среда, 21 апреля 2021 г.

Кто контролирует интернет?

 

Кто контролирует интернет?

Фрагменты доклада, прочитанного старшим технологическим корреспондентом Breitbart News Аллум Бохари на конференции Центра Конструктивных Альтернатив по Большим Технологиям. Конференция состоялась в колледже Хиллсдейл 8 ноября 2020 года. Аллум Бохари – выпускник Оксфордского университета, стипендиат Линкольна 2020 года в Клермонтском институте по изучению государственного управления и политической философии. Он является автором книги “#Удалено: Битва Big Tech за то, чтобы уничтожить движение Трампа и не допустить выбора Трампа”.

Материал перевел и подготовил к печати Ефим Котляр.

В январе, когда все Большие Технологические Компании (Big Tech) Силиконовой Долины навсегда запретили президенту Соединенных Штатов доступ к своей платформе, многие в мире, даже те, которые были идеологически настроены против политики президента Трампа, подняли свои голоса против силы и высокомерия американских технологических гигантов. В их число входили президент Мексики, канцлер Германии, правительство Польши, министры в правительствах Франции и Австралии, неолиберальный правоцентристский блок в Европейском парламенте, национал-популистский блок в Европейском парламенте, лидер российской оппозиции (переживший покушение, лечение в Германии и последующий арест с осуждением на 2.5 года тюрьмы) и российское правительство.

Общие угрозы создают неожиданных союзников. Социалисты, консерваторы, националисты, нео-либералы, автократы и анти-автократы редко приходят к соглашению, но все они признают: технологические гиганты накопили слишком много власти.

Когда в 1990-х годах был создан Интернет, цель заключалась в том, чтобы          каждый, кто хотел высказаться, мог иметь эту возможность. Все, что нужно было сделать человеку, чтобы получить доступ к глобальному рынку идей, – это выйти в Интернет и создать свою страницу. После этого страница принадлежит автору. Так было задумано, потому что Интернет, когда он был изобретен, конкурировал с другими типами онлайн-сервисов, например CompuServe и Prodigy которые не были такими бесплатными и открытыми.

Новый Интернет был другим. Никто не владел им, не владел информацией о нем и не мог никого выгнать. Такова была идея, по крайней мере, до того, как Интернет был захвачен горсткой корпораций.

Все мы знаем их имена: Google, Facebook, Twitter, YouTube, Amazon. Как Prodigy и CompuServe в 90-х, они владеют всем на своих платформах, и у них есть право полиции решать, что можно сказать и кто может участвовать. Но сегодня это имеет гораздо большее значение, чем в 90-е годы. Тогда онлайн-сервисами пользовались очень немногие.

Сегодня ими пользуются все – не использовать их практически невозможно. От них зависит бизнес. Издатели новостей зависят от них. От них зависят политики и политические активисты. И что очень важно, граждане зависят от них в получении информации. Сегодня Большие Технологические Компании – не просто имеют контроль над онлайн-информацией. Они имеют контроль над новостями, коммерцией и над политикой. И как эти корпоративные технологические гиганты используют свой контроль? Судя по трем крупнейшим шагам, которые они недавно сделали – 1) цензуре New York Post опубликовавшей в октябре блокбастеры о коррупции в семье Байденов, 2) цензуре и впоследствии запрете на своих платформах (а практически во всем Интернете) президента Трампа и 3) скоординированных действиях снятия начинающей соцсети Parler – очевидно, что сегодня приоритетом Больших Технологических Компаний является поддержка левых политических сил и вашингтонского истеблишмента.

Большие Технологические Компании превратились в самую мощную машину влияния на выборы в американской истории. Не будет преувеличением сказать, что если технологиям Силиконовой Долины будет позволено развиваться в полной мере, без каких-либо сдержек и противовесов, то у нас никогда не будет новых свободных и справедливых выборов. Но мощь Больших Технологических Компаний выходит за рамки манипулирования политическим поведением. Как один из источников Аллума Бохари в Facebook сказал ему во время интервью: «У нас есть тысячи людей на платформе, которые за последний год перешли из крайнего правого положения в центр, поэтому мы можем построить модель из этих людей и попытаться сделать так, чтобы все остальные справа пошли тем же путем». Позвольте себе задуматься об этом. Они не просто хотят контролировать информацию или даже поведение человека при голосовании – они хотят манипулировать мировоззрением людей.

Как Большие Технологические Компании манипулирует нашими мыслями и поступками? Все начинается с того, что они стремятся знать о нас все: наши симпатии и антипатии, проблемы, которые нас интересуют, веб-сайты, которые мы посещаем, видео, которые мы смотрим, за кого мы голосовали и нашу партийную принадлежность. Если вы поищете рецепт для Хануки, они поймут, что вы, скорее всего, еврей. Если вы критикуете команду Yankees, они предположат, что вы фанат Red Sox. Даже если ваш смартфон выключен, они записывают ваше местоположение. Они знают, на кого вы работаете, кто ваши друзья, когда вы гуляете с собакой, ходите ли вы в церковь, когда стоите в очереди, чтобы проголосовать, и многое другое.

Большие Технологии недавно продемонстрировали свою идеологическую предвзятость. Но в равной степени верно и то, что эти компании имеют огромные экономические интересы. Партия, обладающая властью, будет определять, получат ли они государственные контракты, получат ли они налоговые льготы, будет ли регулироваться их отрасль и каким образом. Ясно, что у них есть коммерческий интерес к политическому контролю – и в настоящее время никто не мешает им осуществлять его.

Чтобы понять, насколько эффективными могут стать манипуляции со стороны крупных технологий, рассмотрим цикл обратной связи.

Поскольку Big Tech постоянно собирает данные о нас, они проводят тесты, чтобы увидеть, какая информация влияет на нас. Допустим, они ставят перед нами негативную новость о ком-то или о чем-то, а мы не нажимаем на нее и не читаем. Они продолжают это делать, пока не найдут контент, имеющий желаемый эффект. Цикл обратной связи постоянно улучшается.

Что определяет верхнюю часть ленты Facebook, Twitter или результаты поиска на Google? Появляется ли верхний контент там, потому что он популярен или потому что “все об этом говорят”? Появляется ли это там, потому что это то, что вам интересно? Или есть еще одна причина, по которой Big Tech хочет, чтобы это было там? Big Tech собрали данные, которые позволяют предположить, что они могут подтолкнуть ваше мышление или поведение в определенном направлении. Как мы можем это знать?

Мы знаем, например, что Google снизил видимость Breitbart News в результатах поиска на 99 процентов в 2020 году по сравнению с тем же периодом 2016 года. Мы знаем, что после того, как Google обновил свой алгоритм прошлым летом, нахождение статей Breitbart News о «Джо Байден» пошло на ноль и оставалось нулевым на протяжении всех выборов. Это произошло не постепенно, а одним махом – как будто Google щелкнул выключателем. И это можно было обнаружить с помощью собственных инструментов анализа трафика Google, так что Google не очень заботился о том, чтобы это скрыть.

Говоря о выключателях… Президент Трамп был коллективно запрещен в Twitter, Facebook, Twitch, YouTube, TikTok, Snapchat и всеми другими платформами социальных сетей. Но и до этого происходили манипуляции. Twitter, например, снизил вовлеченность (“нравится” и “поделится”) в твиты президента более чем на восемьдесят процентов. Facebook удалил посты президента за “распространение дезинформации”.

Но еще больше беспокоят невидимые вещи, которые делают эти компании. Рассмотрим «рейтинги качества», определенная версия которого есть на каждой платформе. Рейтинг качества – это числовое значение важности каждой найденной информации. Он используется для сортировки и определяет верхнюю часть результатов поиска в вашей ленте Twitter или Facebook и др. В прошлом эта оценка качества определялась по критериям, которые были в некоторой степени объективными: если веб-сайт или сообщение содержали вирусы, вредоносное ПО, спам или материалы, защищенные авторским правом, то это отрицательно влияло на его оценку качества. Если популярность видео или поста набирала силу, показатель качества повышался. Это выглядело довольно справедливым.

Однако за последние несколько лет Big Tech ввели всевозможные новые критерии, определяющие показатели качества. Сегодня алгоритмы Google и Facebook обучены обнаруживать «язык вражды», «дезинформацию» и «авторитетные» (в отличие от «неавторитетных») источники. Алгоритмы также анализируют сеть пользователя, так что все пользователи прослежены в социальных сетях. Например, «неавторитетные» новостные агентства влияют на показатель качества пользователя. Кроме того, алгоритмы обнаруживают использование выражений, которые не одобряются крупными технологиями – например, «нелегальный иммигрант» (плохо) вместо «иммигранта без документов» (хорошо) – и соответственно корректируют оценки качества.

Это версия системы социального кредита Силиконовой Долины, за которой следит Коммунистическая партия Китая. Теперь, как и в Китае, если вы бросаете вызов ценностям правящей элиты или оспариваете нарративы, которые элита называет «авторитетными», ваш счет будет уменьшен и ваш голос заглушен. И произойдет это тихо, без вашего ведома.

Эта технология еще страшнее в сочетании со способностью Big Tech обнаруживать и контролировать целые сети людей. Область компьютерных наук, называемая «сетевой анализ», посвящена выявлению групп людей с общими интересами, которые читают похожие веб-сайты, говорят о похожих вещах, имеют похожие привычки, подписываются на похожих людей в социальных сетях и разделяют схожие политические взгляды. Крупные технологические компании могут определять, когда определенная информация проходит через определенную сеть – например, есть ли новость, пост или видео, которые становятся очень популярными среди консерваторов или среди избирателей в целом. Это дает им возможность закрыть тему, которая им не нравится, прежде чем она выйдет из-под контроля. И эти системы становятся все более изощренными.

Если Большие Технологические Компании будут продолжать развиваться бесконтрольно и нерегулируемо, эти компании в конечном итоге будут иметь власть не только подавлять существующие политические движения, но и предвидеть и предотвращать появление новых. Это означало бы конец демократии в том виде, в каком мы ее знаем, потому что это навсегда поставит нас под контроль неподконтрольной олигархии.

…Хорошая новость: есть способ обуздать тиранических технологических гигантов. И путь прост: лишите их возможности фильтровать информацию и фильтровать данные от нашего имени.

Вся мощь Big Tech исходит от их фильтров контента – фильтров «разжигания ненависти», фильтров «дезинформации», фильтров, которые различают «авторитетные» источники от «неавторитетных» и т. д. Сейчас эти фильтры включены без нашего согласия. Но так быть не должно.

Самое важное требование, которое мы можем предъявить законодателям и регулирующим органам – это запретить Big Tech активировать эти фильтры без нашего ведома и согласия. Кроме того, конкурирующие фильтры для сортировки контента могут быть созданы сторонними независимыми компаниями и у пользователей будет тогда максимальный выбор в определении своего онлайн-опыта. Тогда Big Tech потеряет способность манипулировать нашими мыслями и поведением.

Альтернатива – разновидность цифрового крепостного права. Но мы больше не допускаем крепостное право – частные лица и предприятия имеют надлежащую правовую защиту и не могут быть выселены, потому что домовладельцу не нравится их политика.

Это проблема, выходящая за рамки политического предпочтения. Всемирная компьютерная сеть должна была принести больше свободы. Но сейчас происходит обратное. Большие Технологические Компании получают больше и больше контроля над нами. Самый насущный вопрос сегодня: как мы собираемся вернуть себе контроль?

Источник

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..