суббота, 15 августа 2020 г.

Разговор с мамой о возрасте

 

Разговор с мамой о возрасте

Я вчера разговаривала с мамой о политике – точнее, о возрасте.

Photo copyright: pixabay.com

Есть вещи, которые я в своём возрасте просто не понимаю. Теоретически да, а практически никак. Например, что такое 70 лет? А 80? Но я хорошо понимаю, что есть куски жизни, когда… экхм… немолодение как-то сильно убыстряется. Это я испытала и испытываю на своей шкуре. У меня есть подруги, которым, например, по 45–46, и они говорят, а че, ниче, полёт нормальный. И я не хочу их пугать, как не хочется пугать беременных женщин рассказами о трудных родах. Так вот после 47, буквально за пару лет, со мной произошло больше изменений, чем между, скажем 40–47. И подозреваю, что этот темп мой организм возьмет и на следующие несколько лет. А потом опять замедлится.

Мы очень быстро меняемся в первые три года жизни, потом потихоньку растём, потом опять сильно меняемся в подростковом возрасте, потом медленно взрослеем, потом андро/менопауза и так далее. Все интуитивно понимают, что взросление и старение не происходят постепенно, что всё идёт рывками, и что порой за пять лет меняешься больше, чем за предыдущие 20.

Конечно, эти периоды жизни у всех приходятся на немного разное время, плюс-минус года три (для 95%).

Так вот, моя мама говорит, и у меня есть все основания ей верить, глядя на пожилых людей вокруг меня, что 75 и 80 – это как разница между 16 и 50. Плюс-минус пара лет. Резкие изменения; старение здорово убыстряется. В те же 70–75 моя мама была огурчиком, каких мало, ходила многие мили, и ходила быстро, накрывала столы, таскала сумки, редко на что-то жаловалась. А сейчас замедлилась.

Справка: для Ковид-19 моя мама представляет интерес исключительно с точки зрения возраста. В свои 80 она имеет сердце-пламенный-мотор, никаких давлений, диабетов, лишнего веса, вот этого всего. У неё проблемы со спиной, ходит с палочкой (но ходит для 80 много и быстро по-прежнему). Ну и там по мелочи, зубы, глаза, недавно вот катаракту удалили. Но в целом дай бог всем такие 80. А уж мозги-то совсем не пострадали.

Но она быстрее устаёт. Часто плохо спит. Когда не высыпается ночью, надо поспать днём, иначе вообще ничего не функционирует. У неё заметно меньше энергии. Простые вещи занимают много времени. Разница между 70–75 и сейчас – здорово заметна. И она, заметим, на пенсии. Какие у неё стрессы? У неё всё тихо и хорошо.

Так вот, моя мама совершенно не понимает, как можно быть президентом в 78–80, учитывая требования работы. Моя для-своих-лет-огурчик мама, у которой мозги работают явно на порядок лучше, чем у Байдена, считает, что это невозможно. Расписание, переезды, сон, нагрузка, стресс, необходимость принятия решений, необходимость постоянно общаться с кучей народа… ей это кажется нереальным. В буквальном смысле. Я ей верю на слово – мне трудно представить себя на месте 80-летнего. Но я точно знаю, что между моими 44 и 49 дистанция приличного размера. Совсем не такая, как между, скажем 34 и 39 (тогда и дистанции-то не было). И если мне кто-то говорит, что между 74 и 79 такая же дистанция, это не шутки.

Короче, мне интересно мнение пожилых людей и тех, кто с ними работает. Вы себе представляете 80-летнего президента? Мы себе вообще, реально, представляем, что такое 80 +/- и какой процент людей в этом возрасте полны сил и энергии и обладают когнитивными способностями, чтобы выдержать одну из самых тяжёлых, стрессовых и ответственных работ в мире?

Моя мама сказала, что за сверстников не голосует.

Светлана Букина

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..