суббота, 9 января 2021 г.

Игорь Яркевич | Москва

 

Игорь Яркевич | Москва

Photo copyright: pixabay.com

Евгений Лесин

За любовь к родине и к русскому слову

Данное эссе так рано от нас ушедшего Игоря Яркевича – самое актуальное, так уж вышло. Оно последнее, даже неоконченное. Эссе он обычно публиковал в «Независимой газете», где я работаю, в определенной рубрике, где, как вы сами понимаете, есть свой установившийся объем текста. Вот он и писал ровно столько, сколько требовал формат. По объему здесь немного не хватает, но основная мысль, суть и пафос, думаю, ясны. Таков вообще прием у Игоря, почти везде, нередко даже и в рассказах. Основная мысль очевидна (казалось бы) с самого начала. А дальше идет ее разветвление, развитие, усложнение, разъяснение и, соответственно, запутывание. Запутывание читателя, и опутывание читателя.

Что касается эссе «Мой Путин», я бы, конечно, его не напечатал (про Путина! в современной России! извините, себе дороже), но он уже привык к определенному объему, все-таки не один год писал эссе для газеты.

Он писал так хотел, так как считал нужным. Я убирал мат, исправлял ошибки (здесь тоже, конечно, пришлось: с его зрением странно, что ошибки у него не в каждом слове), заменял слово «Путин» на слово «власть».

Сейчас не стану.

И мат не трону.

Печатаем не в РФ, да и автору, увы, уже ничего не грозит, если что.

На Страшном суде Игоря Яркевича оправдают по всем статьям. Хотя бы за любовь к родине и к русскому слову.

Игорь Яркевич | Москва

Мой Путин

Я устал быть национал-предателем и оппозицией. Пора быть вместе со всеми. А все – за Путина. Поэтому я хочу написать о Путине если не верноподданнический и патриотический, то хотя бы нейтральный текст.

Лучшее, что есть в России – это власть. Когда-то это должны понять национал-предатели и оппозиционеры – и успокоиться. И не дергаться. Они уже успокоились и не дергаются. Они уже знают, что в России можно рассчитывать только на власть. Популярность, талант, харизма, наука, искусство, реформы – мираж. Есть только бюрократия и возможности бюрократии. Все остальное приходит из хаоса русской жизни и потом снова растворяются в нем.

С Путина началась новая русская эра. Путин изменил Россию.

Мне начинает казаться, что Путин – гений. Вроде Вольфа Мессинга или Бога Кузи.

Что Путин своим ясновидчески-провидческим даром сумел разглядеть внутри русского социума, несмотря на его либерально-демократические телодвижения, его суть – настоящий большой имперский “крымнаш”.

Ведь эти же путинские 89% – не марсиане. Это любимые народом и интеллигенцией артисты, писатели, соседи по дому, друзья – правда, уже бывшие друзья. Все, кто вокруг.

Путин не изменил Россию. Россия была такой и до Путина. Твердолобой. Толстожопой. Неумелой. Вороватой. Дураковатой. Недружелюбной. С короткой памятью. Индифферентной. Ксенофобской. Кружащейся на одном месте. Такой она была до Путина. Такой она и осталась при Путине.

Но при Путине Россия перестала стесняться себя и своей имперской сути. И при Путине произошла реанимация империи.

Путину это удалось, потому что Путин знает Россию лучше всех. Поэтому он, заглянув внутрь ее, понял ее суть. Он знает маленькие русские тайны, которые не были видны Достоевскому, Толстому и так называемым русским писателям. Он знает самые тайные русские закоулки, которые не нашел ни один Пржевальский. Путин может смотреть на Россию сверху вместе со стерхом и снизу из батискафа.

Если бы это было не так, Россия жила бы не так, как хочет Путин, а по-другому. Значит, Путин знает Россию лучше всех, и знает, как России жить лучше всего.

Как Элтону Джону померещился разговор с Путиным о проблемах гомосексуализма в России, так и мне во сне и наяву стал мерещиться Путин. Мы разговариваем о самом важном – о России. О ее прошлом и будущем.

У Путина есть недостатки. Но это не его недостатки. Это недостатки России – безнадежная зависимость русской жопы от кресла 19 века, вечная неуклюжесть русской бюрократии, многоступенчатый русский пафос.

Но Путин говорит мне, что это сложно назвать недостатками. Наоборот, это достоинства. Это признаки особого русского пути. Без этих признаков не было бы России, а если бы и была, то ее бы все равно не было.

Говорим мы и о музыке. О русской музыке. Путин не соглашается со мной, что русские не умеют писать музыку. Путин говорит, что только русские и умеют писать музыку! Есть же прекрасная русская музыка! Есть. И ее много! Очень много! Есть прекрасные русские народные песни. Например, «Валенки» и «Во поле березонька стояла». Есть и другие, не менее прекрасные. Есть замечательные советские песни – эстрадные и бардовские. Есть великий Утесов, которого хочется слушать и сегодня. «Сердце, тебе не хочется покоя, сердце, как хорошо на свете жить…» Разве это не прекрасно? Прекрасно! Есть великий советский русский рок. «Машина времени». «Аквариум». Все остальные. Чем это хуже Пинк флоид или Джетро Талл, или Металлики, или Аэросмита? Да ничем не хуже, а даже и лучше. Есть Пугачева. Чем она хуже Эдит Пиаф или любой западной эстрадной дуры? Ничем, а во многом даже и лучше. А Кобзон? Надо просто забыть об идеологии, о которой невозможно забыть, и станет ясно, что Кобзон – великий голос двадцатого и двадцать первого века. Да, он немного тосклив и зануден. А разве не тосклив и не зануден Френк Синатра, Армстронг, или Барбара Стрейзанд, или Уитни Хьюстон, или, кого не возьми, любой другой западный голос? А, в конце концов, великая русская классическая музыка? Чайковский! Рахманинов! Прокофьев! Шаляпин!

Я с Путиным не соглашаюсь, хотя делаю вид, что соглашаюсь. Нам еще о многом говорить, и не надо ссориться с самого начала. Да и х*й с ней, с музыкой. Музыка – не главное.

И в отношении литературы Путин со мной не соглашается тоже. Путин не соглашается, что у русской литературы все позади, что она стала подстилкой у двери бюрократии, что русскую литературу выжали как лимон, что она целиком осталась даже не в 20, а в 19 веке. Как же можно так говорить? – недоумевает Путин. Да, писателей такого масштаба, как великие скрепы 19 века, в России больше нет. Но их и в мире нигде нет. И русская литература никогда не исчезнет – великие скрепы 19 века не дадут ей исчезнуть! И какая же она подстилка? Совсем она не подстилка, а самая яркая звезда навсегда в русском небе! И кто же выжал русскую литературу? Русская литература, вечная кольчуга России, сама выжмет как соковыжималка всех врагов России.

И насчет тяжелой русской жопы Путин тоже со мной не согласен. Нет у русских никакой тяжелой жопы! Жопа не тянет русских книзу. Русские динамичны, мобильны и подвижны. Они всем интересуются. Тяжелая русская жопа – миф.

Путин словно бы извиняется. Он сам многим недоволен в России. Но снова и снова он повторяет, что Россия может быть только такой и ее надо принимать такой, какая она есть.

Не надо насиловать душу России. Душа России никогда не примет западной демократии и пидора. Душа Росси не против западной демократии и пидора. Душа России только против того, чтобы западная демократия и пидор влезли к России в душу и находились в душе России!.. Чтобы пидор и западная демократия резвились на необъятных просторах России! И для западной демократии, и для пидора лучше быть подальше от души России. На необъятных просторах России западная демократия и пидор потеряются, заблудятся и исчезнут.

У Путина нет сомнений в мировой роли России. Будущее мира – в русских руках и русской душе. Русский восход уже совсем близко. Только Россия сможет отделить все хорошее, что сделало человечество, от того, что человечество сделало плохого. Современная техника, разные там дорогие часы, машины и прочее – это хорошо. Они войдут в русский рассвет над миром. А вот западная демократия и пидор – это плохо. Они в русский рассвет над миром не войдут.

Но ведь все западные инновации невозможны без демократии и пидора, – говорю я.

Почему невозможны, – удивляется Путин. Возможны. Только надо уметь их отделить. Инновации – в одну сторону, а западную демократию и пидора – в другую. Все возможно.

Сейчас Путин за Россию спокоен. Сейчас у души России мощный заслон перед западной демократией и пидором. Но что будет дальше? Могут упасть цены на нефть. Могут быть и разные другие кризисы в экономике. И тогда душа России, не выдержав искушения, впустит в себя западную демократию и пидора.

Надо сделать все, чтобы этого не случилось.

Путин прав. «Во поле березонька стояла» лучше западной бюрократии и пидора. Чтобы быть вместе со всеми, это надо принять и жевать имперскую жвачку.

Без этого быть вместе со всеми и жевать имперскую жвачку невозможно…

Публикация Нинель Яркевич

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..