пятница, 27 ноября 2020 г.

ШЕСТОЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ

 

Марина Магрилова

Шестое тысячелетие

Имена раввинов, побывавших на Святой Земле в начале шестого тысячелетия, можно увидеть на этой схеме.

Оглавление:

Захотелось мне поделиться мыслями о времени, в котором мы живем.

Известно, что последний еврейский Синедрион (Санхедрин), преследуемый и гонимый уже принявшей христианство Римской империей, на закате своего существования, в 415 году, в Тверии, благословил все месяцы всех лет почти на два тысячелетия вперед, вплоть до конца 6000 года по еврейскому календарю.

Сейчас идет 5781 год от сотворения мира, год, в котором мы живем. Пора задуматься о приближающемся 6000 годе. Что за ним? Может быть, это опять ожидание какой-то круглой даты, которое настраивает на мысли о конце света? Это уже было, и было не раз, ждали 1000 и 2000 года, ждали 1666 года, но вместо Машиаха пришел тогда Шабтай Цви…

Что же ждет нас (нас?) 17 сентября 2240 года, в Рош а-Шана 6001 года, в день конца еврейского календаря? Без благословения еврейских мудрецов такого дня просто не может быть!

Возможно, как говорил Рамбам, соберутся ВСЕ раввины земли Израиля и укажут на ОДНОГО главного мудреца, который сможет рукоположить остальных мудрецов, а они возобновят работу Санхедрина?

Тогда можно будет продлить календарь и продолжить жить, как жили…

А может быть, мы приближаемся к тому «субботнему тысячелетию», о котором говорили пророки?

Шестое тысячелетие и каббала

С началом 6001 года от Сотворения Мира начинается седьмое тысячелетие. По мнению мудрецов, это тысячелетие будет отличаться от остальных примерно так же, как отличается суббота от прочих дней недели. Недаром при сотворении мира наше время только началось, а седьмой день Творения — Шаббат Бога — не закончился! Про него не сказано, как про остальные дни творения: «И был вечер и было утро, день один». Шесть тысяч лет календаря дано человеку, созданному по образу и подобию Бога, для «доделывания этого мира», а Бог отдыхает и наблюдает, как мы с этим справляемся. А с наступлением 6001 года закончится «Шаббат Бога» и начнется субботнее тысячелетие людей, Его участие в делах мира станет явным, а диалог с Ним открытым.

Базисная концепция лурианской каббалы — это учение о семи тысячах лет существования известного нам мира, которые уподобляются шести дням сотворения мира и седьмому, субботнему дню. Шесть тысячелетий ведется определенная работа по «очищению» материального мира, а затем наступает седьмое, «субботнее» тысячелетие — это время раскрытия Всевышнего, время сбывшихся пророчеств. В седьмом тысячелетии не будет войн и болезней, будет прямое участие Творца в жизни сотворенного им мира.

Попробуем перевести годы истории в часы шести тысячелетних дней. При делении 1000 лет на 24 часа суток получается, что один час соответствует 41,7 года истории. В 2020 году по «общему» календарю мы живем в 5780/5781 году по календарю еврейскому. Простая арифметика: до 7-го тысячелетия осталось 219 лет, что в переводе тысячелетий в дни, часы и минуты означает, что мы живем во второй половине дня пятницы (если считать, что день, как и положено по еврейскому календарю, начинается предыдущим вечером). А началось шестое тысячелетие, то есть «пятница Человечества», 780 лет назад, в середине XIII века, с открытия книги Зохар, написанной еще на излете еврейского присутствия в Эрец Исраэль, во втором веке.

Книга Зохар, пролежавшая где-то в тайнике более 1000 лет, попадает в руки еврейских мудрецов аккурат с наступлением «пятницы Человечества». Дальше больше, мы продолжаем удивляться совпадениям. В ночные часы, примерно в полночь, евреев выгоняют из Испании, а затем из Португалии. Это время великих географических открытий, в год изгнания евреев из Испании открыта Америка, примерно тогда же династия Османов завоевала Эрец Исраэль.

Для гонимых отовсюду евреев появляется возможность спастись от преследований на территории Османской империи, а за пару десятилетий до изгнания, в 1475 году, появляется первая напечатанная еврейская книга.

На «рассвет пятницы» приходится расцвет каббалы в Цфате в XVI веке, за ним по нарастающей в еврейскую историю приходят Бешт, Виленский Гаон, рав Калишер с его «Стремлением к Сиону», Герцль, рав Кук и, наконец-то, конец Изгнания — государство Израиль!

При желании можно более точно подсчитать и всякие другие интересные даты. Например, полдень пятницы приходится на падение СССР и, как результат, приезд миллиона русскоязычных олим (репатриантов) в Израиль. Недаром полдень соответствует каббалистической категории «гвура» или «дин» (справедливость, суд).

Оставшиеся до начала седьмого тысячелетия 219 лет — это меньше, чем четверть тысячелетия, или, соответственно, меньше, чем четверть суток, 6 часов. Если предположить, что новые сутки начинаются и заканчиваются где-то в семь-восемь часов вечера, то вычитая четверть дня, оставшиеся Человечеству, получаем, что мы сейчас живем в пятницу в час или два пополудни. Можно сравнить наше время с пятничным базаром, который скоро закроется — все спешат, всё ускоряется, надо еще много всего успеть сделать, всеобщая суета, цейтнот, и вдруг...

Коронавирус остановил всех и вся... Не летают самолеты, не ездят поезда и автобусы, самоизоляция стран, тишина... смерть витает над народами, запертыми в своих домах и границах без возможности общения друг с другом. А главное — всем понятно, что это все не случайно, но ответ на вопрос «Зачем все это», возможно, будет ясен еще не скоро... Может быть, именно затем, чтобы мы остановились и подумали о прошлом и о будущем?

Вернемся в начало шестого тысячелетия, начавшегося в 1240 году по привычному нам исчислению.

Столетие до начала шестого тысячелетия

За 100 лет (за два с половиной часа) до этого испанский поэт Йехуда ха-Леви на иврите пишет свое знаменитое стихотворение «Моё сердце на Востоке».

Богатый, состоявшийся, всеми любимый, уже не молодой человек отказывается от своего положения, от всего привычного только ради того, чтобы увидеть Иерусалим. В 1140 году он действительно последовал велению своего сердца и отправился на восток. Решение Йехуды ха-Леви о переселении в Эрец Исраэль подкреплялось его собственным философским учением о связи Бога Израиля с народом Израиля, страной Израиля и священным языком Израиля, ивритом. Суть его концепции:

«Еврейский народ и Земля Израиля в своей совокупности составляют совершенное и единое целое. Связь между ними была прервана, когда избранный народ был изгнан из Земли обетованной, и тем самым была нарушена Божественная цельность человеческой истории. Восстановление этой цельности — задача будущих поколений, однако и в настоящем каждый еврей обретает цельность в стремлении возвратиться на родину».

Знаменитого поэта и комментатора Торы с почётом встретили в Египте, предлагая остаться и не рисковать, не продолжать путешествие. Однако, несмотря на враждебную к евреям власть крестоносцев, Йехуда ха-Леви продолжает свой путь в Иерусалим, и здесь его следы теряются, но по преданию он был убит проезжавшим мимо него «рыцарем». Йехуда ха-Леви оплакивал Храмовую гору, склонившись в молитве на западном холме, и именно там, в самом конце пути, его настиг меч крестоносца… Сегодня улица, ведущая с западного холма к Храмовой горе, носит его имя.

Еврейский путешественник Беньямин из Туделы описывает Иерусалимское королевство крестоносцев и еврейские общины Средиземноморья, которые он посетил за время своего многолетнего путешествия (1159-1173).

В земле Израиля он нашел еврейские общины в Кейсарии, Тверии, Акко, общину самаритян в Шхеме. Известно, что все евреи Иерусалима были заживо сожжены в синагоге при взятии города крестоносцами в 1099 году, тогда же прекращает существование и иерусалимская община караимов. Однако во времена Беньямина из Туделы в городе уже 200 евреев, в его описании Иерусалим это маленький город, полный якобитов (сирийских христиан), армян, греков и грузин. Две сотни евреев населяли угол города под Башней Давида. После победы Салах ад Дина над крестоносцами в 1187 году в Иерусалиме и в Цфате были восстановлены еврейские общины, о них в начале XIII века пишет еврейский писатель Йехуда Алхаризи, вошедший в историю как переводчик с арабского на иврит трудов Маймонида. Три поэмы Альхаризи найдены в Каирской генизе. Йехуда родился в Толедо и путешествовал по многим странам, свое последнее путешествие он совершил в Эрец Исраэль и умер в 1230 году в Палестине. Часть своих произведений он написал на иврите.

Великий Рамбам (Маймонид) прибыл в Страну Израиля в 1165 году, полгода прожил в Акко, посетил Иерусалим, молился на Храмовой горе, побывал в Хевроне, в пещере Праотцев. В Египте возглавил еврейскую общину, прославился, как врач, лечил семью самого султана Салах ад Дина.

Себя Маймонид считал грешником из-за того, что покинул землю Израиля, оставив здесь родного отца, который не готов был переезжать в Египет и, оставшись один, вскоре умер. Рабби Моше бен Маймон мечтал о возвращении в Эрец Исраэль, однако это произошло только после его смерти. Захоронение Рамбама в Тверии — это визитная карточка города, его видно отовсюду.

Во времена Рамбама в еврейском мире было очень заметно влияние караимов, не признававших Устную Тору и Талмуд. Караимы существуют и сегодня, они часть большого сильного еврейского мира, так же, как и самаритяне, которые признают только Тору.

Караимы признают весь текст Танаха (Тора, Пророки, Писания), но трактуют его местами иначе, чем общепринято. Например, весь библейский текст караимы понимают буквально: если сказано «не вари козленка в молоке его матери», то, на всякий случай, не смешивают мясо с молоком, но часы между молочным и мясным не соблюдают, посуду на мясную и молочную не делят. Еще пример: у караимов есть только две обязательные молитвы, утром и вечером, они соответствуют жертвоприношениям в Храме. В синагогах караимов все ходят босиком, как левиты и коэны на Храмовой горе во время службы. С Х века вплоть до 1099 года Иерусалим был центром караимов, но крестоносцы уничтожили всех евреев Иерусалима без исключения и деления на караимов и «правильных» евреев. Начиная с XI века центр караимов сместился в Египет, еврейская община Египта подпала под сильное влияние караимов и почти перестала соблюдать талмудические предписания. Лишь с прибытием в Египет Рамбама авторитет Талмуда среди местных евреев был восстановлен.

Можно попытаться представить себе ту боль, с которой еврейский народ, разбросанный по разным странам, снова и снова повторял: «В будущем году в Иерусалиме» или «Да отсохнет моя правая рука, если забуду тебя, Иерусалим»! Давайте попробуем вспомнить тех, кто действительно до Иерусалима добрался. Тем более что наступило новое шестое тысячелетие. Казалось бы, первая мысль, которая приходит в голову в этой ситуации — а может, пора вернуться народу в свою страну? Пришло время реализации пророчеств! Пора в страну исхода, в Палестину! Появились люди, особенно люди грамотные, комментаторы Торы и поэты, которые пытались продвигать эту идею. Но как добраться до земли Израиля? Передвигаться по суше можно было только с серьезной охраной, в пустыне и сейчас действует простой закон — «Прав тот, кто сильнее». Предпочтительнее было плыть по морю в один из портов на берегу, в Газу или в Акко, сюда относительно регулярно плавали корабли из Александрии, а из портов в Иерусалим идти пешком, полагаясь на честность гидов-проводников…

Что же видели здесь смельчаки, отважившиеся последовать зову сердца? К началу шестого тысячелетия некогда процветающая страна обезлюдела и лежала в развалинах. Население страны сократилось с 5 миллионов в начале эры до 150 тысяч человек в XIII-XIV веках. Живущие в стране евреи были бесправны и безоружны. Всё, что можно было сделать в такой ситуации — это изворачиваться за счёт ума и за счёт хитрости. Израильская поговорка «не будь прав — будь умён» отражает тяжёлый тысячелетний опыт бессильных образованных людей.

В 1210 году рабби Шмуэль бар Шимшон из Шанца, из Франции побывал на Святой Земле. Путевые заметки Шмуэля описывают места еврейских захоронений. Потомок Салах ад Дина, Сайф ад-Дин (Меч веры), пятый султан из династии Аюбов, пригласил евреев в Палестину. Шмуэль возвращается во Францию и, вслед за ним, уже в 1211 году, в Акко, прибыла группа 300 раввинов из Франции и Англии. Во главе группы был отец Шмуэля, рабби Шимшон бар Авраам из Шанца. К сожалению, от «Алии трёхсот раввинов» ничего, кроме названия, не осталось, так как уже в 1219 году, после смерти Сайф ад-Дина, крестоносцы вырезали большую часть этих раввинов…

Рабби Шимшону повезло больше, он прожил в Израиле почти четверть века и умер в 1235 году, он похоронен у подножья горы Кармель. В стране Израиля им написаны дополнения к разделам Талмуда, о возделывании земли и о климате страны. Рабби Шимшон пишет, как очевидец, для своих комментариев и выводов раби Шимшон опирается на Иерусалимский Талмуд, написанный в земле Израиля.

1240 год — начало шестого тысячелетия или «пятницы Человечества»

1240 год запомнился в еврейской истории первым судебным процессом против Талмуда и, в результате, первым в истории массовым уничтожением еврейских книг. Это был первый публичный диспут между католиками, которые заведомо были «назначены» победителями, и евреями, которые не могли отказаться от участия в этом диспуте. Со всей Франции в Париж свозят телеги с еврейскими рукописными книгами, и все их сжигают на центральной площади. Один из защищавших Талмуд перед французским королем, Людовиком Святым, рав Иехиэль, с семьей и учениками переезжает в землю Израиля.

Среди присутствующих на диспуте в Париже был ученик рава Иехиэля, рав Меир бен Барух из Ротенбурга (Маарам из Ротенбурга). Он был свидетелем публичного сожжения Талмуда и других еврейских рукописей. Пережитое потрясение побудило его написать «Плач на 9 ава», который мы читаем в день траура и сегодня — «Шаали сруфа баэш» — спрашивай, сожжённая в огне… Положение еврейских общин Западной Европы всё ухудшалось, хотя казалось, что хуже уже некуда. Новый император, Рудольф Габсбург, объявил всех евреев рабами казны Священной Римской империи и наложил на них непосильные налоги. Рабби Меир призвал евреев покинуть Германию и сам отправился в путь на Святую Землю вслед за своим учителем, раби Иехиэлем. В одном из портов Италии его узнал и выдал властям еврей, выкрест. Рабби Меира схватили и посадили в тюрьму. У еврейских общин потребовали огромный выкуп, и деньги были собраны учеником рава Меира, равом Ашером бен Иехиэлем, вошедшем в еврейскую традицию как Рош. Однако рабби Меир отказался выйти из тюрьмы, ссылаясь на законы Мишны:

«Не выкупают заложников за непомерный выкуп, чтобы не привести к ещё большим несчастьям» (Гитин 4:6).

(Этот закон вполне актуален и сегодня, и его обсуждали при принятии решения по освобождению Гилада Шалита. В отличие от родственников Гилада Шалита, которые своими провокациями даже не постеснялись испортить народу Израиля главный праздник, день Независимости, рабби Меир отказался за выкуп выходить из тюрьмы, чтобы подобные инциденты пленения лидеров еврейских общин с целью наживы не повторялись в дальнейшем.)

В 1293 году р. Меир умер в заключении, и только в 1307 году его тело выкупили у властей и похоронили в Вормсе. Ашер бен Иехиэль, Рош, ученик рабби Меира, собравший деньги на его освобождение из тюрьмы, все же сумел убежать от Рудольфа Габсбурга и добрался до Испании, где стал главным раввином Толедо. Ашкеназский рабби во главе сефардской общины пользовался заслуженным авторитетом. Однако, до Святой Земли о которой мечтал рав Ашер, куда стремились все еврейские души, доберется только книга Роша, чтобы в XVI веке Йосеф Каро при написании Шульхан Аруха смог ее использовать. Три главные авторитета при решении того или иного галахического спора брал в рассмотрение Йосеф Каро — это Рамбам, Риф и Рош. Когда два из трех мнений совпадало — это становилось галахическим законом Шульхан Арух.

Жизнь раби Иехиэля, защищавшего Талмуд в Париже, сложилась лучше. Он сумел добраться до земли Израиля, побывал в Иерусалиме и поселился в Акко, где в 1260 году открыл иешиву. Умер раби Иехиэль через восемь лет, в 1268 году, возможно, он даже успел познакомится с другим знаменитым еврейским переселенцем, также ставшим жертвой диспута, с раби Моше бен Нахманом (Рамбаном), который в 1267 году прибыл на святую землю. Рамбан, или Нахманид, — признанный лидер поколения, выдающийся комментатор Торы, каббалист и мыслитель. Его приезд не мог остаться незамеченным, однако сведений о встречах рабби Иехиэля и рабби Моше бен Нахмана не сохранились. Причина бегства Рамбана была та же, что и у рабби Иехиэля — преследование со стороны христиан после диспута. Против Рамбана выступал крещенный еврей Пабло, диспут проходил в Барселоне в присутствии короля в течение нескольких дней. Все сказанное на диспуте записал сам Рамбан, благодаря ему до наших дней дошло точное содержание как вопросов, так и ответов средневекового диспута и именно факт записи диспута, а даже не сам диспут, разозлил католическую церковь и привел к высылке Рамбана из страны. Как и рав Иехиэль, Рамбан стремился в Иерусалим, но не смог удержаться в городе.

Дело в том, что XIII век был самым запутанным и сложным в истории Иерусалима, да и всего региона. Турки-сельджуки, хорезмийцы, арабы-сунниты — аббасиды и арабы-шииты — фатимиды, разные бедуинские шейхи, курды-аюбиды, мамлюки, монголы, крестоносцы из разных европейских стран — все побывали в Иерусалиме. Власть в городе многократно менялась. Победитель сельджуков, курд по происхождению, Салах ад Дин, объединил разрозненных мусульман и сумел отвоевать Иерусалим у христиан. После изгнания крестоносцев стены города были срыты (1219-1220 годы), жители, кто мог, разбежались — переселились в близлежащие сёла, скрываясь от смерти и грабежей во время войн потомков Салах ад Дина как между собой, так и с крестоносцами. Безжалостное разрушение стен и самого города привело к тому, что целыми остались только ритуальные здания — башня Давида, Храм Гроба Господня и мечети на Храмовой горе. По договору с мусульманами рыцари воинства христова вернулись в Иерусалим в 1229 году и с перерывами сохраняли власть в городе до 1243 г. В 1244 году крестоносцев выгнали из города Хорезмийцы (мусульмане из Центральной Азии правили с 1244 по 1247 г.), вслед за ними Иерусалим опять несколько лет находился под властью династии Аюбидов, потомков Салах ад Дина (1247-1250). Вдова убитого последнего египетского халифа из династии Аюбидов выходит замуж за лидера мамлюков и в 1250 году передает ему власть. Правление мамлюков в Иерусалиме сохранялось с 1250 до 1517 года, но дважды, в 1260 и в 1300 годах, на Святую Землю накатывались полчища монгол, потомков Чингисхана…

(Этот бурный период истории, как мне кажется, чем-то похож на XX век. Моя бабушка родилась в Украине в 1906 году во время погрома и вспоминала, как в ее детстве, во времена гражданской войны, просыпаясь, евреи спрашивали друг у друга: «А какая власть сегодня в городе?»…)

В 1267 году власть в городе у мамлюков. Рамбан (Нахманид) пишет письмо сыну, в котором описывает увиденное в Иерусалиме и жалуется, что евреев в городе практически не осталось, нет 10 взрослых мужчин — нет миньяна для молитвы!

Чтобы собрать миньян на Рош а-Шана, из всех ближайших деревень пришли евреи… Рамбану не слишком понравилась жизнь в городе, открытом для любого завоевателя, в итоге он переселился в Акко, под защиту крепостных стен. Королевству крестоносцев на тот момент оставалось существовать еще пару десятилетий, до 1291 года. В Акко Рамбан застал период агонии королевства: кроме внешних врагов, арабов, курдов, бедуинов, монголов, всевозможных сарацинов, королевство раздирали внутренние споры и междоусобицы, в которых легко находили виноватых — живущих рядом евреев.

XIV век

1300 год. Святая земля встречала XIV век очередным нашествием монголо-татар. Во дворце Версаля в «Зале крестовых походов» висит большая картина Клода Жакана об освобождении Иерусалима в 1300 году Жаком де Моле, который был последним магистром ордена Тамплиеров.

Однако в реальной истории этого события не было. Монголы действительно контролировали город несколько месяцев, пока мамлюки отступили и собирали новые силы в Египте, но крестоносцев в этот период уже не было на Святой Земле, Жак де Моле, видимо, встретил новое столетие, 1300 год, на Кипре, как и другие уцелевшие рыцари. Монголы не задержались в Иерусалиме, они не рассматривали его как стратегически важный и нужный город, да и городом бедное, разрушенное поселение без стен назвать было трудно, тем более что из него разбежались многие жители.

Удивительно, как мало есть данных о приезжающих на Святую Землю евреях в XIV веке! Возможно, это связано с выживанием на грани невозможного, когда уже нет сил ни на что, ведь весь этот период — время эпидемий чумы и черной оспы, время Великого голода, который поразил Европу. Третья часть населения Европы погибает от чумы только в первой половине XIV века, об этом пишет средневековый историк Фруассар. В случившихся бедах обезумевшие от страха люди всегда находили виноватых — это живущие рядом евреи, они другие, они болеют меньше!

Евреи действительно болели меньше, так как мыли руки перед едой, еврейская традиция требует делать «нетилат ядаим»: не помыв руки, нельзя есть хлеб. А раз евреи болеют меньше, значит они виноваты — они травят колодцы, они насылают болезни, они служат дьяволу, недаром они убили нашего Бога! Жизнь еврейских общин в Западной Европе становится хуже и хуже на грани с невозможной, в итоге из Англии евреев окончательно изгоняют в 1290 году, из Франции в 1391 году, а из Австрии в 1421 году.

И все же в XIV веке до Святой Земли добралось несколько очень значительных еврейских переселенцев, и начиная с этого времени, еврейское население Святой Земли неуклонно растет.

В 1313 году раби Иштори Апархи (Эстори Фархи) в возрасте 33 лет бежит из Франции от погромов и наветов. До переезда в Палестину он учит Тору в Толедо у рабби Ашера бен Иехиэля (Роша), о котором уже было написано выше. Как и все добравшиеся до Святой Земли евреи, он пробует жить в Иерусалиме, но все же покидает Святой город и перебирается в Бейт-Шеан. Современная археология обязана ему идентификацией библейских мест. Рабби Иштори исходил из предположения, что древние еврейские названия сохранились в несколько искаженном виде в современных ему арабских названиях. В своих поисках рабби побывал во всех уголках святой земли, исследовал Галилею. Ему удалось опознать около ста восьмидесяти мест, упомянутых в Танахе и Талмуде. Результаты он изложил в книге «Кафтор ве Перах» ("Бутон и цветок"), посвященной географии и истории Святой земли. Кроме того, р. Иштори осуществил привязку к местности рубежей Земли Израиля, указанных в Танахе.

В начале XIV века в Иерусалиме поселился каббалист из Испании, раввин Шем Тов Авраам ибн Гаон. В Испании тоже уже начались погромы, во время которых евреям предлагали выбор: крещение или смерть, и очень многие избрали крещение. Испанская инквизиция добивались того, чтобы «новые христиане» полностью порвали со своим прошлым, отказавшись от еврейских обычаев и традиций в повседневной домашней жизни. Слежка, доносы, по всей стране пылали костры с еретиками, «предателями»…

Бегство из Испании с целью остаться евреем — это понятно, но выбрать для жизни Святую Землю в те темные времена Средневековья — это был отчаянный шаг глубоко верующего человека. Раввин Шем Тов Авраам, как и все приехавшие до него, стремился в Иерусалим, он поселился в городе, однако прожил там недолго и перебрался в Цфат в надежде найти более спокойное место для каббалистической медитации.

Исаак Чело (Ицхак Хило), испанский каббалист, живший в Арагоне, в 1333 году уехал вместе со всей своей семьей в Иерусалим и поселился там. Он описал Иерусалим в письме к отцу и друзьям и рассказал о семи путях, которые вели в разные значимые места и сходились в этом городе. Этот труд носит название «Швилей д'Иерушалаим» (Дороги из Иерусалима).

Очень интересно следовать за средневековым путешественником, отмечая то, что описано правильно, а также ошибки и чудесные истории. Например, император Адриан, разгромивший восстание Бар Кохбы, перешел в иудаизм и стал евреем. Сегодня похожую историю рассказывают про императора Нерона.

Можно доверять информации о роде занятий и количестве евреев, живших в разных городах и деревнях. Например, Исаак Чело пишет, что в городе Арад живет раввин, который пасет коз, а ученики следуют за ним на луга, где и выслушивают уроки. А в древнем Эммаусе только несколько убогих хижин исмаилитов, а в Лоде, городе мудрецов, в месте, где была знаменитая иешива рабби Элиэзера, в XIV веке осталась только жалкая деревенька. Зато в Рамле есть два еврейских дома, один из глав еврейских домов из Толедо, а другой из Кордовы. В Црифине живет еврей-каббалист, красильщик тканей. У него 9 учеников — есть миньян. Отец красильщика учился у самого Рамбана, и сохранилось много семейных историй, которыми красильщик-каббалист делится с гостями. В Шхеме вообще нет евреев, только самаритяне. Упомянута знаменитая пещера в Текоа, там якобы захоронен пророк Амос. А в Хальхуле, известном сегодня, в XXI веке, как рассадник террора, тогда живут евреи, там же гробница одного из пророков. В Хевроне Исаак молился не только в пещере праотцев, но и на могиле Ишая, отца царя Давида, в Тверии — на могиле Рамбама. В Акко, Хайфе, Тверии и Цфате Исаак Чело нашел еврейские общины, про Акко написано, что там «процветает торговля и жители многочисленны и богаты», а про Цфат, что город «населен евреями со всех концов света».

Мамлюки превратили Цфат в главный город на севере страны. Перестроенная крепость крестоносцев служила надежной защитой жителям города, и все больше евреев селились в Цфате. Близость Дамаска для торговли и относительная безопасность привела к расцвету Цфатской еврейской общины. Это приведет к тому, что в XVI веке Цфат даже будет конкурировать с Иерусалимом за «еврейскую корону», то есть за то, где главный город Святой Земли и главные еврейские мудрецы.

Сохранились несколько писем, например, рабби Исаак ибн Альфара из Малаги в 1411 года пишет другому раввину, Симеону Дурану. Его письмо описывает главные еврейские гробницы Палестины. Сохранились письма от раввинов Италии, посетивших Палестину: в 1438 году раввин Илия из Феррары, а в 1481 Мешулам из Вольтерры. В 1521 году в страну переселился рав Моше Басула из Пезаро (Италия), он пробовал жить в Иерусалиме, Хевроне, но в итоге и он тоже поселился в Цфате.

Самым знаменитым путешественником тех времен является безусловно рабби Овадья из Бертиноро (Бартенуры) (1450-1530). Он покинул Италию в 35 лет и три с лишним года добирался до Иерусалима. По дороге давал уроки Торы в Риме, Неаполе, Палермо, Сицилии, Александрии, Каире, и везде ему предлагали остаться и возглавить местную еврейскую общину. К Песаху 1488 года прибыл в Иерусалим и привез собранные им в дороге пожертвования, чтобы спасти голодавших евреев Иерусалима. В воспоминаниях рав Овадия описывает Иерусалим как город развалин. Всего 70 евреев в городе, причем на одного мужчину приходится 7 женщин, вдов и старух. Страшный голод, люди едят полевую траву… Через три года рав Овадия перебрался в Хеврон, но в 45 лет вернулся и уже не покидал Иерусалим до самой смерти.

В одном из писем рав Овадия писал, что в Цфате

«евреи живут спокойно… однако большинство из них — бедняки, занимающиеся торговлей вразнос по деревням».

Именно рав Овадия встречал изгнанников из Испании и Португалии на Святой Земле. Из 300 тысяч изгнанных примерно треть перебралась на территорию Османской империи, многие пытались вернуться на землю Обетованную. Средневековый сионизм набирал силу! Рядом с сильной харизматичной личностью хотят жить и другие еврейские семьи. Община в святом городе выросла до 300 семей! Но опять пришла беда, эпидемия косит всех без разбора и заставляет бежать из города. Рав Овадия умирает во время эпидемии, в 1530 году, в возрасте 80 лет, он похоронен на Масличной горе.

До полного изгнания евреев в последние годы XV века из Испании, а затем и из Португалии, на протяжении XIV и XV веков евреев всеми возможными и невозможными способами заставляли поменять веру.

(Современным олим, репатриантам, приехавшим из СССР в Израиль, понятно, что такое быть «советским» (испанским) евреем: если ты не «советский», то ты — инакомыслящий, а значит ни тебя на работу, ни детей в хорошую школу или институт не примут, за границу и подавно не выпустят. За лояльностью и «хорошим поведением» следили — что в Испании, что в Советском союзе. Например, к нам домой приходили учителя проверять, почему ребенок не ходит в школу в субботу и почему не ест со всеми школьные завтраки (свиные сосиски в школьном буфете)… Бывало, что родители сопротивлялись внешнему давлению, тогда детей могли отобрать, чтобы вырастить из них настоящих «советских испанцев» или «советских португальцев». Подавление инакомыслия и, как результат, ассимиляция, практически уничтожившая российское еврейство, не была придумана советскими идеологами, все это уже происходило и неоднократно в нашей длиной еврейской истории.)

К моменту изгнания из Испании, к 1492 году, проходит 250 лет от начала шестого тысячелетия, то есть ровно четверть шестого тысячелетия — это 6 ночных часов «пятницы Человечества», самое начало рассвета…

Рассвет нового дня начался в Цфате, в XVI веке этот город увидел такой полет еврейской мысли и творчества, какого не было со времен Танаха и пророков. Сны стали явью, и этому даже перестали удивляться участники «могучей кучки», евреи, жившие тогда в Цфате, имена которых стали песней.

Рассвет шестого тысячелетия

А что, если попробовать посмотреть на всю историю Человечества? Первый день, воскресенье, первое тысячелетие от Сотворения мира — здоровые лучезарные люди, долгожители, экологически чистый прекрасный мир… — может быть недаром в дальнейшем именно воскресенье станет выходным днем для большинства Человечества? Однако недостойное поведение грозит миру разрушением. В первом тысячелетии вообще не было наказаний. Середина второго тысячелетия (понедельник — день тяжелый) — Потоп, Человечество строится заново из семьи Ноаха и трех его сыновей. В конце второго тысячелетия, в 1948 году от сотворения мира, родился Авраам, от которого произойдет народ, который должен стать «светочем для народов мира»… В третьем тысячелетии происходят все события с праотцами и праматерями, исход из Египта и в середине третьего тысячелетия появляется надежда на избавление — Синайское Откровение. На конец третьего тысячелетия приходится расцвет единого царства Израиля, времена Давида и Соломона. Недаром, видимо, про третий день Творения Танах говорит «паамаим ки тов» или «дважды хорошо».

Посмотрим Последовательность событий в еврейской истории от Сотворения мира.

Ветхий Завет (Танах) записывается до середины четвертого тысячелетия, до времен возвращения евреев из Вавилонского плена, до времен жизни последних пророков. Вторая половина среды (четвертое тысячелетие) — это времена столкновения с греко-римской культурой — из этой идеологической войны евреи не вышли до сих пор. Происходящее сегодня в странах свободного западного мира — это естественное продолжение заложенных тогда ценностей в общечеловеческую историю. Пятое тысячелетие (четверг) в еврейской истории — это история выживания, сопротивления, героического упрямства. И вот наконец-то, Пятница, ночь изгнания, а потом — рассвет!

Цфат или Иерусалим?

Да, шестнадцатый век стал веком расцвета Цфата. Маленькая галилейская деревушка посмела конкурировать с вечной столицей, с Иерусалимом! Как же это могло произойти? — Попробуем разобраться. Формально причин этому было несколько. Изгнанные из Испании и Португалии евреи искали, где поселиться. Многие переплывали Гибралтар и оказывались в северной Африке, где их поджидали берберы с целью «выпотрошить внутренности», они буквально вспарывали животы, считая, что богатства евреи увозили в себе, так как с собой взять они ничего не могли. В страны Западной Европы евреям в XVI веке вход был запрещен, поэтому многие оказались на территории молодой Османской империи. В 1517 году мамлюков из Палестины выгоняют османы, в Иерусалиме наконец-то опять появляются городские стены, построенные султаном Сулейманом. Во времена Сулеймана Великолепного и его сына, Селима, очень преуспела семья марранов из Испании, дона Грация Мендес и ее зять и одновременно племянник, Иосеф ха-Наси.

Своими связями и деньгами они мстили Испании за изгнание евреев, имея свой флот, они помогли избежать расправы евреям Италии, организовали бойкот папского торгового города-порта Анкона, за верную службу получили право владеть землей на Галилейском море, где когда-то был цветущий город, Тверия. Именно туда были переправлены спасенные из Италии евреи, на деньги доны Грации куплены и посажены тутовые деревья, шелковые ткани очень ценились тогда в Европе. Изгнанные евреи Испании и Португалии привезли с собой умение обрабатывать ткани, первые ателье по пошиву готовой одежды появляются в Цфате в XVI веке…

Однако прежде всего все еврейские переселенцы стремились в Иерусалим. Местные власти боялись усиления значения Иерусалима за счет увеличения в городе еврейского населения. Из прошедших веков известно, что соединение еврейского народа и Иерусалима — это очень сильная «взрывная смесь», не управляемая властями. Если не Иерусалим, то какой другой город может сравниться с ним? История показала, что таким городом стал Цфат. Город в горах Галилеи напоминал Иерусалим, причем не только топографией и климатом, но и связью с тысячелетней еврейской традицией. Считается что на склоне горы Ханаан находилась иешива Шема и Эвера, в которой Яаков учился XIV лет до того, как попал в дом к Лавану. Шем — один из трех сыновей Ноя, в ковчеге переживший Потоп, он является прародителем семитских (азиатских) народов. А во втором веке новой эры в пещере недалеко от Цфата скрывался от римлян р. Шимон бар Йохай с сыном, здесь им была создана главная книга еврейской мистики, Зохар…

А что происходит в мире?

В целом «рассвет шестого тысячелетия» или конец ХV начало ХVI века — это время пробуждения религиозной мысли. Верующие люди стали больше задумываться над сущностью религии‚ в разных странах возникали всевозможные секты‚ которые отрицали церковные обряды‚ некоторые догматы и иерархию христианства, видели единственный выход из этого — возвращение к корням, к Библии. Например, в конце ХV века в России распространилась «ересь жидовствующих». Русский царь Василий III, отец Ивана Грозного, в письмах ставил в пример испанского короля Фердинанда, который

«лютыми казнями и кострами искоренял ересь в своих землях… Люди у нас просты, не умеют говорить, лучше о вере не плодить никаких речей, а для того только собор учинить, чтобы еретиков казнить, жечь и вешать... Надобно их пытать накрепко, чтобы дознаться, кого они прельстили, чтобы искоренить их совсем и отрасли их не оставить».

Многие жидовствующие России были сожжены в железных клетках в 1504 году, но «ересь» окончательно искоренили ещё только через 50 лет. Иван Грозный не пускал евреев в Россию из-за боязни распространения «ереси». В завоёванных городах при Иване Грозном евреям предлагали креститься, а тех, кто отказывался, убивали. В Полоцке, например, в лютый мороз под лёд отправили умирать три тысячи евреев в 1563 году.

Попытки христиан обновить христианство вели к еврейским истокам религии, к Танаху и Талмуду. Появление протестантской англиканской церкви как ответ на невозможность католического развода иллюстрирует история английского короля Генриха VIII.

Генрих был женат на вдове старшего брата, Екатерине Арагонской. С теологической точки зрения — это левиратный брак с целью рождения наследника, но в браке нет сыновей, нет наследника. Генрих считает, что это достаточный повод для развода, он ищет подтверждения в еврейских источниках и просит привезти в Англию Талмуд. Евреев в Англии уже нет с 1290 года, то есть более 200 лет. Католическая церковь не посмеет возражать против первоисточника, достаточно привести мнение Талмуда, считает Генрих. Однако пока до Англии довезли экземпляр Талмуда, Генрих VIII успел окончательно поссориться и порвать отношения с католической церковью. А королевский экземпляр Талмуда остался в Англии и сохранился до наших дней…

После изгнания 300 000 евреев из Испании и Португалии примерно сто тысяч из них обосновалось на просторах стремительно растущей Османской империи. Турецкий султан Баязет произнес историческую фразу: «Король Фердинанд Испанский глуп! Он разорил свою страну и обогатил нашу». Так появились «сфарадим» (испанцы), а их разговорным языком стал ладино. В Цфате сформировался новый мировой центр Торы. Параллельно с расцветом Цфата развивается еврейский центр в Польше, здесь селились беженцы из Германии — ашкеназим, говорившие на языке идиш. Традиции немецких и французских знатоков еврейского закона (тосафистов) наследовала Польша, а центром мудрости и мистики испанской каббалы стал город Цфат.

Еврейские мудрецы, побывавшие на Святой Земле

Имена и краткие биографии раввинов, поселившихся на Святой Земле за первые четверть века шестого тысячелетия, можно увидеть на этой схеме.

Как правило, беженцы начинали с попытки поселиться в Иерусалиме, но в итоге большинство переселенцев оказывались в Галилее, где жить было проще и безопаснее. В XVI веке Цфат превосходил Иерусалим и по численности населения и по еврейской учености. С тех пор город известен как центр еврейской мистики, город каббалы.

Книга Зоар История развития тайного еврейского учения, каббалы, началось с открытия книги Зохар в самом начале шестого тысячелетия по еврейскому календарю испанским каббалистом Моше де-Леоном, который утверждал, что получил Зохар от самого Рамбана, со Святой Земли. Изгнание еврейских мудрецов из Испании и Португалии привело к распространению и развитию каббалы, причем из узкой области, открытой только для посвященных, каббала превратилась пусть в элитное, но открытое для всех движение. Количество каббалистической литературы и ее популярность неуклонно растет с тех пор и вплоть до наших дней. Величайшие каббалисты рабби Моше Кордоверо и сменивший его рабби Ицхак Лурия (ха-Ари) проводили уроки по тайной Торе; в Цфате родились понятия «цимцум», «швират келим», «тикун» («сокращение», «разбитие сосудов», «исправление»), то есть базовые понятия динамического развития мира. Трагический конец испанского еврейства требовал теологического объяснения. В соответствии с созданной в Цфате лурианской каббалой, пережитая катастрофа — это всегда начало новой эпохи, нового времени, долгожданного рассвета шестого дня Творения. Это похоже на современное нам осмысление катастрофы европейского еврейства ХХ века и — сразу вслед за этим — создания Израиля. Величайшие религиозные авторитеты Цфата вели переписку со всеми еврейскими общинами мира, отвечая на сложные галахические вопросы. Главный раввин города р. Йосеф Каро завершил в Цфате работу над книгой Шульхан Арух («Накрытый стол») — впоследствии этот кодекс был принят в качестве основного практического свода законов еврейскими общинами мира. Мудрецы Цфата возродили древние праздники Лаг ба Омер и Ту бе Ав, которые с тех пор прочно вошли в современный еврейский календарь.

В современном Израиле самый массовый праздник, в котором участвуют сотни тысяч евреев одновременно, происходит в Лаг ба Омер на горе Мерон, рядом с Цфатом, у гробницы автора книги Зохар, рабби Шимона бар Йохая.

Географическая близость к местам написания книги Зохар добавляла значимости Цфату в каббалистическом плане. В 1538 году рав Яаков Бейрав и главные мудрецы Цфата восстановили смиху (раввинское посвящение), что должно было привести к восстановлению Синедриона и единого управления разбросанного по разным странам народа… Авторитет мудрецов Цфата признавался повсеместно, в многочисленные ешивы города стекались ученики из разных стран.

Мудрецы Цфата

Однако, начнем по порядку. Одним из первых знаменитых беженцев из Испании стал праведник и чудотворец р. Йосеф Сарагоси. Он поселился в Цфате, вернее в деревушке возле города, и стал рабби местных цфатских евреев. Есть несколько историй о чудесах рабби, которые спасли евреев Цфата.

У р. Йоси Сарагоси учился юный Давид Ибн Зимра (Радваз). В возрасте двенадцати лет Давид покинул Испанию вместе с семьей и другими изгнанниками. Он пытался устроиться в Иерусалиме, затем перебрался в Каир, где сорок лет возглавлял еврейскую общину. В 70 лет Давид ибн Зимра вернулся в Иерусалим, но был вынужден оставить город из-за непомерных поборов турецкого наместника, положившего глаз на его имущество. Ибн Зимра был богат, он торговал кожами и зерном. На свои средства создал в Каире ешиву, где учились р. Бецалель Ашкенази и р. Ицхак Лурия (ха-Ари, Аризаль).

«Я не нахожу возможным вводить новые устрожения в тех законах, в которых не устрожали прежние поколения. Дай Б.г, чтобы сыны Израиля соблюдали то, что уже на них возложено, — а тот, кто стремится предъявлять к народу максимальные требования, обычно остается ни с чем»

— из этой цитаты виден стиль и характер праведника. Недаром Радваз прожил почти 100 лет, он выучил, воспитал и даже пережил многих мудрецов того времени, он стал свидетелем всех чудес, открывшихся в Цфате XVI века. В 83 года Радваз вернулся в Цфат, город своей юности. Вся община Цфата во главе с восьмидесятилетним р. Йосефом Каро вышла его встречать, демонстрируя ему заслуженный почет и уважение. Вместе с р. Йосефом Каро и главным раввином Цфата р. Моше Терани Радваз принимал участие в деятельности раввинского суда, который был в тот период самым авторитетным во всем еврейском мире. Однако в главном теологическом вопросе, споре, не решенным до сих пор, Радваз ошибся — он не поддержал восстановление смихи и Синедриона, предложенное Яаковом Бейравом в 1538 году.

Легендарный Яаков Бейрав, главный раввин Цфата, родился в Толедо; там же, в Толедо, через 14 лет родился и Йосеф Каро.

Яаков пережил изгнание во вполне сознательном возрасте, к 18 годам он уже успел поучиться у главного раввина Толедо, знаменитого каббалиста, рабби Ицхака Абуава, успел проникнуться духом и традициями испанской каббалы. В 1492 году, когда указ об изгнании был уже обнародован, р. Абуав во главе делегации, состоявшей из тридцати глав испанской общины, отправился к королю Португалии Хуану II и добился, чтобы евреям было предоставлено убежище в Португалии, однако вскоре после переезда, в городе Порту, рабби Ицхак умер. Траурную речь на церемонии погребения произнес другой ученик Ицхака Абуава, р. Авраам Закуто. Вслед за учителем, р. Авраам Закуто также переселился в Португалию, стал придворным астрономом короля Хуана II. Его астролябией пользовались экспедиции Христофора Колумба и Васко да Гамы. Жизнь испанских изгнанников в Португалии продолжалась недолго. По приказу об изгнании 1497 года все евреи должны были покинуть Португалию, вне зависимости от их заслуг. Яаков Бейрав и Авраам Закуто после изгнания из Португалии разными путями, длиною в целую жизнь, добирались до Эрец-Исраэль, в итоге Яаков Бейрав к 50 годам добрался до Цфата, а Авраам Закуто к 60 годам — до Иерусалима...

Уже в Цфате Яакову Бейраву приснился сон: его учитель, рабби Ицхак Абуав, просил спасти свою синагогу, которую превратили в церковь… Так в Цфате появляется синагога Ицхака Абуава. Ученики Абуава вывезли из Испании свиток Торы, написанный рукой учителя. Прежде чем написать имя Бога, рабби Ицхак 26 раз окунался в микву. 26 — это гематрия имени Бога (сумма численных значений четырехбуквенного имени). В синагоге Абуава шесть ступеней ведут к Арон а-Кодеш. Чтобы в субботу вынуть свиток Торы из Арон а-Кодеш, надо подняться на все шесть ступеней, то есть заново пережить все дни прожитой недели, а также вспомнить все дни Творения и подняться до уровня 7-го Субботнего дня. В синагоге Абуава все детали значимы, все они связаны с каббалистическим пониманием мироздания.

Почему же дорога до Эрец-Исраэль занимала целые десятилетия? Почему так долго и сложно изгнанники добирались до Святой Земли? Казалось бы, что может быть естественнее, чем переезд в обещанную Богом Эрец Исраэль? Поиск надежного спокойного еврейского места, где есть возможность жить среди своих, учить и учиться — все это сложилось в Цфате только к середине XVI века, благодаря прибытию новых и новых переселенцев. Когда в городе появился р. Йосеф Сарагоси, у местной разрозненной еврейской общины даже не было своего раввина! Изгнанная из Португалии семья Яакова Бейрава сначала попала в Марокко, здесь юный Яаков быстро стал главным раввином города Фес. Впоследствии он перебрался в Каир, где вошел в состав городского раввинского суда. Со Святой Земли в Каир приходят новости о быстро растущей общине Цфата, и тогда уже не молодой, перешагнувший пятидесятилетний рубеж, р. Яаков решается на переезд, чтобы возглавить общину. Переезды из города в город еврейские мудрецы, как правило, совершали с целью найти достойных учителей и достойный партнеров, чтобы продвигаться в познании мира, за учителями тянулись ученики. Во второй половине XVI века в Цфате было такое количество самых выдающихся еврейских умов мира, что это время можно сравнить разве что с древним Израилем.

Цфат - уникальность сложившейся ситуации

Наверняка мудрецы Цфата осознавали уникальность сложившейся ситуации: из никому неизвестной маленькой нищей деревушки, заброшенной в высоких горах Галилеи, Цфат за пару десятилетий стал мировым центром учености и богатым, экономически процветающим городом. Богатство в Цфат пришло вместе с переселенцами, которые привезли в город не только личный капитал, но и умение обрабатывать ткани, в Цфате даже стали шить готовую одежду, которая через Дамаск попадала в Европу.

Между собой еврейские мудрецы наверняка обсуждали вопрос карета (отсечения еврейской души), который в соответствии с иудаизмом полагается за три греха — убийство, разврат и идолопоклонство. Все другие законы и ограничения отменяются в случае угрозы жизни, но если от еврея требуют убить, чтобы не быть убитым, или сменить веру, то еврей должен предпочесть умереть. Ведь смерть — это только физический конец тела, а душа продолжает жить и имеет будущее. В случае, если еврей спас себя, нарушив один из трех выше приведенных запретов, его душа не имеет продолжения, она умрет вместе с его телом. В иудаизме это называется карет, отсечение души. А как же быть марранам, насильно крещенным в Испании и Португалии?

Необходимо было им помочь. Через несколько лет, в 1538 году, 60-летний р. Бейрав предложил возобновить передачу смихи (рукоположения или раввинского посвящения), прерванную более тысячи лет назад. Чтобы снять карет, необходимо было восстановить работу Большого Синедриона — совета 71 мудреца.

Синедрион (Санхедрин) — это еврейский парламент, орган суда, управления и власти в древности. Участвовать в работе Синедриона могли только те, кто имел смиху, то есть был рукоположен. Большой Синедрион решал глобальные национальные вопросы, а Малый Синедрион, состоящий минимум из трех, решал вопросы на местах. Примерно так действуют областные суды и верховный суд сегодня. Первым обладателем смихи был Моше-рабейну, он передал ее Иехошуа бин Нуну, тот в свою очередь рукоположил мудрецов своего поколения, и так смиха передавалась через века. Во втором веке была опасность потерять цепочку преемственности, потерять передачу смихи. Римский император Адриан после подавления восстания Бар Кохбы, во втором веке новой эры, запретил иудаизм. За передачу смихи убивали того, кто это делал и того, кто смиху получал, уничтожению подлежал и город, в котором это происходило, и все его жители. Единственный на тот момент обладатель смихи, Йехуда бен Бава, тайно собрал пять своих лучших учеников в лесу, между двумя горами, он успел их всех рукоположить, но тут как раз появились римские солдаты. Бен Бава принял удар на себя и был жестоко убит, а все ученики успели разбежаться, унося с собой полученную смиху. Среди них был раби Шимон бар Йохай, написавший книгу Зохар. Близость горы Мерон, где полтора тысячелетия назад был похоронен рабби Шимон, тоже, видимо, понималась мудрецами Цфата как подсказка к действию: рабби Шимон как бы «подмигивал» и говорил: «Смелее!». В современном Израиле в память о месте, где Бен Бава рукоположил пять учеников назван перекресток, вернее теперь целая развязка 6, 70 и 79 шоссе, которая так называется «Цомет сомех» (от слова смиха).

Да, во втором веке опасность потерять смиху была преодолена героическим поступком Йехуды Бен Бавы, римские гонения со временем поутихли, работа Синедриона была восстановлена, но ненадолго. Мудрецы Вавилона ехали в Эрец Исраэль за получением смихи, так как рукоположение возможно только в земле Израиля, смиха, полученная в другом месте, недействительна. Работу Синедриона в 415 году запретил византийский император Феодосий. То есть к 1538 году, когда р. Яаков Бейрав и мудрецы Цфата решились восстановить посвящение в раввины, традиционное рукоположение не передавалась уже более 1000 лет! Конечно, можно подождать пророка Элияху. Недаром, в ночь Песаха все евреи открывают дверь для того, чтобы Элияху, обладатель смихи, взятый живым на небо, наконец-то пришел, рукоположил раввинов, которые восстановят Синедрион, и тогда начнется новая еврейская жизнь по законам Торы. Но где гарантия, что до этого доживут десятки тысяч марранов, вернувшиеся в иудаизм? Сам факт того, что эти марраны не остались в католических Испании и Португалии, уже свидетельствует о том, что они предпочли иудаизм, но факт перехода в христианство имел место в их биографиях, значит их души в опасности. Надо что-то делать!

Попытка восстановления Синедриона

В свое время Рамбам написал галахическое постановление, что если все мудрецы Израиля укажут на одного человека, то он может считаться действующим членом Синедриона и традиция будет восстановлена. Рабби Бейраву казалось, что он нашел выход для насильно крещенных марранов в приведенных выше словах Рамбама — надо восстановить Синедрион и снять карет! Его идею поддержали два выдающихся цфатских законоучителя — р. Йосеф Каро, и р. Моше Терани.

Существовало две главные проблемы по возобновлению передачи смихи.

Первая проблема в том, что Рамбам пишет «все мудрецы Святой Земли». Как минимум надо пригласить мудрецов Иерусалима. После страшной эпидемии, во время которой большинство еврейских семей из Иерусалима покинули город, многие из них перебрались в Цфат; к 1530 году в Иерусалиме нет не только мудрецов, но даже миньяна. Рав Леви ибн Хабиб, похоронивший знаменитого рава Овадию из Бертиноро, бессменного главу общины города на протяжении десятилетий, видит в восстановлении Иерусалима свою миссию. Он не покинет Иерусалим, он не бросил город даже во время страшной эпидемии. То есть «все мудрецы» — это невозможно, как минимум нет рава Леви. Вторая проблема — это турецкие власти, которым наверняка не понравится восстановление еврейского парламента. И все же мудрецы Цфата решились.

Двадцать пять общепризнанных гениев Торы собрались вместе, в синагоге, и все указали на главного раввина города — рабби Яакова Бейрава. Тут же р. Яаков посвятил четырех своих ближайших сподвижников: р. Йосефа Каро, р. Моше Терани, р. Моше Галанти и р. Моше Кордоверо.

Шестую смиху раввины Цфата направили раввину Иерусалима, р. Леви Ибн Хабибу, предлагая ему поддержать новое начинание и принять смиху от р. Бейрава.

В дальнейшем р. Каро передал смиху р. Моше Альшейху, а тот — своим ученикам, выдающемуся каббалисту р. Хаиму Виталю и, незадолго до смерти, молодому р. Моше Цаалону. Три раввина из первых четырех, получивших смиху от р. Яаков Бейрава, возглавляли общину Цфата. Йосеф Каро почти тридцать лет, он сменил умершего р. Яакова Бейрава в 1546 году; после смерти Йосефа Каро в 1575 в течение пяти лет главой Цфата был р. Моше Терани, а следующие тридцать с лишним лет — легендарный р. Моше Галанти, проживший около 100 лет! Моше Галанти перешагнул в XVII век и умер в 1612 году. Всех обладателей смихи можно смело отнести к долгожителям, кроме Моше Кордоверо, который умер рано, в 48 лет.

Однако раби Леви ибн Хабиб (Ральбах) занял непримиримую позицию, отрицая правомочность посвящения в раввины; его поддержал и главный раввин Египта, уже знакомый нам р. Давид Ибн Зимра. Тяжело переживая неудачу своего предприятия, р. Яаков Бейрав писал:

«Мне очень горько, что я не удостоился выполнить эту заповедь — назначить достойных судей, которые могли бы вдохнуть новую жизнь в народ Израиля и возвратить его на Святую Землю. И благому Господу ведомо, что все мои намерения были лишь во славу Небес, а не ради собственного величия».

Слух о еврейских разногласиях дошел до турецких властей, и рав Яаков Бейрав был сослан в Дамаск, однако перед смертью он все же смог вернуться в Цфат, где и был похоронен. Прожил р. Яаков немало для того времени — 72 года. Своего главного оппонента, р. Леви ибн Хабиба, р. Бейрав пережил всего на один год. Возможность изменить историю была упущена, а жаль! Еврейская жизнь в самых разных странах сложилась бы иначе при наличии общего управления — Синедриона, по крайней мере современных проблем между ашкеназами и сефардами не было бы вовсе.

Почему оппозицию идее создания Синедриона оказал Раби Леви бар Яаков Ибн Хабиб, глава иерусалимской общины? Казалось бы, он должен был бы быть первым из заинтересованных, ведь именно для таких как он, принявших христианство и вернувшихся в иудаизм, старался р. Яаков Бейрав. Однако р. Леви ибн Хабиб не рассматривал как грех факт своей «христианской биографии».

Судите сами. В начале 1497 года евреи Португалии уже знали о необходимости покинуть страну. Испанские правители, Фердинанд и Изабелла, заявили, что не дадут согласия на брак своей дочери с королём Португалии, страны, где допускается присутствие евреев. 20 000 евреев, включая семью Йосефа Каро, успели покинуть страну. Однако король Португалии понимал, что если он разрешит уехать всем евреям, экономика страны рухнет. По его приказу ни один корабль не берет евреев на борт. Тысячи еврейских переселенцев собрались на центральной площади Лиссабона в поисках выхода. Предложение креститься и вернуться в свои дома к привычной жизни не принял никто. Сидение на площади без воды и еды продолжалось несколько дней, до тех пор, пока по приказу короля вся площадь была окружена священниками, которые брызгали на несчастных измученных евреев святой водой… Так стали христианами португальские евреи, которым по-прежнему нельзя было покидать страну, и за их «кошерным» поведением следила инквизиция. 18-летний Леви бар Яаков ибн Хабиб был среди тех, кто сидел на площади, он вместе с семьей пережил это насильственное крещение. Только через несколько лет семье удалось бежать из Португалии в Османскую империю, где все марраны могли открыто вернуться к иудаизму. Сорокалетний рубеж р. Леви Ибн Хабиб (Ральбах) встречал уже на Святой Земле. Он решил поселиться в Иерусалиме, но некоторое время прожил в Цфате, где познакомился с выдающимися мудрецами города, включая р. Яакова Бейрава. В 1524 году Ибн Хабиб прибыл в Иерусалим, тогда во главе еврейской общины города стоял легендарный р. Овадия из Бертиноро. Однако осенью началась очередная эпидемия, которая продолжалась несколько лет — многие погибли, уцелевшие бежали из города. К 1530 году в общине города не оставалось и десятка взрослых мужчин, умер от эпидемии и рав Овадия... Ральбах приступил к восстановлению разрушенной общины, встал в ее главе.

Р. Ицхак Лурия - ха-Ари

В 1534 году в Иерусалиме родился Ицхак Лурия, знаменитый ха-Ари. Его отец, р. Шломо Лурия Ашкенази, был потомком выходцев из Германии, а мать происходила из семьи беженцев из Испании. Дом, в котором Ицхак Лурия провел свое детство, и сегодня располагается в Еврейском квартале Старого города.

В этом доме ха-Ари прожил первые 8 лет; вероятно, он помнил ибн Хабиба, главного раввина города. Про рождение удивительного ребенка, изменившего еврейский мир, рассказывают легенду. В семье долго не было детей, однажды Шломо Лурия задремал в синагоге после молитвы и увидел белого старца, который представился пророком Элияху, предсказал рождение сына и просил не делать обрезания ребенку, пока он не придет. Чудо рождения первенца вскоре произошло. В синагоге собрались все отцы уважаемых семейств Иерусалима, чтобы присутствовать на празднике присоединения к завету Авраама нового еврея, но Шломо Лурия чего-то ждал и не давал проводить обряд обрезания. Народ не понимает, из-за чего заминка, удивляется, начинает расходиться по домам. Все чувствуют себя неудобно, в первую очередь сам Шломо Лурия, однако он продолжает ждать. Был ли при этом главный раввин города, раби Леви ибн Хабиб? Видимо, да, причем, судя по расположению дома ха-Ари, обрезание сына проводилось в ближайшей синагоге, синагоге Рамбана. Замешательство продолжалось до того момента, пока в юго-восточном углу синагоги Шломо Лурия не увидел фигуру белого старика, который ему кивнул, после этого Шломо Лурия наконец-то дал моэлю провести обряд обрезания сына.

Исчез никому не знакомый старый еврей так же неожиданно и незаметно для всех, как и пришел…

(От себя добавлю, что за тридцать с лишним лет, прожитых в Израиле я много раз слышала истории о появлении пророка Элияху в критические моменты жизни того или иного еврея, я в эти истории верю и давно перестала им удивляться, так же как и многим чудесам, которые с нами здесь происходят.)

В 1542 году, в возрасте восьми лет, ха-Ари потерял отца; вместе с матерью ребенок едет в Каир к брату матери, Мордехаю Френсису, который управлял городской таможней.

Ицхак воспитывался в доме дяди, а достигнув возраста пятнадцати лет, женился на дочери дяди, своей двоюродной сестре. Позже, в Цфате, дочь ха-Ари выйдет замуж за сына Йосефа Каро; между отцами жениха и невесты разница в возрасте была почти 50 лет.

Юный гений Ицхак Лурия учится в каирской ешиве под руководством главного раввина Каира р. Давида Ибн Зимры. С 18 лет, когда Радваз поднялся в Землю Израиля, Ицхак стал учеником нового раввина Каира, р. Бецалеля Ашкенази. Последние шесть лет из двадцати восьми, проведенных в Египте, р. Ицхак посвятил изучению книги Зохар. В этот период он вел жизнь отшельника на пустынном островке, посередине Нила, в общении с пророком Элияху, который обучал его тайнам Торы. Именно он, пророк Элияху, сообщил ха-Ари о том, что пора ему отправиться в город Цфат, чтобы передать свои знания ученику по имени рабби Хаим Виталь.

Пока юный р. Ицхак Лурия (ха-Ари) постигает тайны каббалы на необитаемом острове в дельте Нила, вернемся к мудрецам Цфата.

«Золотым веком» Цфата считаются годы жизни в городе Йосефа Каро, с 1536 по 1575 годы. После изгнания из Испании и Португалии и длительных скитаний семья Каро обосновалась в Стамбуле. Гениальный мальчик Йоси рано женился и перебрался из Стамбула в г. Эдирне, где жила семья его жены. В 34 года во время эпидемии, вспыхнувшей в Эдирне, погибла жена р. Йосефа Каро и три его сына. Йосеф покидает город и во время странствий, знакомится со Шломо Молхо — одним из самых поразительных людей той эпохи. Шломо Молхо, урожденный Диего Пирес, происходил из семьи португальских марранов, сделал головокружительную карьеру и уже в 18 лет был личным секретарем короля и королевы Португалии! Под влиянием загадочного Давида Реувени, который колесил по Европе, как посол независимого еврейского царства в Хайбаре, Диего Пирес сам себе сделал обрезание, чуть не умер от потери крови, стал Шломо Молхо и убежал из Португалии в Рим.

В Риме Шломо заслуженно прославился как пророк, но вынужден был бежать от преследований в Турцию. В Салониках Шломо несколько лет учился в ешиве; по совету Йосефа Каро Шломо едет в землю Израиля, в Цфат.

«Три вещи покорили мое сердце в Цфате: синие небеса, синие стены домов и твои синие глаза!» — так писал в письме своей возлюбленной Шломо Молхо, причем любимой его, как говорят, была дочь самого р. Яакова Бейрава. Согласия на брак с евреем сомнительного происхождения — рожден в семье марранов, с сомнительным образованием и сомнительной репутацией пророка — р. Яаков не дал. Шломо Молхо вернулся в Рим, возможно, с целью доказать всем, и в первую очередь р. Яакову, что он достоин своей любимой, он хотел вернуться в Галилею победителем, ему верил и его ценил сам Папа Римский. Однажды Папа Римский уже спас его от костра. Однако новая встреча с Давидом Реувени, с которым Шломо не виделся уже несколько лет, который умел убедить сильных мира сего, в том, что он реальный посол независимого еврейского царства из Хайбара, что он послан Синедрионом этого царства за оружием к европейским монархам, решила все. Посол Давид Реувени и пророк Шломо Молхо вместе отправились в Германию, где их обоих арестовали, Шломо ждала смертная казнь, как вероотступника. В 1532 г. Шломо Молхо сожгли на костре, несмотря на попытки папы Римского его спасти. Р. Йосеф Каро восхищался р. Шломо Молхо и даже «завидовал» его высокой судьбе. Давид Реувени умер в тюрьме, но до наших дней частично дошли его дневники.

«Хеврута» (партнер по обучению) Йосефа Каро, р. Шломо Алькабец, рассказал, что еще до эпидемии чумы, во время их совместных занятий, им открывался «магид» (небесный посланник). Сам Йосеф Каро всю жизнь вел дневник, он сохранился и опубликован. Все разговоры с «магидом», которые происходили на протяжении 50 лет, записаны. Это тем более удивительно, так как Йосеф Каро вошел в еврейскую историю, как рационалист, законодатель, создатель кодекса Шульхан Арух, и вдруг — мистика, ночные разговоры с посланцем небес, романтика, лирика… Как-то все это уживалось в гениальном ученом.

Постепенно р. Йосеф становится одним из самых авторитетных раввинов Турецкой империи, он женится второй раз, причем его молодая жена происходила из семьи знаменитых каббалистов Испании.

В 48 лет, в 1536 году, следуя указанию «магида», р. Йосеф Каро поднялся в Землю Израиля. В Цфате годом раньше обосновался его друг и хеврута — р. Шломо бар Моше ха-Леви Алькабец. Имя рава Шломо ха-Леви любой соблюдающий еврей вспоминает как минимум раз в неделю, при наступлении субботы, причем, возможно, даже не подозревая об этом. Дело в том, что гимн встречи Субботы написал Шломо ха-Леви. Этот гимн — акростих, первые буквы его строк гимна составляют имя автора — Шломо ха-Леви, так что его имя буквально стало песней. Фразу «Леха доди ликрат кала, пней шабат некабла» любые гости Израиля и ничего не соблюдающие светские израильтяне слышат регулярно в пятницу вечером в ресторанах отелей, именно с исполнения этого гимна начинается встреча царицы субботы. Фраза эта содержит семь слов, по числу дней недели, и 26 букв (на иврите), что равно числовому значению имени Бога. Суббота в этой молитве не случайно уподобляется невесте. По преданию, Суббота обратилась к Богу и сказала: «Все дни недели имеют пары, а я одна…» Бог ответил: «Твоя пара — народ Израиля!» Связь между Субботой и народом Израиля — такая же, как между невестой и женихом.

Шломо Алькабец был на 17 лет младше Йосефа Каро, но при этом он был «хеврута» (партнер по учебе), а не ученик знаменитого раввина. Посланца небес, «магида», они слышали вместе, во время совместных занятий. Именно после первого общения с «магидом», которое произошло в ночь Шавуот, сложился обычай бодрствовать и учиться в ночь праздника; с течением времени обычай, названный Тикун лейл ха-Шавуот, был принят всем еврейским народом.

В 1535 году р. Алькабец прибыл в Цфат, он основал ешиву на горе Мерон. Наиболее выдающимся из его учеников был р. Моше Кордоверо (Рамак), впоследствии они породнились: Рамак женился на сестре своего наставника.

Раби Алькабец прожил долгую жизнь. Он пережил своего друга, Йосефа Каро, почти на десять лет. История его смерти достойна того, чтобы ее пересказать, возможно, это легенда, но эта история является прекрасной иллюстрацией того удивительного времени и всей эпохи. Итак, однажды, раби Алькабец пропал. Вышел из дома, шел в синагогу и по дороге исчез… Никакие поиски ни к чему не привели, пока однажды на местном рынке не был замечен арабский торговец с фруктами, которые на удивление созрели не по сезону рано. Умные евреи сразу что-то заподозрили, сообщили турецким властям, попросили проверить арабского соседа. Турки, как известно, с подозреваемыми не церемонились, араб быстро во всем сознался, рассказал, что увидел старого еврея, ему захотелось проверить что он такое несет в руках, завернутое в материю (видимо, это был свиток Торы), еврей почему-то стал сопротивляться… ну и пришлось его убить… Быстро выяснилось, что в саду у этого араба, под деревом, которое дало плоды в неурочное время, зарыт убитый им 80-летний р. Шломо ха-Леви Алькабец. Раввина перезахоронили на очень достойном месте еврейского кладбища рядом с его другом, Йосефом Каро, и с родственником, Моше Кордоверо. Первым на этом месте был похоронен умерший от чумы 48-летний Моше Кордоверо; созданный им кружок каббалистов возглавил новый учитель — прибывший в Цфат из Александрии знаменитый рабби Ицхак Лурия Ашкенази, ха-Ари.

Быт, эпидемии, чудеса Цфата

Говорят, что перед смертью Моше Кордоверо предупредил учеников, что они увидят своего нового учителя во время похорон. И действительно, никому еще не известный недавно приехавший молодой раввин из Каира сказал, что могилу Моше Кордоверо приготовили на неправильном месте, что его душа «стоит над другим местом», и его послушали…

Меньше, чем через два года, сам ха-Ари будет похоронен рядом с Моше Кордоверо, а еще через два года, после похорон Йосефа Каро, закончится «золотой век» Цфата.

Великий ха-Ари также умер во время эпидемии, прожив в Цфате меньше двух лет. По одной из версий, причину своей смерти он сам рассказал ученикам незадолго до смерти: жены учеников стали ссориться, закрытые в замкнутом пространстве, сидя в изоляции от мира, в котором свирепствовала чума...

Йосеф Каро за свою долгую жизнь пережил несколько волн эпидемий. В 1555 году Йосеф Каро укрылся от мира в ближайшей к Цфату деревне Бирия, именно там была написана его самая знаменитая книга «Шульхан Арух». В тот же год во Франции знаменитый Нострадамус получил пожизненную пенсию от французского короля за спасение людей от эпидемии чумы. В том же 1555 году было опубликовано первое издание его пророчеств. В XVI веке эпидемии преследовали Европу, на этом фоне тем более удивительно, что еврейские мудрецы доживали до 90 и даже 100 лет. Ответ может быть только один — Бог берег.

Многие были замужем или женаты не по одному разу, так как успели похоронить своих мужей или жен, практически все взрослые люди той эпохи пережили горе потери детей.

Занятия мистикой кружка каббалистов, как правило, проходили на свежем воздухе, в окружающих город рощах и виноградниках. О повседневной жизни кружка каббалистов сохранились дневниковые записи Р. Элазара бар Моше Азкари, его записи охватывают период в тридцать пять лет. В течение многих лет р. Азкари выполнял обязанности шамаша в синагоге. Только Аризаль и его ближайшие ученики знали, каким праведником и подлинным гигантом духа является этот скромный шамаш, автор известной песни, начинающаяся словами «Йедид нефеш, ав арахаман»…

В деревне Бирия, в лесу, рядом с Цфатом, Йосеф Каро писал:

«Я хочу, чтобы молодые ученики постоянно изучали Шульхан арух и знали его наизусть, — чтобы слова закона с юных лет были бы у них на устах и стали бы руководством в практических действиях… Я верю, что эта книга сможет, с Божьей помощью, наполнить мир знанием Господа».

«Магид», с которым Йосеф Каро общался по ночам, успокоил мудреца, он обещал, что все раввины будут учиться по его книге «Шульхан Арух».

Когда р. Йосефу Каро исполнилось семьдесят шесть лет, умерла его вторая жена. Престарелый мудрец решился на третий брак, взяв в жены дочь одного из ашкеназских раввинов, живших в Иерусалиме, — и когда ему исполнилось восемьдесят лет, у него родился сын Йехуда. Р. Йосеф Каро прожил долгих 87 лет, он похоронен рядом с Моше Кордоверо и Ицхаком Лурия. Четвертым в этой «компании на кладбище» стал р. Алькабец.

Глава кружка каббалистов в Цфате, Раби Моше бар Яаков Кордоверо (Рамак), в 18-летнем возрасте получил смиху от рабби Яакова Бейрава. Но законодательная деятельность его привлекала меньше, чем мистическая. Он подвел итог развития каббалы более чем за 400 лет, с начала шестого тысячелетия, с «чудесного воскрешения» книги Зохар. Наиболее выдающимися из его учеников были р. Авраам Галанти и р. Хаим Виталь. Когда в 1570 году из Египта в Цфат прибыл р. Ицхак Лурия, то и он также вошел в группу учеников р. Кордоверо. И впоследствии р. Ицхак Лурия (ха-Ари или Аризаль) называл Моше Кордоверо «наш наставник и учитель».

"Потенциальный Машиах"

А про молодого ха-Ари р. Йосеф Каро говорил, что в его теле «живет душа одного из пророков — ведь даже мудрецы Мишны не обладали теми познаниями, которыми он владеет».

Только одному из учеников р. Ицхака, двадцативосьмилетнему р. Хаиму Виталю, было разрешено записывать услышанное на уроках. Именно этому ученику р. Ицхак Лурия сумел передать значительную часть своего уникального духовного опыта и свои познания в практической каббале. Их совместные занятия продолжались год и девять месяцев. В предисловии к одной из книг р. Хаим Виталь рассказывал, что его наставник

«был полон Торой до краев, подобно гранату, заполненному зернышками: …ему были открыты тайны устройства мироздания и Божественного управления Вселенной».

Подобно пророку, он обладал широким спектром сверхчувственных восприятий:

«ему были известны все деяния людей и в прошлом, и в будущем; он мог читать мысли людей прежде, чем они воплощались; он знал все, что происходит в данный момент в любой точке земного шара; …он был сведущ в перипетиях перевоплощений и знал, какая душа впервые явилась в мир, а какая уже побывала в нем в других воплощениях». «Все эти поражающие разум явления я видел своими глазами»,

— так свидетельствовал р. Хаим Виталь. Ученикам казалось, что на Землю Израиля возвратилось благословенное время древних мудрецов и пророков: в подтверждение сходства эпох р. Ицхак Лурия предпочитал >b>разговаривать и преподавать на святом языке, иврите, — и особенно в святой день Шабата, и лишь тем, кто не понимал, он давал пояснения на ладино, языке испанских изгнанников.

Ха-Ари с учениками внесли много в церемонию встречи Субботы. В белых одеждах, с песнями, они уходили в поля для встречи с невестой — Субботой. Рассказывают о невероятном взаимопонимании между мудрецами. Во время молитвы незадолго до Песаха Йосеф Каро увидел осла, груженого мешками с пшеницей. Ему пришло в голову, что если пот осла пропитает мешковину, то зерна пшеницы будут находиться в контакте с влагой, возможно, больше времени, чем допустимо исходя из требований кашрута к приготовлению мацы. Йосеф Каро настолько погрузился в расчеты расстояния, скорости движения и времени прибытия осла на место, что не заметил, как перестал вести молитву, а удивленные евреи вокруг, ничего не понимая, переглядывались, ища выход из неудобного положения. Ицхак Лурия (ха-Ари) подошел к Йосефу Каро и коротко произнес: «Не успеет!». «Спасибо», — облегченно поблагодарил Каро и продолжал вести молитву. Присутствовавшие при этом коротком диалоге, естественно, ничего не поняли, все объяснения были потом…

Про ха-Ари рассказывают, что он умел читать по лицам людей. Так однажды на лбу у очень уважаемого р. Моше Галанти ха-Ари увидел следы воровства и немедленно поделился с ним своим открытием. «Что-то стоит за этим, просто так ха-Ари говорить не будет», — думает ребе, он собирает всех своих работников, которые трудятся в его текстильной мастерской и спрашивает — может быть, я что-то кому-то не доплатил? Однако все очень довольны оплатой и среди работников не оказалось обиженных. Тогда ребе оставляет все свои сбережения, деньги в пустой комнате и просит всех входить туда по одному и брать столько сколько они считают, что ребе им должен. За последним посетителем закрылась дверь, входит ребе и… всё на месте! Никто ничего не взял, однако при более тщательном осмотре оказалось, что не хватает двух маленьких медных монет, их взяла бедная вдова, которой показалось, что купленный в магазине у ребе моток шерсти был из слишком тонкой нитки. Знак на лбу у ребе исчез!

Прожил ха-Ари в Цфате совсем недолго, однако истории, с ним связанные, продолжаются и сегодня. Например, в Цфате живет спортсмен, в прошлом чемпион Израиля по фехтованию. Во время подготовки к Мюнхенской олимпиаде 1972 года ему во сне приснился кто-то в плаще, упорно твердивший: «Не езжай!». Что-то у меня нервы шалят, подумал спортсмен, однако на следующую ночь история повторилась. На третью ночь таинственный посетитель представился: «Я — ха-Ари, я охраняю жителей Цфата!» Спортсмен поверил и отменил свое участие в Олимпиаде. Как известно, 12 членов израильской команды были убиты террористами…

Многие из великих мудрецов Цфата полагали, что ха-Ари был «потенциальным Машиахом», открывшим в еврейской истории новую эпоху, когда «небесные хранилища мудрости распахнулись». Один из его учеников р. Шмуэль ди Озейда писал, что ха-Ари являлся «Машиахом, избранным Богом», но грехи поколения не дали ему проявить себя…

После смерти последнего обладателя смихи идея восстановления Синедриона умерла окончательно

Йосеф Каро передал смиху Моше Альшейху, который учился у него еще в Эдирне и совсем молодым поднялся в землю Израиля, в Цфат. Р. Альшейх преподавал в двух цфатских ешивах. Наиболее выдающимся из его учеников был знаменитый каббалист р. Хаим Виталь, которому он передал раввинское посвящение. В субботние и праздничные дни р. Альшейх выступал в синагоге Абуава с толкованием недельной главы Торы. Все великие мудрецы Цфата приходили слушать его выступления — в том числе и его наставник р. Йосеф Каро, и глава каббалистов р. Ицхак Лурия (ха-Ари), который утверждал, что «все небесное воинство тоже слетается, чтобы внимать словам Торы из уст р. Альшейха».

Про их знакомство рассказывают такую историю. Однажды во время урока Альшейха в синагогу вошел еще никому не знакомый ха-Ари. Недельная глава была про то, как Лаван обманывал Яакова, все внимательно слушали новые комментарии р. Альшейха, а приехавший из Египта и опоздавший к началу молодой человек вдруг рассмеялся и вышел из синагоги. Позже ха-Ари объяснил всем свое поведение: за спиной рава Альшейха он увидел «дух Лавана», который был очень грустным и всем своим видом показывал, что ему неудобно за все случившееся, он кивал, разводил руками и всячески перед всеми извинялся… Ха-Ари не выдержал и рассмеялся; чтобы никого не обидеть, ему пришлось выйти.

Такими мистическими историями полон удивительный город Цфат.

Кстати, великий знаток каббалы ха-Ари отказался обучать р. Альшейха тайным знаниям, пояснив, что его душа послана в этот мир лишь для глубочайшего постижения «открытой Торы». Любимый ученик р. Альшейха, р. Хаим Виталь, стал самым близким учеником ха-Ари, унаследовавшим его тайные знания. В возрасте восьмидесяти лет, спасаясь от разразившейся в Цфате эпидемии, р. Моше Альшейх переехал в г. Дамаск. Начиная с 1590 года он в течение трех лет путешествовал по общинам Сирии, Турции и Персии, собирая пожертвования для евреев Цфата. В 1592 году во время пребывания в Стамбуле он опубликовал несколько своих сочинений в еврейской типографии семьи доны Грации Мендес. Рав Моше Альшейх прожил 93 года и в конце жизни, видимо, не желая уносить смиху с собой в могилу, передал ее своему ученику Моше Цаалону, который был младше его на 50 лет… Похоронен рав Альшейх на древнем кладбище Цфата.

Последний из получивших смиху в ХVI веке, р. Йом-Тов бар Моше Цаалон, родился в Цфате, он успел поучиться и у р. Йосефа Каро и у р. Моше Терани, застал период обнищания и угасания цфатской общины. Уже в двадцать лет начал отвечать на галахические вопросы, присылаемые ему из других общин. В возрасте двадцати трех лет, он был направлен шалиахом (посланником) в Стамбул для сбора средств в пользу евреев Цфата. В 1587 году, спасаясь от очередной поразившей Цфат эпидемии, р. Цаалон, вместе с р. Моше Альшейхом, переселился в Дамаск. По завершении эпидемии вернулся в Цфат — однако его возвращение оказалось преждевременным: в новой вспышке эпидемии погибли его дети. После ограбления феллахами община Цфата вновь посылает р. Цаалона в Европу за помощью, он побывал в дальних общинах Италии и Нидерландов, везде отвечал на сложные галахические вопросы. Последний носитель смихи прожил 81 год, после его смерти идея восстановления Синедриона умерла окончательно.

Учитель Моше Цаалона рабби Моше Терани прожил 80 лет, последние пять лет, после смерти Йосефа Каро, занимал пост главного раввина Цфата. Он был из первых посвященных — получил смиху в возрасте 38 лет от р. Яакова Бейрава. Его сын, рабби Йосеф Терани (Маарит), стал впоследствии главой евреев всей Османской империи.

После смерти р. Моше Терани главным раввином Цфата был р.Моше бар Мордехай Галанти. Он тоже был среди первых получивших смиху от Яакова Бейрава. Родился в Риме в семье изгнанников из Испании.

В возрасте 15 лет был свидетелем потрясений, предсказанных Шломо Молхо. Весь Рим в 1530 году говорил о наводнении и разлившемся Тибре и о пророке, видевшем это наводнение во сне. Пророк сидел с больными и нищими под мостом св. Ангела, клеймил людские грехи и говорил о наказании за них. В 1531 году, в точном соответствии с его предсказанием, в Португалии было землетрясение. За отказ от христианства и возвращение в иудаизм Шломо Молхо был сожжен на костре, все это видели, но на следующий день он появился живой и здоровый в синагоге! Спас Шломо Молхо папа Римский, он даже выдал ему охранную грамоту, но в 1532 году Шломо Молхо все же сожгли. Шломо Молхо не дожил до 32 лет, перед сожжением ему предлагали спасение, но он отказался вернуться в католицизм. Р. Моше Галанти наверняка помнил Шломо Молхо, такие впечатления не забываются.

Вскоре после этих событий вместе с младшим братом Моше Галанти поднялся в Эрец-Исраэль, в Цфат. В 23 года получил смиху от Яакова Бейрава. Дожил р. Моше Галанти до глубокой старости, почти до 100 лет, пережил младшего брата на четверть века и умер в 1612 году.

В 1577 году в Цфат из Праги приезжает р. Элиэзер Ашкенази с сыном и привозит первый печатный станок. В Цфате открывается типография, первая во всей Османской империи. В городе тогда примерно половина населения — евреи, действуют 32 синагоги!

Один из побывавших в Цфате паломников писал:

«Каждый день множество знатоков Торы собираются на общую молитву, …и их молитва потрясает. …Перед ее началом на биму (возвышение, с которого читают Тору) поднимается великий раввин Моше Галанти и произносит проповедь, пробуждающую в сердцах евреев трепет перед Всевышним; его проникновенные речи, наполненные мудростью и святостью, воспламеняют сердца любовью к Творцу».

На деньги братьев Галанти построен дом молитвы на горе Мерон, на могиле Шимона бар Йохая (Рашби). Его внук, Моше Галанти нехед (Маган), был среди раввинов, выгнавших из Иерусалима Шабтая Цви.

Еврейских мудрецов можно поделить в соответствии с родом их занятий на «физиков и лириков», то есть на рационалистов, дающих ответы на галахические вопросы и мистиков, увлеченных каббалой. Смиха, синедрион, снятие карета с души вероотступника — это все галахические вопросы. Недаром ха-Ари отказался обучать р. Альшейха тайным знаниям, его мир — это «открытая Тора». Зато любимый ученик р. Альшейха, р. Хаим Виталь, из рационалистов стал мистиком и самым близким учеником ха-Ари, величайшим каббалистом всех поколений.

Р. Хаим Виталь

Хаим Виталь родился в Цфате, в 27 лет получил смиху от р. Альшейха, ходил на уроки каббалы к Моше Кордоверо. С 1570 года в течение года и девяти месяцев Хаим Виталь — верный ученик Аризаля, который только ему разрешил записывать свои уроки и передал свои познания в практической каббале. Из рассказов Хаима Виталя известно, что он очень боялся что-то упустить из слов учителя, услышать и не успеть записать, забыть. Он поделился этой тревогой с ха-Ари, и учитель повел его на Кинерет, они вместе пешком спустились из Цфата в Тверию, сели в лодку и поплыли к центру озера. Хаим обратил внимание на странный водоворот воды на фоне глади озера. Ха-Ари велел ему зачерпнуть воды именно из центра водоворота и выпить, объяснив, что водоворот — это колодец Мирьям, тот самый, который путешествовал с евреями сорок лет по пустыне… После «принятия лекарства» голова Хаима Виталя стала ясной, и он впитывал все, что говорил учитель.

Из дневников Хаима Виталя известно, что даже после смерти ха-Ари связь учителя и ученика не прервалась: почти каждую ночь ха-Ари приходил к р. Хаиму Виталю во сне — в течение двадцати лет. Затем стал являться раз в месяц, потом — раз в три месяца. И каждый раз наставник обучал ученика сокровенным тайнам Торы. После смерти ха-Ари р. Хаим Виталь возглавил цфатский кружок каббалистов. Наиболее выдающимся из его учеников этого периода был р. Шмуэль ди Озейда. Хаим Виталь путешествовал по местам, где бывал учитель, жил то в Египте, то на Земле Израиля, в Иерусалиме. Полвека своей жизни р. Хаим Виталь посвятил обработке и систематизации записей, сделанных им при жизни учителя. С 50+ лет и до своей смерти в возрасте 77 лет, р. Хаим Виталь прожил в Дамаске. Он умер в 1620 году, завещав похоронить вместе с ним все его рукописи, содержавшие великие тайны Торы. Однако значительную часть его рукописей ученикам удалось скопировать еще при его жизни — в период болезни, когда он лежал без сознания. В дальнейшем эти копии находились в руках его сына р. Шмуэля Виталя, а затем — у учеников последующих поколений. Через несколько лет после смерти р. Хаима Виталя два выдающихся каббалиста — р. Авраам Азулай и р. Яаков Цемах — вступили с ним в астральный контакт и, получив разрешение, проникли в его гробницу в Дамаске. Они извлекли его рукописи, которые впоследствии были изданы. Могила р. Хаима Виталя была перенесена в Кирьят Малахи.

Ученики Хаима Виталя, развитие и распространение лурианской каббалы

Сын Хаима Виталя, р. Шмуэль бар Хаим Виталь родился в Дамаске, когда отцу, Хаиму было уже 55 лет. Он стал основным хранителем рукописей отца. Ближайшим учеником р. Шмуэля Виталя в течение восемнадцати лет был р. Яаков Цемах, сыгравший огромную роль в распространении идей ха-Ари и р. Хаима Виталя.

Р. Яаков бар Хаим Цемах происходил из семьи лиссабонских марранов. В тридцать пять лет он переселился из Португалии в г. Салоники, в Османской империи, и открыто вернулся к соблюдению законов Торы. Яков Цемах зарабатывал на жизнь медицинской практикой, в 1615 году «поднялся» в Землю Израиля и поселился в г. Цфате. В соответствии с записями, он

«продав всю свою серебряную и золотую утварь… сумел приобрести рукописи, содержащие учение Аризаля, и, пораженный его великой мудростью, убедился, что его устами глаголет подлинная Тора».

Решив совершенствоваться именно в познании каббалы, р. Цемах переехал в Дамаск, где в течение восемнадцати лет учился у р. Шмуэля Виталя, сына р. Хаима Виталя.

Во время обучения в Дамаске он вместе со знаменитым каббалистом р. Авраамом Азулаем проник в гробницу р. Хаима Виталя и вынес из нее рукописи, хранившие сокровенные тайны Торы. Значительную часть своей жизни р. Цемах посвятил расшифровке, изучению и редактированию этих рукописей. Последние двадцать пять лет жизни р. Цемах провел в Иерусалиме, он организовал ешиву, в которой преподавал книгу Зохар и наследие Аризаля, причем деньги на содержание своей ешивы р. Цемах зарабатывал своей обширной врачебной практикой. Наиболее выдающимся из его учеников был р. Меир Паперс из Кракова. При его помощи р. Цемах завершил подготовку к печати ряда рукописей р. Хаима Виталя и направил специально изготовленные копии в Италию и в Польшу. Из Италии эти рукописи, содержащие учение Аризаля, распространились по всей Европе.

Ученик Якова Цемаха, р. Меир бар Йеуда-Лейб Акоэн Паперс до встречи с учителем жил и учился в польском городе Кракове. Переселившись в Землю Израиля, стал ближайшим учеником каббалиста р. Яакова Цемаха и под его руководством занимался изучением и редактированием писаний р. Хаима Виталя. Среди рукописей р. Хаима Виталя, хранившихся в Дамаске, ему удалось обнаружить код, позволивший восстановить подлинный порядок рукописных фрагментов. Он похоронен в Иерусалиме, на Масличной горе в 1662 году.

Вторым мудрецом, получившим разрешение после астрального контакта с Хаимом Виталем, был Раби Авраам бар Мордехай Азулай (5330-5404 /1570-1644/ гг.) — выдающийся знаток каббалы. Он родился в марокканском городе Фесе, в семье потомков изгнанников из Испании. В 1610 году сорокалетний р. Азулай решил переселиться в Землю Израиля. В открытом море корабль, на котором он находился, перенес сильнейший шторм. И когда чудом спасшиеся все же сошли на ближайший берег, оставив все свое имущество на борту, ветер сорвал якорные канаты и унес корабль в море. Вместе с кораблем в море утонули все рукописи р. Азулая… Три года рав Азулай добирался до Святой земли, по прибытии он выбрал Хеврон, так как именно в этом городе обосновалась группа каббалистов из Цфата. В 1619 году, спасаясь от эпидемии, р. Азулай перебрался в Иерусалим, а затем в Газу. У пятидесятилетнего мудреца все еще не было детей, но он верил, что Всевышний пошлет ему сына. По завершении эпидемии р. Азулай вернулся в Хеврон, у него родились там две дочери и сын. Рав Авраам назвал сына Ицхак, который впоследствии стал знатоком сокровенных разделов Торы. Рав Азулай умер и похоронен в Хевроне в 1644 году. Его внук р. Авраам Ицхаки, был главным раввином Иерусалима, прямой потомок р. Авраама Азулая — каббалист р.Хаим-Йосеф-Давид Азулай (Рабейну Хида).

А в это время в мире...

Пока еврейские мудрецы Святой земли старались разгадать тайны мироздания, в мире продолжали происходить перемены.

Появляются христианские любители языка иврит, еврейских текстов, пророчеств. С началом книгопечатания и возможностью самому прочитать Библию складывается новая ситуация, вполне актуальная и по сей день — христиане любят библию и «древний Израиль», они верят еврейским пророкам, то есть любят «будущий Израиль», но современных им евреев, живущих рядом, христианский мир продолжает подозревать, проклинать, ненавидеть, насильно крестить и преследовать.

Например, доминиканские монахи в 1509 году обратились к императору Максимилиану с предложением проверить все еврейские книги, и уничтожить вредные для христианства. Император решил разобраться, он поручил собрать отзывы о Талмуде немецким университетам. Особенно доверял Максимилиан мнению христианского ученого гуманиста Рейхлина, знавшего иврит. Вывод Рейхлина был таков:

«Еврейская литература состоит из множества отделов. Может быть, в отделе поэзии, басен, сатиры и имеются нападки на христианство, но этот отдел особенного значения для евреев не имеет. Сожжение таких книг, буде в них нападки действительно окажутся, можно только рекомендовать. Зато другие еврейские книги весьма полезны. Отдел библейских комментариев необходим для христианских богословов. Все, что написано лучшего о Ветхом Завете, заимствовано из еврейских книг, и если исключить из знаменитого комментария Николая Лиры все, что он взял у еврейского комментатора Раши, то почти ничего не останется. Каббалистические сочинения тоже весьма полезны для христианства».

Что касается Талмуда, то Рейхлин признается, что «в этом сочинении понимает очень мало, но он знает людей, еще менее его понимающих Талмуд и все-таки осуждающих его. Между тем Талмуд вовсе не таков, чтобы всякий дурак мог свободно обсуждать его». Свой отзыв Рейхлин заключает практическим советом: «в каждом университете открыть две кафедры еврейского языка и раввинской литературы; на этом пути евреи постепенно обратятся в христианство».

На Кафедрах Теологии в Университетах Западной Европы действительно все больше учили иврит и арамейский язык, считалось, что евреи продались дьяволу, но в их старых священных книгах скрыта истина и надо ее искать и открывать… Еврейские книги без евреев, поиски скрытых тайн продолжаются до сих пор, на наших глазах «наука каббала» стала очень популярной в Западном мире. Оторвать книгу Зохар от ее еврейского корня, выхолостить оттуда все еврейское, национальное, сделать универсальной — это очередная профанация нашего времени. А что народы мира? В основном продолжают ненавидеть евреев, но уже не так явно, как в прошлом, а политкорректно, как требует современность. Однако достаточно посмотреть на осуждающие резолюции ООН, 90% которых посвящены одной тысячной населения мира…

В 1516 году появились знаменитые «Письма темных людей», составленные сторонниками Рейхлина и жестоко изобличавшие кельнских доминиканцев. Европа хохотала, читая эту едкую сатиру, демонстрирующую невежество, низость и безнравственность монахов. Через два года Мартин Лютер начал реформацию, а в 1523 году в сочинении «Что Христос был родом еврей», он предлагает «обращаться с евреями как с братьями и оказывать им христианскую любовь». Однако вскоре Мартин Лютер передумал и изменил свое отношение к евреям на «традиционно христианское», то есть противоположенное.

Между тем интерес к Талмуду продолжал набирать обороты. Император Максимилиан поручил своему врачу, крещеному еврею, перевести Талмуд на латинский язык, императору захотелось узнать, о чем идет речь в этой книге, наделавшей столько шума. И вот в венецианский типография христианина Даниила Бомберга в 1520 году был напечатан Талмуд.

Борьба между европейскими католиками и протестантами (гугенотами) продолжается, и в 1572 году, через месяц после смерти в Цфате великого каббалиста, ха-Ари, в Париже происходит страшная Варфоломеевская ночь…

В 1618-м в Европе из тлеющей и вяло текущей войны начинается настоящая, тридцатилетняя, война между католиками и протестантами. Человеческие потери в этой войне — 8 миллионов человек! Благодаря Дюма и «Трем Мушкетерам» как раз этот период истории лучше знаком нашим современникам, чем другие. Кардинал Ришелье умирает в 1642 году, после него кардиналом Франции и любовником королевы из дома Габсбургов становится Мазарини. Самые большие потери в войне у Германии — 40% населения убито. На фоне страшных событий — катастроф, голода, эпидемий, войны, всегда усиливается ожидание перемен, ощущение близких изменений, в еврейском мире — это называется Геула, или приход Машиаха.

"Хевлей Машиах"

Многие выдающиеся каббалисты предсказывали, что 1648 (5408) год предназначен стать годом конечного избавления. Р. Авраам Азулай в своем комментарии на Зохар писал:

«Из-за наших грехов мы уже пропустили многие сроки, предназначенные для конечного избавления, — но уж 5408 год не пройдет даром».

Р. Йехиэль Михл из украинского города Немирова объяснял:

«Числовое значение слов хевлей Машиах («родовые муки» эры Машиаха) — 408 (т. е. 5408 год)».

Долгожданный 1648 год стал для евреев Польши и Украины годом страшных страданий — казаки под предводительством Богдана Хмельницкого уничтожили сотни цветущих еврейских общин. В 1656 году русские войска и казаки вторглись в Литву. В эти годы погибло свыше полумиллиона евреев — значительно больше, чем во всех крестовых походах. Последний носитель смихи р.Йом-Тов Цаалон умер в 1638 году, он 10 лет не дожил до ожидаемой им даты Геулы… Ему принадлежит фраза — «Открытые разделы Торы — святы, а тайные разделы Торы — Святая Святых».

Да, попытка восстановить Синедрион в XVI веке не удалась, ее главным оппонентом стал Леви ибн Хабиб, главный раввин Иерусалима. Его главный аргумент звучал так — Не время!

Евреи страдают под чужими правителями всему миру, о каком независимом органе еврейского управления, Синедрионе, можно говорить?

А что сейчас? Евреи имеют независимое государство, процесс Геулы налицо… Конечно, современный раввинат так же «похож» на древний Синедрион, как нынешний наси (президент) на древнего Наси, но все можно исправить, все в наших руках.

Так что же будет 17 сентября 2240 года? Видимо, соберутся все мудрецы Земли Израиля и единогласно укажут на кого-то одного, тогда он станет обладателем смихи и сможет назначить новых членов Синедриона, а они освятить месяцы 6001 года и дальше. Тогда сбудется еще одно пророчество Иешаяху 1:26:

«И опять поставлю судей твоих, как прежде, и советников твоих, как вначале; после этого будешь ты назван городом праведности, городом верным. Цийон искупится правосудием».

Или другой менее вероятный, но возможный сценарий, из пророчеств Иешаяху —

«И перекуют мечи на орала, а копья на садовые ножницы, не поднимет народ на народ меча и не будут более учиться воевать»…

1 комментарий:

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..