вторник, 4 мая 2021 г.

Ох, насколько адрес был на стене

 

Ох, насколько адрес был на стене

Как можно быть разочарованной, если признаки того, что сегодня стало явным, желающий увидеть увидел бы намного раньше? Как я могу быть разочарованной, если сказанное мной ранее о Либермане, Сааре и совсем недавно о Беннете и Шакед, полностью соответствует тому, как это и было описано в моем сценарии?

04.05.2021 Мировая пресса Ближний Восток Israel Hayom

Я не разочарована

Нафтали Беннет. (Фото: пресс-служба партии «Ямина»)


Я слышу взволнованные возгласы активистов Ямина и вижу на их лицах разочарование, которое они испытывают, глядя как их лидеры, покидая правый лагерь, стремительно мчатся в объятия лагеря оппонентов.

Я вижу на их лицах глубокое разочарование от ощущения что их предали. Я прекрасно их понимаю, но тем не менее, не разделяю их чувств. Нет, не потому, что меня не беспокоит перспектива создания левого правительства и участие в нем перебежчиков справа, а потому, что я ни капли не разочарована.

В контекстеНастоящие победителиБеннет немедленно понял масштабный ущерб, произведенный Пероном, и сделал то, что делает каждый израильский министр, который сталкивается с серьезной проблемой и ее серьезными последствиями на будущее страны: не делать ничего.

Как я могу разочароваться в Шакед, Беннете, Ямина, если у меня в отношении них никогда не было никаких иллюзий?

Как можно быть разочарованной, если признаки того, что сегодня стало явным, желающий увидеть увидел бы намного раньше? Как я могу быть разочарованной, если сказанное мной ранее о Либермане, Сааре и совсем недавно о Беннете и Шакед, полностью соответствует тому, как это и было описано в моем сценарии?

Я хорошо помню, как Аелет Шакед аннулировала структуру контроля над прокуратурой. Как Аелет легко согласилась с доводами Шая Ницана, подвергающими сомнению создание комиссии по расследованию дела Рут Давид.

Не сменила Аелет и генерального директора министерства юстиции, занимающую этот пост еще со времен Ципи Ливни.

Я помню абсолютную поддержку, которую Шакед и Беннет оказали Авихай Мандельблиту, несмотря на то, что он занимался делами Нетаниягу.

И с этой поддержкой Шакед и Беннет зашли так далеко, что заявили, что доверяют ему, несмотря на «шифрование» дела Мандельблита-Ашкенази-Харпаза.

Я помню, как в 2013 году Яир Лапид вошел в правительство Нетаниягу исключительно благодаря стараниям Нафтали Беннета. И как исключительно благодаря этим стараниям то правительство пало. Я хорошо помню, как Беннет и Шакед объединились с левыми в законопроекте против «Israel Today».

Я помню лестное освещение, которое они получали в СМИ всякий раз, когда они совершали действия, которые были выгодны лагерю оппонентов.

Я помню навязчивую идею Беннета стать министром обороны. И если бы он не получил пост в переходном правительстве Нетаниягу, то все равно желал бы стать министром обороны, пусть даже и в левом правительстве. Я помню как в разгар пандемии вместо того, чтобы проявить себя ответственной оппозицией, Беннет создал теневой кабинет и был занят исключительно критикой правительства.

В контекстеРозовые иллюзии и серая реальностьВообще по мне подобные скачки, из минпроса в Кирию (минобороны), вызывают в памяти фразу Бисмарка о том, что войну против Франции выиграл школьный учитель: осталось только найти ту выигранную Беннетом войну.

Я помню почти детское восхищение тем, как в период последней избирательной кампании Ямина «отбирает» голоса у левых и «передает» их правым, в то время как у меня не было никаких сомнений, что этот ход имел совершенно обратное действие.

Я хорошо помню как примерно за две недели до выборов, на одной из конференций, я спросила депутата Матана Кахана [Ямина]: «Если ваш голос будет решающим в формирования правого правительства, вы обещаете присоединиться к правой коалиции?»

И я хорошо помню, что так и не получила ясного и простого ответа «да».

И еще я помню, как каждую пятницу Амнон Абрамович ограждал от нелестной критики и отрицательного освещения в СМИ новое правительство перемен Саара и Беннета, а Рина Мацлиах по субботам прозрачно намекала на то, что связь между этими двумя компонентами сохранится и после выборов. Да и как можно забыть спонтанные, теплые объятия двух лидеров - Саара и Беннета.

Так что я не разочарована в тех, за чьей бурной деятельностью я наблюдаю.

И именно сейчас,скорее всего самое время, когда можно сослаться на старое и избитое клише: «הכתובת היתה על הקיר» («надпись на стене»).

И мне действительно интересно, как же так вышло, что даже заметив проблему, вместо того, чтобы требовать от своих представителей возвращения на путь истинный, избиратель Ямина, не сопротивляясь последовал за своими избранниками в плен.

И более всего я до злости разочарована теми, кто поступает так и сегодня, переходя вместе с Шакед и Беннетом на чуждую им левую сторону.

* * *

Лимор Самимиан-Дараш

Перевод: «Постфактум»

«Israel Hayom»

1 комментарий:

  1. всё верно написано - ни один из "приблудных" в кнессете никому не нужен, ведь они НИЧЕГО не делают, а только лишь за портфели дерутся, обливая один другого помоями словесными...
    ВСЮ шайку РА-ЗО-ГНАТЬ!
    стране НЕОБХОДИМА Конституция и тогда можно будет исправить положение !

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..