четверг, 12 ноября 2020 г.

Константин РЕМЧУКОВ: ВЫБОРЫ В США



С КРЮЧКОВ―  Итоги голосования в США. Путин, кстати, так и не поздравил Байдена с победой. Ждут неких официальных результатов, чтобы бумага была. В случае Трампа 4 года назад не ждал. Через пару часов уже обозначил свою позицию. Это позиция, знак — как вы это определяете?

К.Ремчуков― Нет, тогда все-таки произошел тот формальный по традиции жест — признание поражения со стороны Клинтон. Если бы Трамп сейчас признал поражение Байдена, то могли бы судиться, ждать каких-то объявлений формальных, все бы это признали. Тут же сейчас ситуация исключительная, и она для многих непонятна. Ваша радиостанция же очень много говорит, поэтому слушатели, наверное, лучше меня знают, что там с этими выборами, потому что столько часов посвящено этому. Но мой анализ или сбор информации показывает, что тут много есть вопросов, на который обычное сознание, критически мыслящие люди не получают ответа. С одной стороны, Трамп показал абсолютно выдающийся результат с учетом того, что ему предстояли и палата представителей конгресса демократическая с этими импичментами, расследованиями и антитрамповской повесткой. С другой стороны, объединенные медиа все либеральные — CNN, The New York Times, NBC, MSNBC, Washington Post — это просто самые влиятельные, формирующие точку зрения, довели уже ситуауцию до того, что в приличном обществе в Вашингтоне употребление слова Трамп приравнивалось к матерщине, что это плохое, невежливое слово, нельзя. То есть довели вот до такого.

И вот при этой ситуации, когда, казалось бы, все летит в одну калитку плюс эта социология, как выяснилось, фальшивая, которая говорит: 10-12% выигрывает Байден, Трамп набирает — вот перед вашим эфиром я смотрел — 70,9 миллионов…

С.Крючков― То есть это в плюс по сравнению с прошлыми выборами по числу проголосовавших.

К.Ремчуков― 8 миллионов. Такого вообще не бывает, чтобы действующий президент, который участвует в выборах… Он же много накосячил. Экономика сначала шла вверх, сейчас с этой пандемией надо раздражение снимать. Это колоссальная способность мобилизовать. Более того, это второй результат в истории, который набирали кандидаты в президенты, включая президентов… Соответственно, самый большой результат это у Байдена сейчас, а второй в истории — это у Трампа. Трамп набрал больше, чем любой президент, до этого избиравшийся.

Но там возникали вопросы по ходу дела, по крайней мере, кто задавал эти вопросы. Как может в одну ночь… Условно, заканчивается 4 ноября — в Пенсильвании 703 тысячи впереди Трамп. Выходит Байден, говорит: «Судя по тому, как идет подсчет голосов, я думаю, что мы завтра уже в Пенсильвании выйдем вперед». Все так удивленно смотрят: «Парень, ты проигрываешь 700 тысяч голосов…».

С.Крючков― Ну, подоспеют голоса по почте из демократических округов.

К.Ремчуков― Он говорит: 78%. Откуда он знает, что 78% по почте. И пусть нам Шпилькин объяснит, как может досрочное голосование физическое, голосование в день выборов до такой степени иметь аномальное отклонение именно в почтовых… Потом начинаем смотреть, оказывается, законодательство не сильно прописано во многих штатах. Если на конверте, который ты присылаешь со своим голосом, требуется подпись на конверте, в отдельных штатах есть образец подписи в компьютере. Когда ты смотришь: да, вот мистер Смит подписал, у него на какой-то жировке оплата за электричество — был такой мистер Смит. Всё — говорит он, — голос засчитан. То во многих округах и штатах нету такой процедуры. То есть ты получаешь конверт, там написано: «Мистер Смит». И ты веришь, что это мистер Смит, вынимаешь оттуда бюллетень и запускаешь в счетную машину.

Вот эти вещи как раз сторонники Трампа интерпретируют как возможность массовых вбросов как политтехнология.. И при этом там в сговор против Трампа вступили и большие технологические компании. Это и начали блокировать аккаунты в соцсетях, когда в Фейсбуке, по-моему, 365 или 370 тысяч объединились в борьбе за Трампа, чтобы не считали голоса, — их просто заблокировал Фейсбук, сказал, что это не совсем правильная позиция. То есть таким цензором мощнейшим… И мы видим, что поддержка таких технологических компаний, делает, если так дальше будет развиваться, если Трамп ничего не добьется, однопартийную систему в Америке. Потому что демократов и big tech companies невозможно будет победить, потому что организационные ресурсы у социальных сетей колоссальные в современном мире.

Поэтому здесь есть вопросы. Я думаю, что эти вещи, как может в одну ночь может кто-то набрать на миллион голосов больше, чем другой, если всё было по-другому, — эти вопросы остаются.

Я все смотрю газеты, каналы — американские, английские, даже «Альджазиру» смотрю, Sky News, — думаю, вот кто-нибудь начнет интересующий меня — даже в преддверии нашего эфира — анализ этих историй? Нет, они замалчивают.

С.Крючков― Может быть, во время судебных разбирательств, перспектива которых довольно близка, и пересчета имеющихся на данный момент голосов, всё это будет вскрыто? Вы, вообще, верите, что судебные иски каким-то образом дадут свой результат — результат для Трампа, прежде всего?

К.Ремчуков― Я верю в то, что там есть потенциал… Он просто различный. Я сейчас смотрел, как в разных странах по-разному, где они принимают… В Аризоне, например, нельзя требовать пересчета голосов. Пересчет может быть вызван автоматически, если разрыв между кандидатами меньше 0,1%. Значит, Аризона у нас фактически выпадает.

Дальше смотрим. Джорджия. В Джорджии уже они, собственно, объявили, чтобы пересчет, там надо, чтобы меньше 0,5%.

Мичиган. Закон штата предполагает автоматический пересчет только если меньше 2 тысяч голосов разница. А на момент нашего разговора разница 146 тысяч голосов в пользу Байдена.

То есть, таким образом, мы видим: в Аризоне даже нельзя требовать, значит, Аризона за Байдена; Джорджия будет, но там и двое выборов в сенате в январе; Мичиган — нельзя, Невада, Южная Каролина… И если посмотреть на те штаты, где они подали иски свои, я думаю, что вскроются недостатки, но, я думаю, что итоговый результат они не отменят. Потому что, как мы помним, перед самым объявлением победы… Причем самое интересное не само объявление. Все ждут… самое влиятельное в Америке агентство, которое объявляет победу — это Associated Press. Если Associated Press скажет, что победил — всё, так и есть. За ним начинают все другие. Так вот мы помним, что перед решающей схваткой у Байден было: любой штат выигрывать — хоть Пенсильванию, хоть Аризону, хоть Неваду, а у Трампа надо было всё выиграть. Потому что Байдену не хватало только 6 голосов.

Поэтому, я думаю. что итог выборов предопределен: Байден будет 46-м президентом США. Но судебные иски тоже будут, и они покажут нам много несоответствий с точки зрения справедливости и лозунгов. Мы помните, тоже интересно, как сразу за несколько недель до этого в ходе избирательной кампании и все дни после этого Байден и его сторонники говорили: Еvery vote counts. Каждый голос имеет значение, его надо считать. Трамп выходит и говорит: Legal vote counts. То есть легальный, законный голос надо учитывать. Основные медиа не поддерживали это. Потому что очень гуманистические позиции: «Вы что, ребята, в Америке каждый голос надо считать». Они говорят: «Нет, не каждый, а только легальный голос надо считать». Вот это потонуло. Потому что Трамп даже пробормотал в одном месте, что демократы вбросили 20 миллионов голосов нелегалов. То есть если бы начали проверять, то выяснилось бы, что те, кто голосовал — да, он физически есть, но у него нет прав. Потому что во многих штатах даже не требуют предъявления удостоверения личности, особенно в условиях ковида.

Поэтому, я думаю, мы узнаем много интересного про несовершенство этой системы. Но еще раз говорю, даже многие из близких к Трампу людей, говорят ему: «Слушай, признай реальность». Уже выделили в министерстве торговли площади для команды Байдена. Это государственные министерства. Уже выделили помещения для подготовки переходной команды. В принципе, Байден вправе рассчитывать на несколько миллионов долларов оплаты этой команды. Но там есть государственное агентство, которое должно объявить, что он избранный президент. Но оно пока этого не сделало. Я думаю, что в ближайшие несколько дней команда Байдена получит, что полагается при переходе правительства, и Трамп проиграет.

Но другое, что меня удивило — мощное направление слов, которые говорят республиканцы и аналитики даже те, которые против Трампа выступали, что все считают, что все считают, что Трамп, являясь самой крутой республиканской фигурой сейчас, сохранит свое влияние на республиканскую партию. И это уже достаточно плодотворная комбинация. Поскольку мы видим, что выборы, которые проходили в конгресс, сенат и президента, привели к тому, что число республиканцев с консервативными взглядами, допустим, в палате представителей увеличилось, то есть они одержали победу над демократами; сенат, как, мне кажется, они не уступят, и собрали удивительное количество голосов для Трампа. Таким образом, сказать, что прогрессисты победили и можно на следующие 4 года смотреть как на триумфальное шествие байденовской идеологии, мне кажется, это будет поверхностно.

Поэтому если Трамп переориентируется и превратиться в лидера республиканцев, которые будут поддерживать те консервативные, антипрогрессистские настроения, с которыми он выступал эти 4 года, то, мне кажется, через 2 года республиканцы могут захватить и палату представителей, усилить позицию в сенате и тем самым подготовить победу через 4 года.

С.Крючков― Если этого объединения не произойдет, республиканцы могут расколоться на два крыла: на консервативное и республиканцы классического толка, скажем так?

К.Ремчуков― Нет. Аппарат республиканской партии чувствует, что у них сейчас нет лидеров, раскол будет означать сдачу страны демократам на долгие годы вперед. Поскольку у демократов естественным образом мы видим: Камала Харрис вице-президент, молодая женщина, другое поколение, другая система ценностей. И у них как бы есть будущее. Мэр Буттиджич, которых входит сейчас в переходную команду Байдена — это тоже резерв. А у республиканцев посмотрите, там нет никого.

С.Крючков― То есть это значит, что между республиканцами и трампизом будет поставлен на какое-то время поставлен знак равенства по сути.

К.Ремчуков― Я думаю, что если сейчас Трамп не задурит, как срыв может такой личности произойти, он разочаруется во всем, махнет рукой, сдуется — тогда это один сценарий. Если же у него хватит воли признать поражение, но продолжить работу и бодро заявлять, что «мы через два года захватим конгресс, а через 4 года вернем себе Белый дом и, может быть, этим человеком буду я, 78-летний огурчик». Как Джо Байден, ему же 78 будет сейчас в ноябре. И этот может выиграть выборы. Вот если такой разум возобладает, то я вижу, что Америку Трамп всколыхнул. И этот конфликт носит системный характер, это не просто ситуационная вещь. Потому что борется две модели, две идеологии существования Америки в этом мире.

Одна модель, одна идеология исходит из того, что Америка — мессианская страна. Это как наши большевики: всемирная, мировая революция. Мы должны побеждать и в Германии, в Австрии… Это большевистский пафос революции, интернационализм. То же самое Америка прогрессистов — это права человека во всем мире, им есть дело до всего мира. Они вводят войска с тем, чтобы сместить режим в Ираке Саддама Хусейна. Поддерживают весь экспансионизм во имя американских ценностей.

Изоляционизм Трампа в этом смысле состоит в том, что он говорит: «Внешнего вмешательства не должно быть. America first. Экономический национализм. Создаем рабочие места в Америке». Причем рабочие места индустриального типа — это очень важно. Потому что Трамп мобилизовал 71 миллион своих голосов за счет того, что он говорил в риторике фактически XX века, не XXI. Он думает о работе в тех штатах, которые деиндустриализировались и утратили работу.

А демократы говорят и думают в категориях… даже сейчас если посмотреть, о чем они говорят или какие у них планы, — они говорят: «Какое счастье, что у нас вице-президент — ну, не белая женщина, цветная, черная…» как они ее зазывает.

Первое, что они говорят: «Чрезвычайно важно для нас отменить распоряжение Трампа о выходе из Парижских соглашений». Опять глобальная повестка. И поэтому какие планы действий Байдена на ближайшие дни, вот сегодня. Сегодня он формирует комитет, команду по борьбе с коронавирусом. Второе: экономический рост. Но с экономическим ростом тут сложно, потому что он уже начался. Мы знаем, 33,1% в третьем квартале экономический рост. V-образную экономику показывает в Америке. Поэтому даже без Байдена при Трампе уже к январю выйдут на хорошие показатели. Но Байден обещал увеличить на 4 триллиона увеличить налоги на бизнес. Поэтому он тут противоречив.

Третье, что он хочет: межрасовые отношения. Опять эта повестка. Не эта актуальная, которая сторонников Трампа интересовала — создание рабочих мест.

И четвертая его тема: изменение климата. Потому что они обвиняли Трампа в том, что у него ненаучный взгляд на изменение климата.

С этой точки зрения, если считать, что проиграл не Трамп, а проиграли 71 миллион американцев, что логично считать, потому что они за него проголосовали и не победили, то до какой степени повестка Байдена кроме риторики, что «я призван вас объединить, у нас не будет ни голубых штатов, ни красных — у нас будут объединенные штаты Америки».

Я пока не вижу ответа демократов на запросы 71 миллиона избирателей Трампа, которые склонны скорее к экономическому национализму, чем к прогрессистским идеям продвижения каких-то американских ценностей, глобализации, либерализации и так далее.

Я думаю, что сейчас они, конечно, порадуются, но у них очень тяжелые впереди годы, потому что решать надо будет конкретный вопрос доходов именно этих американцев.

С.Крючков― Может быть, это тот ответ, который дается не на ближайшие годы, а на то самое будущее, в котором эти ценности должны возобладать?

К.Ремчуков― Но тут надо смотреть политику. Я ни разу не слышал Байдена, который бы поддерживал бы, допустим, антикитайскую политику. У Трампа антикитайская политика была направлена на то, чтобы выдавить американские капиталы из Китая и принудить их создавать предприятия в Америке. Он встречался с каждым бизнесменом, который говорил: «Мы закрыли в Китае и не перевели во Вьетнам, а переезжаем в Теннеси или Мичиган».

И более того, тут надо понимать, что если политическую картину убрать, про которую мы говорим, то есть посмотреть глубинные и экономические противоречия, Трамп вступил в противоречия с той частью американского бизнеса, который процветает, зарабатывает колоссальные деньги от глобализации без границ, без таможенных тарифных и нетарифных барьеров. Вот был бизнес, который строился 30 лет.

Приходит Трамп с индустриальным мышлением и говорит: «Как так, китайцы побеждают нас в условиях глобализма? Это неправильно». И он объявил фактически конец либерализма, при котором выиграть может любой. Он сказал: «Выигрывать должны только американцы». Отсюда America first. И вот этот капитал американский, который связан с глобалистской стратегией реализации своей модели, он выступил против Трампа.

Вы знаете, какой был совокупный бюджет на все выборы этого года? Имеется в виду президентские и выборы в конгресс. 14 миллиардов долларов. Четыре года назад был фантастический бюджет — 6,9. Более чем в два раза увеличилось. А кто эти деньги дает? Это дают Big tech companies, у которых такие прибыли.

Поэтому в данном случае мы сейчас будем наблюдать, что Байден все-таки представляет интересы этого глобалистского, не изоляционистского сегмента американской экономики с глобальными интересами. А Трамп представлял интересы больше национального капитала. Поэтому перестройка этой политики для меня пока она неочевидна. Я понимаю, что они победят, глобалисты, тем более, при таком президенте, но насколько они победят этот 71 миллион американского народа, который оказался безработным за счет того, что их рабочие места переместились в Азию, — вот это ключевой политический вопрос.

С.Крючков― Если не о 71 миллионе американцев, а о 146 миллионах россиян, то взаимодействовать с президентом Байденом России будет тяжелее в этом смысле? Потому что в некотором смысле мы настроены на этот изоляционизм сами здесь.

К.Ремчуков― Ну да, у нас изоляционизм, он даже с точки зрения проводимой политики. Например, я на прошлой неделе прочитал опрос в одной из экономических газет о том, что якобы большинство россиян — больше 59% говорят, что им все равно, какой курс рубля по отношению к доллару. Это же изоляционистское желание. Это борьба за нарратив. Представьте себе, если ты раньше выезжал в Барселону или Прагу, у тебя было 30 тысяч рублей. Помните, был 1 к 30? 30 тысяч у тебя зарплата, разделил на 30 — получил тысячу долларов. А если у тебя курс, скажем 90 евро или доллар 80, то ты получаешь существенно меньше 400 — 350 долларов. Спрашивается, для тех россиян, которые живут глобальной жизнью, даже бытовой, просто в отпуск поехать за границу, финансовая политика Набиуллиной привела к сокращению их доходов, измеренных в эквиваленте валюты тех стран, куда они хотят поехать.

У нас говорят: Для большинства россиян это все равно, и мы будем ориентироваться на большинство россиян, которые за границу никуда не едет. А импортные товары и так далее? Поэтому то, что, защищаясь, декларирует Набиуллина и Центральный банк, фактически направлено против образа жизни среднего класса. А это изоляционистская политика: Вам нечего делать в Барселоне, вам нечего делать в Праге. Те деньги, которые вы здесь получили, потратьте на продукцию даже не тех импортеров, цены на товары которых пропорционально повысились. Зачем вам итальянский и французский ширпотреб? Не надо. Не надо этого делать.

Поэтому изоляционизм экономический. Всё делается, чтобы у граждан было меньше ресурсов выезжать за границу и потреблять зарубежное. А изоляционизм нашего типа — ну да, Путин первый заговорил о суверенной демократии, потом суверенная экономика.

Я уже упоминал о том, что у Байдена есть история нелюбви к Путину. Но Путин с годами стал и он даже в каком-то интервью сказал — он стал лично закапывать по возможности глубже и действовать в интересах народа. Поэтому если Байден протянет руку, а он протянет ему, прежде всего, по договору СНВ-3, то, ухватившись за эту руку, я думаю, Путин попытается расширить еще какие-то потенциальные сферы для сотрудничества. Но мы будем знать об этом, я думаю, только после того, как объявят нам кандидатуры на внешнеполитические… Тоже интересно, обычно всегда в Америке президент побеждает — мы сразу знаем, кто будет советник по Национальной безопасности и государственный секретарь. А сейчас мы видим, что основной упор у Байдена — это внутренние проблемы. Это коронавирус и это проблемы экономического роста. И якобы на конец ноября, декабрь они откладывают формирование команды по внешней политики.

С.Крючков― А в этой связи ротация во внешнеполитическом блоке здесь, в России под американцев для успешности диалога возможно?

К.Ремчуков― Возможно, да. Тем более, что сенатские пожизненные созданы. Теперь уважаемые люди, которые занимались внешней политикой, вполне могут быть неплохо сенаторами.

С.Крючков― Про главу СВР на пост МИДа тут много разговоров было. Допускаете?

К.Ремчуков― Недопустимо много стал глава СВР по разным темам. Абсолютно в ньюсмейкера превратился. Для чего, спрашивается? Не просто же так глава СВР решил прокомментировать то и то событие…

С.Крючков― Для того самого, да?

К.Ремчуков― Для чего-то того самого, что делает его из человека-невидимки человеком-видимкой на значимом посту. То есть на какой-то пост го явно могут вернуть в виду исключительной физической формы.

С.Крючков― Константин Вадимович, давайте вернемся к книжкам. Начинали об этом говорит.

К.Ремчуков― Вот эта книга, которую я всем советую, она очень толстая. Она просто великолепная. Называется: Владислав Аксенов, «Слухи, образы, эмоции, массовые настроения россиян в годы войны и революции 1914–1918 год». Это книга хорошо иллюстрирована карикатурами, плакатами, картинами.

С.Крючков― То есть в популярном ключе она сделана, да?

К.Ремчуков― В популярном, но она чрезвычайно научная. То есть у них есть ссылки на всё. Это просто добросовестнейший научный труд, в котором указаны архивные документы, документы охранки, где они их брали, какие донесения. Но посмотреть эволюцию, вот эта предреволюционность 14–18-й годы — это страшно интересно, как Россия из благополучной, процветающей, спокойной, динамично развивающееся страны превращается в кипящий котел без авторитетов, без поддержки власти.

Тут целые главы посвящены, как членов семьи Николая II, в частности, жену оскорбляли, и ничего не могли власти сделать с этим. Так начинается дезавуирование самодержца. Поэтому рекомендую.

С.Крючков― К сожалению, Константин Вадимович, истекло наше время. Сегодня гостем программы «Персонально ваш» был Константин Ремчуков, главный редактор и генеральный директор «Независимой газеты». Провел эфир Станислав Крючков. 

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..