладом будет публиковаться ежегодный доклад о благосостоянии. В нем, в частности, будет отражен вклад в охрану природы, справедливое распределение доходов или хорошее образование для процветания нашего общества». Это означало бы, что Германия покинет мир фактов и переместится в мир желаний и идеологий. Именно это необходимо для того, чтобы катастрофа «зеленой» экономической политики не стала очевидной из объективных цифр ежегодного экономического доклада. Тот факт, что «зеленые» хотят ввести дигитальный евро, полностью вписывается в их страсть к тотальному контролю.

«Зеленые» ставят под вопрос родительский статус, используя абсурдный термин «социальные родители». Кто это такие? Родители, определившие социализацию? Конечно, с точки зрения «зеленых» законодательство о происхождении должно быть полностью изменено. А поскольку в силу дурацкого недоразумения для зачатия ребенка все еще требуются мужчина и женщина, то «внебрачным сожительствующим парам и лесбийским парам также должна быть предоставлена возможность возмещения государством расходов на искусственное оплодотворение».

Следуя демагогическому методу маргинализации институтов путем создания параллельных институтов по соображениям «справедливости», а затем постепенного предоставления им преимуществ, брак между мужчиной и женщиной, который до сих пор защищен Основным законом, должен быть оттеснен новой правовой формой «пакта о совместном проживании», который юридически закрепляет сосуществование двух людей, «которые берут на себя ответственность друг за друга независимо от брака».

Пособие Hartz IV «зеленые» планируют заменить на «гарантированное минимальное обеспечение», которое шаг за шагом должно быть «индивидуализировано». Что это означает в деталях, остается скрытым, однако проверка перед назначением должна быть «менее бюрократической и базироваться на добровольном предоставлении информации». Как в известном анекдоте: «Вот тут-то мне карта и пошла!».

Для того чтобы профинансировать все это, «зеленые» планируют сделать предусмотренное в Основном законе ограничение государственного долга «более современным», что в данном контексте должно означать его отмену. Должен быть введен налог на богатство, годовой доход в размере более 100 тыс. € для одиноких и 200 тыс. € для супружеских пар будет облагаться налогом по ставке 45%, а в размере более 250 (500) тыс. € – и того выше. Можно ожидать появления дальнейших налогов и сборов, потому что «зеленые» планируют инвестиционную программу в объеме 500 млрд €. Новая эра – штука дорогостоящая. И не говорите, что вас об этом не предупреждали!

Карл-Рюдигер МАЙ, «Еврейская панорама»

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..