суббота, 14 ноября 2020 г.

Российский МИД сегодня говорит на языке дипломатии Молотова—Риббентропа

 

Российский МИД сегодня говорит на языке дипломатии Молотова—Риббентропа

На днях с утра прочел у Невзорова про кита с глазами Путина, который смотрит из аквариума на Матвиенко в зале Большого Кремлевского дворца, и подумал, что мы скатываемся в паранормальный сюрреализм в восприятии и изображении окружающей нас действительности. Но уже к вечеру этого же дня, прочитав Лаврова, Пескова и Захарову, понял, что изображать ее как-то иначе практически невозможно. Рациональный формат полностью исчерпал себя.

То, как Кремль управляет кризисной ситуацией вокруг отравления Навального, — не тема для зубоскальства. Почему это имеет значение? Потому что в реакции на этот кризис проявились очень важные для понимания природы путинского режима, глубинные, сущностные его черты, которые при других обстоятельствах были бы менее выпуклы, менее контрастны и, как следствие, менее заметны. Перед нами уникальная возможность пощупать дно и убедиться, что его нет. Но и не зубоскалить невозможно, очень уж материал фактурный.

Поколебавшись недолго между струн, Кремль склонился к более наступательной тактике защиты в деле Навального.

Он уже больше не утверждает, что Навальный не был отравлен. Напротив — настаивает, что его отравили, но только не в России, а в Германии: либо в немецком самолете, доставившем Навального в Берлин, либо в госпитале, где его лечили. Детали пока не уточняются, поэтому спешу застолбить для себя место первопроходимца и подсказать Кремлю один из возможных вариантов развития предложенной им богатой сюжетной линии.

У меня есть несколько сценарных идей для АП и МИДа. Предлагаю после небольшого антракта (надо дать возможность зрителям перевести дух) сделать заявление о том, что Навального отравили излишками «Новичка», оставшегося после покушения на Скрипаля в Великобритании. Почти наверняка у ценителей соборных шпилей кроме флакона из-под духов «Nina Ricci» была с собой запасная емкость с отравой в пластиковой бутылке из-под воды. Флакон из-под духов, как известно, они выбросили в ящик для благотворительных пожертвований и его нашла несчастная пара из Солсбери. А вот бутылку из-под воды смогла спасти суперагент Мария Певчих, которая привезла ее в Томск, но, действуя изощренно, не стала травить Навального на территории РФ, хотя и находилась с ним несколько дней рядом (специально, чтобы не дать возможности российским властям открыть уголовное дело), а пронесла ее тайком на борт самолета, эвакуировавшего Навального в Берлин. После взлета с помощью жены Навального, которая отвлекала разговорами внимание сопровождавших Навального в полете врачей, она впрыснула отраву в аппарат искусственного дыхания, а освободившуюся тару по прилете передала спецслужбам Германии, чтобы опорочить российские спецслужбы.

Не стоит сходу отбрасывать эту версию как абсурдную, у нее много достоинств. Если вдуматься, она решает ряд серьезных проблем, стоящих перед командой кремлевских пиарщиков. Во-первых, она удачно связывает первую пиар-версию о том, что Навального отравили соратники, с последней версией о том, что его отравили западные спецслужбы. Во-вторых, она успешно объясняет при необходимости идентичность яда в Солсбери и в организме Навального. Так что, если Дмитрий Песков или Мария Захарова решат ею воспользоваться, прошу учесть мое авторство. Я не претендую на гонорар, но ссылка на первоисточник обязательна.

Кажется мы все оказались внутри сумасшедшего дома. Однако, если где и сошли с ума, то только не в Кремле. Там работают трезвые и циничные люди и у них с головой все в порядке. Этот спектакль абсурда разыгрывается исключительно для зрителей, сами же постановщики остаются холодны и расчетливы. Истерика Кремля наиграна, а поведение всех задействованных в спектакле персонажей рассудочно и скоординированно, хотя кажется бессистемным. Они действуют по согласованному сценарию. В основании этого сценария две базовые идеи: нам за это ничего не будет и они должны об этом пожалеть. В точном соответствии с мемом — все, что нас не убивает, сильно об этом пожалеет (спасибо Вере Холмогоровой, которая познакомила меня с таким оригинальным вариантом известной идиомы).

За последние несколько лет Россия достигла в отношениях с Западом санкционного баланса.

Все санкции, которые Запад мог применить в отношении Москвы, не нанося вред своим собственным экономическим интересам, исчерпаны.

Это открыто признают представители западного истеблишмента. Дальнейшие шаги фактически являются «паритетными», то есть затрагивающими как экономику России, так и собственные экономики.

Надо также учитывать, что экономическое положение самой России сегодня существенно отличается от экономического положения позднего СССР в лучшую сторону, по крайней мере, по одному, но очень важному в политическом отношении параметру — отсутствию продовольственной зависимости от Запада. Так что прямые аналогии, которые часто любят проводить сторонники гайдаровской концепции «гибели Империи» между путинской и брежневской Россией, не всегда уместны.

Добавим к этому кризис на самом Западе, тотальную коррумпированность его элит теми же русскими деньгами, пандемию с ее неясными последствиями и получим в итоге, что средства экономического сдерживания России очень ограничены. О военном давлении на Россию, учитывая ее ядерный статус, тем более говорить всерьез не приходится. Так что в деле Навального, как и во всех других темных делах последнего десятилетия, Кремль чувствует себя совершенно уверенно, прекрасно знает — что бы он ни сделал сегодня, ничего ему за это не будет. По крайней мере, пока Москва не попытается отравить президента США. Но так далеко дело не зайдет, к тому же, как показывает опыт, и его иногда легче купить, чем убить.

Итак, в Кремле понимают, что на самом деле ведут беспроигрышную (пока) игру, ничем на самом деле не рискуют, и поэтому можно легко выбрать в качестве дипломатического стиля стилистику «Comedy club», развлекая охочую до зрелищ аудиторию. Но в чем его цель? Неужели Кремль действует только из чисто хулиганских побуждений? Отнюдь нет. Это хулиганство лишь маска, скрывающая степной оскал континентальной Империи. На примере дела Навального Москва хочет показательно выпороть Запад, сбить с него спесь, поставить его перед зеркалом и заставить увидеть там себя нагишом, то есть голым и бессильным королем, который может размахивать руками-санкциями как мельница, но абсолютно не способен что-либо предпринять.

Путинский режим хочет сломать Европу, заставить ее понять, что она ничего не может от него добиться силой, что ей надо с ним договариваться. Это давно копилось, и дело Навального лишь удачно подвернулось и оказалось подходящим случаем, идеальным case study. Не сможете здесь — не сможете нигде. Проглотите отравление Навального — проглотите и все остальное. И ведь проглотят…

Вообще, это очень по-путински — выбрать сильнейшего, свернуть его в бараний рог и на его примере проучить других. Взяли самую сильную частную компанию — ЮКОС, превратили в экономическую и лагерную пыль, и весь олигархат стал ручным.

С помощью дела Навального Кремль хочет приручить Европу, указать всему Западу на его место.

Такую задачу нельзя решить, пытаясь сглаживать углы. Напротив, здесь нужно действовать нагло, брать нахрапом, обезоруживать кафкианской логикой.

Лавров говорит, что Навального отравили в Германии, но имеет в виду другое — не лезьте в наши дела, кого захотим, того и отравим, покупайте газ молча. Это не дипломатия Горчакова и даже не дипломатия Громыко. Российский МИД сегодня говорит на языке дипломатии Молотова —Риббентропа. И это естественно — решение сходных задач порождает стилистическое сродство.

Владимир Пастухов

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..