понедельник, 9 ноября 2020 г.

" У НАРОДА БОЛЕЕ НЕТ СИЛ"

 SEM40 / «У народа более нет сил»

«У народа более нет сил»


В качестве заголовка использована фраза из высказывания Рабина на встрече с делегацией кибуцников из Гуш-Эциона осенью 1993 года. Боевой генерал признался в том, что у его народа иссякли силы и воля к сопротивлению. Он что не понимал, что именно в этом состояла и до сих пор состоит цель ООП – сломить волю народа. 

Кем же надо было быть, чтобы, прожив в стране, достигнув вершин и в армии, и в политике, не понимать, что арабы видят мир с точки зрения силы и слабости. Они уважают силу и презирают слабость. И вот бывший генерал призывает к умиротворению и примирению вместо нанесения всё сокрушающего удара.

Чтобы разобраться, откуда это пошло, нужно вернуться к событиям 1977 года. Тогда после «переворота» сформировалось объединение всех оппозиционных фракций – Авода, МЕРЕЦ, ХАДАШ, получившее название «израильские левые». А передовым отрядом их стало движение «Шалом ахшав» (Мир — сейчас).

Суть «Переворота» состояла в выборе, который сделало большинство граждан Израиля в пользу еврейского государства, а не государства для евреев. Сделанный выбор ещё означал и отказ от социалистического пути построения двунационального арабо-еврейского государства. 

Стремление к арабо-еврейскому сотрудничеству на основе двунационального государства имело давнюю историю. Ещё в 1925 году в Ишуве было создано общество «Союз мира» (Брит Шалом), которое продвигало эти идеи, признав невозможность и этическую несостоятельность сионистского проекта.

 Потребовалось более полу века, чтобы осознать несбыточность этой утопии. И теперь потомки тех первых поселенцев в Палестине, которые пóтом и кровью осваивали Богом данную евреям землю, увидели, что будущее страны принадлежит не им, а нынешним преимущественно религиозным поселенцам. Что им оставалось? - Защищать арабские интересы, выхолащивая сионистскую идею.

В основе поведения израильских левых, впрочем, как и вообще всех левых, лежит некая идея, а не реальность. Казалось бы, ста лет достаточно, чтобы уяснить себе: единственной целью арабов остаётся изгнание евреев с их, как они считают, земли. Но левые, пренебрегая реальностью, продолжали искать пути, включая противозаконные, стремясь во что бы то ни стало заключить мирное соглашение с палестинскими арабами.

И в 1993 году такое соглашение было подписано, но не с делегацией палестинских лидеров, которую возглавлял Фейсал Хуссейни, а с делегацией ООП. По какой-то причине предпочтение было отдано террористической организации Ясира Арафата.

После подписания соглашения террор лишь усилился, поскольку Арафат ничем другим заниматься не намеревался, да и не умел. Но левых это не остановило, и они продолжали искать причины недовольства арабов, заставляющие этих «несчастных» совершать теракты и убивать ни в чём неповинных людей. 

По мнению левых, израильские евреи недостаточно заботились о своих арабских «братьях». И правительство Израиля старалось их задобрить, но ненависть арабов от этого только еще больше росла. Они чувствовали, что доброта от слабости, а слабых не любят.

Между Ханукой 1993 года и Пуримом 1994 года были убиты 15 евреев - жителей Кириат-Арба. Барух Гольдштейн, местный врач Кирьят-Арбы, всю зиму подписывал свидетельства о смерти. Он придерживался взглядов рава Кахане и миротворческие усилия правительства на фоне непрекращающегося террора просто убивали его. 

Когда Гольдштейну стало известно о готовящемся арабами погроме на Пурим, а местное командование ЦАХАЛя не собирается ничего предпринимать, чтобы его предотвратить, он взял автомат и пришёл в Меарат а-Махпела, где собрались на молитву погромщики. Открыв там огонь в сторону молящихся арабов в зале Ицхака, он убил 29 человек. 

Правительство в приступе ярости запретило похороны Гольдштейна в Хевроне, объявило вне закона движение «КАХ». Начался длительный период поиска новых путей умиротворения арабов. Арафат с завидным постоянством отвергал все даже самые щедрые уступки в рамках передачи земли в обмен на мир, а также все усилия в этом направлении администраций Клинтона и Буша-младшего.

Видя, что ничего не удаётся изменить, левые решили: пусть идет, как идет, – «статус-кво». Ведь противном случае, Израилю придется постоянно воевать, другой альтернативы они не видели, а все люди якобы хотели мира сейчас – любой ценой! И плевать им на то, что арабы отказываются жить в мире с евреями.

Различия между евреями и арабами во всех отношениях - культурных, исторических, экономических - столь велики, что делает их объединение смерти подобно. Можно ли себе представить, чтобы евреи совершили нечто подобное тому, что произошло во время погрома 1929 года - дикая резня еврейской общины Хеврона. Людей сжигали живьем, детей рубили топорами на куски на глазах родителей, женщин – включая беременных – сначала насиловали, а затем убивали.

Однако, несмотря на кровавое насилие и подстрекательство к террору, несмотря на полный отказ ПА от всех своих обязательств жить в мире с Израилем, ни израильское, ни американское руководство не прервали с ней контакты. Не реагирует израильское руководство и на непрекращающейся захват земель палестинскими арабами, который финансируется Европейским Союзом. В результате их многолетней активности израильские общины оказались окруженными арабскими деревнями.

Параллельно шла гуманизация Израильской армии, которую приучали думать не столько об эффективной защите израильтян, сколько о том, чтобы не нанести урон арабскому населению. В результате еврейская кровь текла рекой, о чем пытаются забыть. Кровь солдата-друза, погибшего при защите гробницы Йосефа, и линч в Рамалле, и Дельфинарий, и взрыв в гостинице Парк в вечер Песах, и т. д. 

И народ будто бы привык: смели с мостовой осколки, затерли пятна крови и всё нормально. А верхушку израильского общества террор вообще не задевает - ведь богатые не ездят на автобусах, не посещают рынки, не раскатывают по опасным самарийским дорогам. Этим, наверное, и объясняется в значительной мере терпимость Израиля к террору.

После запрета движения «КАХ» левым удалось убедить израильтян, что арабы живут на захваченных у них евреями территориях, и поэтому евреи не имеют права властвовать над ними. Левые верят в то, что единственная причина недовольства арабов, заставляющая этих «несчастных» совершать теракты и убивать ни в чём неповинных людей —недостаток заботы о них со стороны израильских евреев. 

Раз все равны, считают левые, то арабам тоже положено то благоденствие, которое евреи сумели построить тяжелым трудом и большой кровью. Но, когда евреев, изгнав из Газы, вынудили оставить арабам свои дома и теплицы, они всё в порыве ненависти разрушили. То есть, чем больше евреи стараются задобрить арабов, тем больше они их не любят.

На самом же деле, палестинские арабы вообще не «народ», у которого есть своя земля. И эти территории являются не захваченными, а освобождёнными после совершенной Иорданией агрессии. Иудея и Самария больше полосы Газы в 16(!) раз. С гор Самарии видны и небоскребы Тель-Авива, и взлетные полосы аэропорта Бен Гурион, и трубы электростанции в Хедере. Как уйти оттуда? 

Поэтому единственным решением может стать добровольный и материально стимулированный трансфер палестинских арабов в третьи страны, с одновременным затруднением их пребывания в Эрец Исраэль. А тот, кто не хочет выдворять арабов, выдворяет евреев, как это организовал Шарон. Правда, Мордехай Кейдар верит, что, поделив палестинскую автономию на несколько племенных государств, удастся договориться о мире с каждым из них по отдельности.

Если Израиль смог бы создать мягкие условия для эмиграции палестинских арабов, то израильтянам их никто создавать не будет, да и бежать большинству из них будет некуда. А последствия создания ещё одного арабского государства в Иудее, Самарии и Газе станут тяжелее последствий существования квазигосударства в Газе. Хотя тот же Мордехай Кейдар считает идею о «едином государстве Палестина» - не более чем утопией. Жаль, что ему не удаётся в этом убедить израильский истеблишмент.

Кстати, ничего нового в высказываниях рава Кахане о возможностях трансфера палестинских арабов, что так возмущает левых, на самом деле, не было. Ещё в феврале 1968 года по указанию ПМ левого правительства Леви Эшколя был начат эмиграционный проект под руководством Ады Серени, вдовы легендарного десантника Энцо Серени, убитого при выполнении спецоперации в Италии во время Второй мировой войны. 

Проект, к сожалению, провалился. Он был плохо продуман и не слишком привлекателен для потенциальных эмигрантов. Беженцы из Газы, которых на тот момент было примерно 450 тысяч, отказались эмигрировать. Разными путями удалось вывезти за границу максимум до двухсот человек.

Израильский истеблишмент, включая представителей Генерального штаба АОИ и высших эшелонов Службы общей безопасности и Министерства иностранных дел, отказываются признать, что Палестинская администрация под властью ООП —опасный враг, который никогда не изменится. А зачем? -  ведь Аббас регулярно получает миллиарды долларов от ЕС, США и Израиля.  Аббас чувствует себя вполне комфортно, если даже генеральный штаб АОИ требует от правительства Израиля перечисления средств на банковские счета Аббаса, чтобы содержать тех, кто существует лишь ради нанесения вреда еврейскому государству.

И вот наконец, спустя 27 лет израильское руководство осознало, что т.н. «мирный процесс» полностью противоречит здравому смыслу! Вдруг всем стало ясно, что ООП вовсе не является ключом к миру, она вообще не имеет никакого отношения к миру. Неужели действительно эра ООП официально завершилась в Белом доме 15 сентября 2020 года с подписанием «Соглашений Авраама?

Однако надолго ли бывшие враги стали чуть ли не друзьями. В состоянии эйфории всё происходящее воспринимается, не как вынужденное объединение врагов, а как тенденция к сближению народов, которые хотят жить в мире, и готовы ради этого вместе противостоять силам злобы и агрессии. Союзниками перед лицом общей угрозы. Более угрожающими стали амбиции Эрдогана восстановить Османскую империю и возглавить мир ислама. Турция все активнее поддерживает радикальных исламистов по всему миру и в этом отношении уже догоняет Иран. В последние годы Тегеран стал реальной угрозой в связи с его активизацией в Сирии и Ираке. Он почти открыто строит новые заводы по обогащению урана.

Поэтому смущает, что при осознании «новой реальности» ставка сделана на страны, в которых придерживаются «умеренного ислама». Что это - умеренный ислам? Разве что-нибудь говорит о готовности его исповедующих мусульман усомниться в истинности положения Корана о том, что весь мир должен покориться вере Мухаммеда? Не в абсурд ли сваливается власть, надеясь на длительную и прочную связь с исламом именно тогда, когда он вступает в активную фазу своей экспансии.

Значит, угроза столкновения цивилизаций не снята. Просто сейчас эти страны с т.н.  «умеренным» исламом страшатся Ирана, где правящий режим аятол рвется к обладанию ядерным оружием и к лидерству в мусульманском мире. Но режим может пасть, поскольку проводимая им политика ведет к разрушению экономики и обнищанию населения. К тому же у Ирана многочисленная, оппозиционно настроенная диаспора. И тогда вновь возобладает мусульманская солидарность.

Марк Аврутин 
Сегодня, 02:09

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..