пятница, 27 ноября 2020 г.

Чума породившая Возрождение

 


Юрий Магаршак

Чума породившая Возрождение

 

Пандемия коронавируса сокрушила экономики всех стран на всех континентах. Человечество, гордое достижениями медицины и уповая на них, пытается выйти из эпидемии коронавируса, не изменившись. Желание на грани безумия. Основатель и бессменный президент Всемирного Экономического Форума в Давосе Клаус Шваб провозгласил: Пандемия открывает редкое и узкое окно возможностей отразить, переосмыслить и перезагрузить мир, в котором живем”. Утверждение, похожее на программу действий. Которые должны быть не только экономическими, но охватывать все стороны жизни. Как это произошло при переходе от Средних веков к Возрождению в реакции на пандемию. Которая определила Прогресс.

В 1347 году в Европу  пришла чума. За семь месяцев черная смерть уничтожила  45%  населения  Англии. Во Флоренции от эпидемии умерло еще больше – только 20% флорентийцев осталась в живых. Разумеется, медицина того времени не идет ни в какое сравнение с фармакологией XXI века. Однако человечество не стало следовать призывам церковных догматиков, видевших спасение от чумы в покаянии и мучениях “отвратительного человечества, достойного Ада” (каким оно рассматривалось в Средневековье), чтобы обрести спасение и избавление от страданий, умерев – но не раньше! Появились новые лидеры (писатели, живописцы, философы, правители и банкиры), которые видели выход в освобождении от оков догматизма и в освобождении духа. Начиная с эротики. Освободить которую от запретов было проще всего, поскольку не требовало ни капиталовложений, ни революций.

 Одним из глашатаев нового понимания человека был Боккаччо, написавший «Декамерон» в 1350—1353 годах, то есть практически сразу после начала всеевропейской пандемии. После чего стремительно (как сейчас бы сказали, “застоя”, продолжавшегося тысячелетие!) стало меняться всё. Многие в Европе и Англии – бедные и богатые – решили, что надо жить весело вопреки Клиру. Сексуальные запреты де факто были отменены и церковь, делавшая воздержание главным в своей программе с момента прихода к власти в Римской Империи в конце IV века, этому более не противилась.

В Средние века не было обнаженных тел, изображавшихся живописцами или в скульпторами, так же, как откровенного эротизма в литературе и жизни. Красота считалась порождением дьявла, красивую женщину могли отправить на костер как ведьму (поскольку вводила мужчин в состояние помешательства) уже за одну красоту (читай, например, Собор Парижской Богоматери, с типичной для Средних Веков судьбой красавицы Эсмеральды). Возрождение, порожденное чумой, сняло запреты, начавшиеся с превращением Христианства в государственную религию Рима. Запретившего не только храмы всех древних богов, но также и философские школы, и театры, и Олимпийские Игры... Первой революционной скульптурой Нового Времени был нагой Давид Донателло – в то время, как за несколько десятилетий до этого обнаженные статуи античности уничтожали и разбивали. Однако поддержки Медичи оказалось достаточно, чтобы преодолеть объявление скульптора еретиком – да и Папы, управлявшие христианским миром из Ватикана, стали так называемыми гуманистами. 

Христианские общины, которые с момента казни Иисуса и вплоть до Константина являлись образцом миролюбия всех со всеми, равно как и всех сословий от патрицаев до рабов, сразу после прихода к власти начали бороться не только с верами в традиционных богов Рима, Греции и Востока (храмы разрушались, а упорствующие в язычестве казнились), но также и с христианами, верующими в Иисуса хотя бы немного не так, как учит господствующая доктрина (ариане, монофизиты...). В эпоху, когда смерть от болезни стала реальностью для всех от правителей до холопов, борьба с ересями временно отошла на второй план. Угроза непосредственной смерти оказалась сильнее догматов.

Как кстати и при Советской Власти. Которая объявила “святую ложь” обязанностью врача. Целью которой было предупредить антисоветскую деятельность смертельно больного, которому партия и чекисты были более не указ.

В эпоху, начавшуюся с пандемией (не коронавируса а чумы, что несравненно серьезнее), которую принято называть Ренессансом, изображения античных богов, в том числе в самых фривольных видах, становятся разрешенными. Искусство становится Главным в Италии – включая и Церковь. Которая сделала живопись орудием Веры (в противоположность протестантизму, запретившему иконопись, а с ними любые изображения в церкви). Изобразительные искусства стали (используя терминологию президента Третьего Рима, введенную в употребление шестью веками позднее) фронтом гибридной войны с лютеранством и его разновидностями кальвинизмом и англиканской церковью. Росписи ренессансных церквей (за которые художников прежних веков без сомнения ждала бы самая печальная участь) становятся далекими от средневековых канонов (кульминацией бунта против традиций является Страшный Суд Микельанджело в Сикстинской Капелле, в которой избираются Папы). Культ творцов, которыми восхищались не меньше, чем в средневековье Святыми, стал характеристикой Времени. Архитекторы, которые в Средние века были прикреплены к строившимся на протяжении поколений соборам и остававшиеся безымянными, начали строить дворцы знати в Флоренции, Венеции, Риме, становять не только богатыми и знаменитыми, но также и почитаемыми под собственными именами.

Революция в экономике в эпоху продолжающейся пандемии, блуждавшей из города в город, произошла сразу же после революции сексуальной. На протяжении всех средних веков христианам было запрещено давать деньги, получая процент интереса (в соответствии с запретом ростовщичества в Священном Писании). Единственные, кому дозволялось быть ростовщиками, были евреи. Которых за то, что взятые у “нехристей” деньги приходится отдавать, ненавидели больше, чем за то, что римляне распяли еврея Иисуса Христа римской казнью по приговору римского прокуратора, регулярно грабили и изгоняли, прежде, чем снова призвать поскольку без дачи в долг денег не могла функционировать ни одна экономика. Декреты правителей, а затем и Императорские декреты времен Великой Пандемии (продолжавшейся вплоть до 20ого века)  позволили кредиторам брать процент интереса, не превышавший пяти процентов. Церковь использовала банковское ростовщичество, впервые разрешенное христианам после начала Великой Пандемии, по умолчанию. Не одобряя, но также и не преследуя. Отсюда и всесилие банка Медичи, собиравшего для Рима церковную десятину со всей Европы.

 

Мартин Лютер, возмутившийся индульгенциями (прощением грехов за деньги, введенным ренессансным папой Львом Десятым – сыном, кстати сказать, Лоренцо Великолепного) запрещал брать проценты, но Кальвин вопреки основателю протестантизма разрешил ростовщичество на уровне Священного Принципа – отсюда Швейцарские Банки и развитие капитализма в противоположность цехам. В обществе появилась динамика, движимая банками, искусствами, свободной от ограничений нравственностью, научными открытиями и технологическими изобретениями одновременно.

 

С 1447 по 1521 гг. Святой Престол занимали “ренессансные папы” – от Николая V до Льва X. Которые управляли Католической Церковью не как духовные пастыри, а как политики и меценаты. Целью которых был не аскетизм паствы для её попадания в Рай, а радость и культурный подъем. Папа Александр Борджиа, в 37 лет, вступивший на папский престол, программу Священных Действий своего понтификата сформулировал одним предложением: "Насладимся папством, потому что Бог дал нам его". В соответствии с этой “заповедью” испанский папа, правивший в то самое время, когда в Испании свирепствовала инквизиция, устраивал в Ватикане оргии, в которых принимало участие до пятидесяти куртизанок. Обет целибата запрещал служителям Бога жениться, но по умолчанию разрешил во времена Ренессанса (а также и Просвещения) иметь любовниц и даже незаконных детей. То есть получать земные наслаждения во всех формах неограниченно, трактуя заповеди Иисуса в благоприятном для радостей жизни духе.

 

Эпидемия могла прийти в любой город в любой момент (так же, как эпидемия коронавируса в 2020 году), но на карантины (в отличие от европейцев и американцев эпохи мобильной связи) никто не роптал, считая их естественной частью жизни. Тициан и Рубенс многократно оказывались в карантинах, но на их жизнерадостной живописи это не отразилось. Удалившись за город (те, у кого была такая возможность) продолжали наслаждаться радостями бытия (описанными, в частности, в Декамероне). Как только объявлялось, что карантин снят, население возобновляло коллективные и индивидуальные удовольствия в городах: карнавалы Венеции, праздники в Париже и Лондоне... В Флоренции изобретается опера, во Франции (кстати сказать, по инциативе вошедшей в историю как отравительница Екатерины Медичи) балет. Театр, в Европе находившийся под запретом со времен Феодосия Великого то есть в течение тысячи лет (в представлениях странствующих артистов дозволялись только жонглеры, акробаты, танцоры, а при королевских дворах шуты) расцвел в Елизаветинской Англии, в Испании и во Франции.  

 

Чума покончила с порядками, запретами и правилами Средневековья, которые, оставаясь без кардинатльного изменения, могли уничтожить все человечество. Преобразовав христианский мир в соответствии с предписанием президента Всемирного Экономического Форума в Давосе: Пандемия открывает редкое и узкое окно возможностей отразить, переосмыслить и перезагрузить мир, в котором живем” – если бы он жил не в XXI веке, а семью веками до этого. Будем надеяться, что человечество эпохи интернета, телевидения и коронавируса окажется не глупее чем предки, населявшие Европу в эпоху Большой Чумы.

В момент упования на преодоление эпидемии коронавируса с помощью вакцин и только вакцин, не желая при этом кардинально менять сложившиеся обычаи и структуры от свободы перемещения по миру и владычества банков до образования и “прогрессивной” семьи, представляется разумным и своевременным умерить гордыню, насаждаемую власть имущими, находящимися в полной растерянности, и взглянуть на то, как поступало человечество при наступлении пандемий в прежние времена.

 

27 ноября 2020                                                                                                                                                      Нью-Йорк накануне введения глобального карантина

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..