воскресенье, 17 января 2021 г.

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА О ТРАМПЕ ИЗ "КОДА ДОСТУПА" 16 января



  Я перехожу ко второй истории, которую я хотела рассказать. Не знаю, какую часть ее мне удастся рассказать. Конечно, грандиозным событием, на мой взгляд, связанным с блокировкой Трампа в Твиттере…. Собственно, это просто часть этих событий, потому что это, действительно, эпохальный левый поворот на Западе. И мы привыкли, когда мы говорим о действующих каких-то вещах, что кто-то черный, кто-то белых. Но в России очень часто так и есть: одни черные, другие белые. Одни играют за команду Арагорна, а другие за команду Мордора. Но в жизни это не так часто. И вот, конечно, в грандиозной истории поединка американского истеблишмента с Трампом мы видим, что все хороши, потому что если эту историю начинать с разговора Трампа с госсекретарем Джорджии Раффенспергером, в котором Трамп безумные вещи говорит: «Я выиграл в Джорджии. У меня украли 300 тысяч голосов. Найди их, пожалуйста», то, конечно, Трамп выглядит чудовищно.

Ю.Латынина:Отравление перевело Навального в другое качество, сделало его международным политиком
Но эта история не с этого начинается, потому что, напоминаю, что она начинается с того, что когда Трамп победил на выборах, фактически, истеблишмент объявил ему войну.

И я только напомню один эпизод этой войны, когда было обнародовано так называемое досье Стила — досье «золотого дождя», в котором рассказывалось, как Трамп в Москве нанимал проституток, которые писали друг на друга, рассказывалось со ссылкой на источник А, источник В, источник С. Один был из МИДа, другой был высокопоставленный эфэсбэшник, третья была горничная в отеле и так далее. И на самом деле не было никаких источников, а был человек по имени Игорь Данченко, которого нанял писать всё это Кристофер Стил, который сам отставной козы барабанщик, и была дамочка по имени Ольга Галкина, она была его подружка по университету. Работала она потом пиращицей в Роспотребнадзоре или что-то в этом роде. На страничке ее написано, что она размещает разные материалы и занимается великой махаяной.

В самом по себе в этом не было ничего странного, потому что на то она и политическая борьба, чтобы юристы Клинтон нанимали каких-то людей, которые сделали этот черный пиар, и это является нормальной частью политической борьбы. Ненормальной частью политической борьбы было то, что в этом участвовали спецслужбы США, в этому участвовали и ФБР и ЦРУ, которые вместо того, чтобы закончить эту историю как полную фигню, начали ее пропагандировать.

И я напомню, что бывший глава ФБР Джеймс Коми, когда он публично заявлял, спустя год, что он не знает, спал Трамп с проститутками в Москве или нет, он это заявлял в тот самый момент, когда у него уже были протоколы разговоров с Игорем Данченко, и он понимал, что нет никакого источника А, никакого источника В, нет никакого источника С. И, кстати, о пропаганде. Вот я говорила, что пропаганда путинская, она не очень удачная, а в данном случае это была совершенно невероятная штука, когда полная фигня, которая написана теми же людьми, которые пишут, условно говоря, для скоро сайта Компромат.ру, которой российское общество не прошибешь. Вот абсолютно такого же рода фигня завладела умами людей настолько, что было целое расследование Мюллера, которое, как известно, ни к чему не привело.

Ю.Латынина:Язык ненависти не опасен, когда за ним не стоит сплоченная сеть
То есть бывший глава ФБР Коми, который имея перед глазами протокол допроса Данченко, говорил, что он не знает, спал Трамп с проститутками или нет, у меня возникает вопрос: чем он отличается от того следователя, который Навальному отвечает, что «нет никаких улик против офицеров ФСБ, что они там что-то с вами пытались сделать».

Вот совершенно страшно, что спецслужбы в этом участвовали, что это был такой заговор-лайт, это была дискредитация статуса президента, не физически президента, это была дискредитации, в том числе, и статуса президента. Это тот самый американский истеблишмент, который всегда очень волнуется по поводу вмешательства спецслужб в дела государства, в данном случае аплодировал ток же, как сейчас аплодирует этому снесенному Твиттеру.

Дальше мы видели предвыборную кампанию. Мы видели историю с лэптопом Хантера Байдена, в котором обнаружились крайне компрометирующие его е-мейлы, компрометирующие его отца, потому что там говорилось, что в ходе своей сделки с Китаем, там такое-то количество процентов акций будет зарезервировано для «большого парня» (Big Guy).

И мы видели, что якобы Твиттер снес Трампа за то, что он призывал к насилию. Твиттер снес тогда и эту историю. Все социльные сети ограничили эту историю, большинство социальных сетей. Это не было насилие. Твиттер тогда сказал, что это значит, данные получены путем хакеров. Это не были данные, полученные путем хакеров. Байден сказал, что это происки Москвы. Слушайте, ну это совершенно фантастически! Потому что Байден сказал примерно то же, что говорит Владимир Владимирович Путин, когда его спрашивает про расследование, нашу пропаганду Навального, они отвечают, что это происки заграницы.

И президент избранный президент Байден ответил так же. И когда я вижу на фоне этих событий победу Байдена, то у меня перед глазами бесспорно эти две вещи: история с досье Кристофера Стила, которая очень долго рассматривалась как заслуживающая доверия и история с лэптопом Хантера Байдена, которая была вынесена за скобки общественного мнения.

И меня поражают две эти вещи: меня поражает союз демократического истеблишмента с леваками, и меня поражает история, которая реально напоминает российские выборы 96-го года, когда нету фальсификаций на самих выборах, но когда информационная обстановка вокруг выборов явно, мягко говоря, не способствует их свободе.

Ю.Латынина: Абсолютная система тотальной показухи
После этого происходит чрезвычайное размывание правил голосования благодаря ковиду. Начинается голосование по почте, что всегда является менее надежным. Собственно, именно поэтому почтовое голосование запрещено во Франции. И после выборов Трамп говорит, что голоса у него украли. Мы все ждем доказательств. Потому что, даже в Беларуси нельзя украсть выборы без того, чтобы об этом не стало известно. И выясняется, действительно, некоторое количество не очень красивых вещей. Например, выясняется, что в Неваде различные организации если не устраивали лотерей, а говоря простым языком, раздавали деньги и устраивали лотереи среди индийского населения, коренного американского, чтобы те голосовали. Понятно, за кого эти люди, естественно, голосовали.

Но мы всё ждем доказательств. Но вместо доказательств нам лепят какую-то пургу на уши. И венцом этой пурги является разговор Трампа с госсекретарем Джорджии, который, конечно, абсолютно позорен. Потому что в этом разговоре — прочитайте его, есть полная распечатка в The New York Times, — если коротко его излагать, выглядит он примерно так. Трамп говорит: «У вас в Джорджии голосовало 5 тысяч покойников». — «Нет, господин президент. Проголосовало 2 покойника». Трамп говорит: «А вот в графстве Фултон все видели, как после того, как прогнали наблюдателей, стали выгружать из-под столов чемоданы, и это были фальшивые бюллетени». — «Нет, господин президент. Это видео давно объяснено». Эти бюллетени не были фальшивыми. Действительно, нехорошо, что наблюдателей выгнали». То есть наблюдатели ушли, потому что всем сказали, что закрываются на ночь. А потом позвонил начальник и сказал: «Ни фига вы на ночь не закрываетесь. И эти люди после того, как наблюдатели ушли, действительно, вытащили те самые ящики, в которых хранились те самые бюллетени, которые были положены на том же самом видео в те же самые ящики несколько часов перед этим, и стали их пересчитывать, причем довольно скоро пришли другие наблюдатели.

Трамп говорит: «Там резали бюллетени». — «Нет, господин Трамп, бюллетени не резали». И это говорит Трампу республиканец. Трамп начинает нести что-то про машины, которые считали выборы НРЗБ софт был неправильным. — «Нет, господин президент. Мы пересчитали вручную — там то же самое. Нет никаких 300 тысяч украденных голосов, господин президент. Вы проиграли».

И когда ты читаешь этот разговор, понятно, что в атмосфере этих выборов, действительно, могло произойти что угодно. Но когда ты понимаешь, что у президента США нет других доводов, кроме как пересказа какого-то бреда, который трижды уже был опровергнут, — ну, это называется… Слушайте, если выборы были подделаны, докажите это. Даже в Беларуси вылезает наружу. В Америке всё вылезает наружу. И, собственно, на этом своем хайпе, что у него, у Трампа украли сотни тысяч голосов, собственно, Трамп и проиграл Джорджию. И после этого начались эти ралли и призывы идти к Капитолию, шаман в Капитолии.

И дальше произошла удивительная вещь, по поводу которой я могу процитировать только моего любимого Томас Соуэлла, что удивительно, какое вдруг количество людей обнаружили, что насилие — это плохо. После того, как в течение всех летних беспорядков на CNN соревновались друг с другом прогрессивные люди — одни рассказывали, что уничтожение собственности — это не насилие; другие рассказывали, что если ты не хочешь быть изнасилованным — это в тебе говорит твоя белая привилегия. На наших глазах пытаются судить людей, которые угрожали толпе пистолетом, потому что эта толпа ворвалась на территорию из закрытого квартала. И вот этих людей судят.

И те самые люди, которые нам объясняли, что Black Lives Matter, даже если сожгли магазины, разграбили лавку — это всё во имя замечательной цели, вдруг обнаружили, что если толпа белых националистов громит Капитолий, то нет, вот тут это, оказывается, насилие, которое не может быть терпимо. Это совершенно фальшивое негодование со стороны левых и со стороны радикалов. Заметим, что 99% консерваторов очень плохо отнеслись к захвату Капитолия, потому что консерваторы, республиканцы — это партия закона и порядка.

Плохо — бунты — если речь идет о грабеже магазинов антифа и Black Lives Matter, плохо — когда белые националисты занимают Капитолий.

Но самое главное во всей этой истории другое. Потому что все это страшное негодование по поводу Трампа, сторонники которого заняли Капитолий… ну, слушайте, Трамп — это уже история, его уже нет. Если вы хотите бороться с насилием — арестуйте, посадите — и их посадят, — тех, кто зашел в Капитолий. И не надо вводить цензуру, не надо затыкать рот Трампу и его сторонникам, не надо сносить приложение Parler из App Store. Потому что Трамп, хороший он или плохой, но всё, он уже… И когда Твиттер объявляет Трампа иноагентом… то есть, простите, банит, ну, конечно, частная компания имеет право. Но «Газпром» тоже, знаете, когда банкротил НТВ, это был «спор хозяйствующих субъектов».

И когда я вдруг понимаю, что свобода слова, она вдруг, как выясняется, для тех только, кто говорит правильные вещи, а на тех, кто разжигает и подстрекает, свобода слова не распространяется, то, как бы вам сказать… Хиллари Клинтон еще в 18-м году говорила, что вы не можете быть вежливы с политической партией, которая хочет уничтожить всё, за что вы боритесь и о чем беспокоитесь. Слушайте, я-то как раз думаю, что демократия — это когда вы вежливы со своими противниками. А если вы предлагаете отменить и зачистить, то это уже какая-то народная демократия, с дополнением.

Как я уже сказала, Твиттер — частная компания. И право частной собственности для меня священно и нерушимо в отличие от представителей новейшего американского мейнстрима, для которых «уничтожение собственности, которое может быть заменена, не есть насилие».

Слушайте, но не надо регулировать Твиттер. Я буду очень рада, если Твиттер почувствует это тем, что из него уйдут пользователи в другие ресурсы. Потому что главный НРЗБ это не сервер, это именно мы. Твиттер — это отражение мира, в котором каждый постит, как хочет.

Вот иранский аятолла Хаменеи постит то, что холокоста не было, а китайский чиновник постит, что ковид сделали в США. А вот член редакционного совета The New York Times постит о том, что ей нравится мучить белых стариков.

А вот избранный вице-президент Камала Харрис постит твиты о том, что надо собирать деньги в залог для людей, которые жгли Миннеаполис, а Трамп постит о том, как у него украли выборы. Да, каждый сходит с ума по-своему, и это есть свобода слова. Потому что свобода слова — это свобода слова не только для правильных мнений. Это свобода слова для всех. А свободу слова для правильных мнений мы уже видели в Советском Союзе.

Я страшно рада, что Навальный пошел против значительного количества западного истеблишмента, когда он об этом сказал, потому что свобода слова неприкосновенна. Человек имеет право выражать какие угодно мнения. Он может верить во всё, что угодно — что под видом вакцины от короны вводят чипы и что в правительстве США сидят педофилы, и что Америка является расисткой страной. И если большинство этих утверждений кажется вам безумными. И если большинство этих утверждений кажутся вам безумными, во-первых, я должна сказать, что большинство вещей, в которых человечество верило и верит и которые образовывают так называемые религии НРЗБ не менее безумны. Но мы уже это проходили, когда на страницах газеты «Правда» свободно печаталось не любое мнение, а только правильное.

Ю.Латынина:Когда Трамп победил на выборах, фактически, истеблишмент объявил ему войну
И очень просто: если вы ставите сторожей над свободой слова, кто будет сторожить сторожей? Я в этом смысле призываю всех, кто сейчас пользуется социальными сетями, которые покушаются на свободу слова, переходить в Телеграм. Я вот в ближайшее время заведу себе Телеграм-канал. Не знаю еще, что я буду в нем писать, но я того его заведу просто из принципа. Я не знаю, как насчет Gab или Parler — они меня как-то смущают своей сильно прописанной консервативной направленностью, — я буду ждать нейтральную площадку.

Но еще раз: язык ненависти не опасен, когда за ним не стоит сплоченная сеть. Вот какую бы чушь не несли белые националисты… вот если человек пишет, что меланин дает черным большие интеллектуальные, физические и духовные возможности, пусть пишет. Меня это не смущает. Но меня смущает, когда этого человека зовут Кристен Кларк, и Байден выбирает ее для того, чтобы руководить в департаменте юстиции отделом гражданских прав. И этот человек заявляет, что ее работа — покончить с ненавистью.

Меня пугает, когда девушка по имени Хелена Дьюк закладывает родителей и говорит: «Это моя мама участвовала в штурме Капитолия». Ну да, такой американский Павлик Морозов. Но когда она после этого сразу говорит: «Я же хочу стать юристом и сделать мир лучшим местом. А теперь мама не будет платить за мой колледж». И она тут же открывает страничку о своем финансировании и ей переводят десятки тысяч долларов. Она тут же монетизирует эту историю. Вот это чистый американский Павлик Морозов, потому что Павлик Морозов, если вы помните, не монетизировался. Вот то, что эта история получает одобрение, в том числе, денежное, она меня, конечно, абсолютно пугает.

Еще раз: то, что происходит на наших глазах — неправда, что хотят уничтожить насилие. Хотят уничтожить те, кто не согласен с приходящей к власти в Америке ортодоксией.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..