пятница, 30 апреля 2021 г.

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 6

 

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 6

Main.Pic

У каждого человека своя судьба. Одни говорят, что она дается при рождении, и человек проживает жизнь на «коротком поводке» – что ни делай, а от судьбы не уйдешь. Но есть и другие, кто доказывают обратное, и делают свою судьбу сами, иногда «переламывая» жизненные ситуации, чтобы идти только вперед. И это не мифические персонажи, созданные фантазией писателя, а реальные люди, живущие среди нас.

Алек Брук-Красный «сделал себя сам». И как раз об этом наша книга – история человека, создавшего собственную судьбу.

Завтра начинается вчера

Роман

Читайте здесь: Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 1

Часть шестая

Незадолго до окончательного расставания с Советским Союзом Алик съездил в Америку в гости к родственникам. Съездил не потому, что сомневался в правильности принятого еще давно решения – вырваться из социалистической удавки, а для того, чтобы почувствовать возможности, которые может дать эта страна молодому, энергичному и не пасующему перед трудностями человеку. И почувствовал…

Фото: www.hias.org
Фото: www.hias.org

Большая часть читателей этой книги c той или иной степенью унижения прошли процедуру расставания с родиной, за семьдесят лет существования которой их несколько раз пытались истребить под корень. Евреи, благодаря пресловутой пятой графе советского паспорта, носили «гордый» титул – национальное меньшинство, несмотря на то что в науке, медицине, искусстве, культуре их было большинство. Отъезд из СССР был сродни настоящему Исходу. С одной стороны, евреев подталкивали работники милиции, партаппарата, ЖЭКов – в нетерпении занять освобождающиеся квартиры, а с другой стороны – ну, как же отпустить этих … без издевательств и унижений, чтобы надолго запомнили цену советского братства. Билеты на поезда и самолеты «за бугор» взлетали в цене чуть ли не до стоимости этих самых поездов и самолетов. А потом начинался, особенно в аэропортах Москвы и Ленинграда, маленький «холокост» под названием советская таможня! Что из милостиво разрешенного вывозили «наши» люди в огромных чемоданах? Льняное постельное белье, черную икру в круглых с красивыми синими наклейками банках, фоторужья, мельхиоровое фраже (не дай Б-г, серебряное!), ложки-матрешки, одеяла и подушки, и прочее, и прочее, и прочее. Подняв неподъемные чемоданы к стойке, прямо под нос брезгливо каменных таможенников, они через час-полтора (кому как повезет) облегченно уносили их переполовиненными. И все! Впереди – последняя советская территория – самолет «ТУ-134»…

Алик был в числе очень немногих, кому удалось избежать, относительно, конечно, всей унизительности советской процедуры таможенного досмотра. И причиной этому стала игра в футбол, на первый взгляд, не имеющая даже самого отдаленного отношения к эмиграции. Дело в том, что Алик в этот самый футбол играл в зале стадиона «Юных пионеров» вместе с молодыми ребятами из команды водного поло спортобщества «Динамо». Ну а «Динамо» – спортобщество милицейское, поэтому в одной команде с ним играли и милиционеры, и ОВИРовцы, и таможенники. А поскольку, как известно, в трусах все мужчины равны, особенно в спортивных, то и Алик был с ними на равных. И вот эти футбольные связи, можно сказать, даже спортивная дружба, и обеспечили его семье относительно комфортный отъезд в прекрасный европейский город Вену, с которого и начинался тернистый путь в Америку еврейских эмигрантов. Из Вены после очень непродолжительных формальностей желающих отправляли в Израиль, а тех, кто отказывались лететь в Тель-Авив, отправляли на следующую «пересидку». И после недолгого пребывания в столице Австрии начался у Алика почти годичный период жизни итальянской.

Американская бюрократическая машина работает очень четко, но очень медленно, а в случае с семьей Брука-Красного – медленно до неприличия. Возможно, на это повлиял недавний приезд Алика в Нью-Йорк в качестве туриста, возможно, большое количество именно в этот период времени эмигрантских заявлений, но его ходатайство о разрешении постоянного места жительства в США рассматривалось почти девять месяцев.

Торваяника
Торваяника

В Италии семья Алика попала в маленький городок Памеция и в первую неделю жила в небольшой гостинице, напоминающей по уровню комфорта дома колхозников в Советском Союзе. И он, добросовестно отбыв в ней этот недельный срок, направился в город искать более или менее приличное жилье. В 1989 году Италию наводнили еврейские эмигранты, соискатели вожделенной американской въездной визы, и в этой, и не только, связи снять квартиру, еще и «безъязыкому» приравнивалось к выигрышу в лотерею. И Алик решил поискать удачу в соседнем, таком же маленьком городке Лидо ди Остия, в котором, увы, бывших «наших» оказалось чуть ли не больше, чем местных жителей. Получив достаточное количество отказов от владельцев жилья, чтобы понять бесперспективность продолжения поисков, он, по привычке еще советской – в любой ситуации идти только вперед, направился пешком в направлении на юг. Оттопав марш-броском не менее двадцати километров, неудачно посетив еще пару небольших городков, Алик добрался до рыбацкой очень уютной деревеньки Торваяника. Среди еврейских эмигрантов любителей пеших прогулок «на удачу», кроме него, оказалось немного, и в одном из домов на Виа Руминия, прямо на берегу моря, на свой обреченный вопрос: «Можно ли снять апартаменты?» – Алик услышал счастливый для себя и очень короткий ответ – «си»!

Говорят, что за все в этой жизни нужно платить. Пришлось за удачную попытку аренды жилья уплатить и Алику. То ли от быстрой ходьбы по дороге в Торваянику на свежем апрельском ветерке, то ли от волнения, то ли от того и другого он подхватил воспаление легких. Что такое заболеть в чужой стране без страховки и без денег, знают немногие, хотя представить могут все. Отлежавшись несколько дней в квартире без видимых улучшений состояния, Алик обратился к доктору в американском консульстве в Риме. В тот период времени в Штаты эмигрантов принимали не с очень большим желанием, а эмигрантов больных, еще и легочников (а вдруг – туберкулез!), принимать не хотели совсем. И это означало, что итальянский «срок» для него продлился еще на пару-тройку месяцев.

Жалел ли об этом Алик? Как ни странно, нет. Практически год пребывания в свободном мире стал для него мостом между совковой зажатостью и американской свободой.

Фото: foreignpolicy.com
Фото: foreignpolicy.com

Владельца домика, в котором Алик снял комнату, звали Моурицио. Типичный южанин, открытый и доброжелательный, потомственный рыбак, он практически сразу же предложил Алику работу, причем с оплатой не такой, как получали «счастливые» эмигранты от безысходности, а 5 милей в час (4,5 доллара) – как платили хозяева местным рыбакам. И каждое утро, когда огромное багровое солнце отрывалось от самого края горизонта, чтобы начать новый день, они на баркасе выходили в море. Но самое интересное начиналось часов в пять вечера, после святой для каждого итальянца сиесты. На живописной террасе, расцвеченной всеми оттенками апеннинских цветов, собирались вместе семья Моурицио и семья Алика, практически уже ставшие родными. Более тридцати лет минуло с тех пор, но Алик до сих пор помнит вкус свежих морепродуктов и терпкого молодого вина. А главное, он помнит доброжелательность и отзывчивость этих людей, ставших родными по духу. И когда из Америки пришло долгожданное разрешение, Моурицио сказал:

– Зачем же ты уезжаешь? Здесь у тебя есть все – работа, друзья, море. Ну зачем?! Перке фрателло?

Виктор ЗОНИС

 Продолжение следует

Paid for by Brook-Krasny 2021

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 1

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 2

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 3

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 4

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 5

Алек Брук-Красный: «Завтра начинается вчера», Часть 6

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..