вторник, 28 июля 2020 г.

Какие бы проекты не сочиняли правители России, при нынешнем политическом укладе экономический рост в стране невозможен

Какие бы проекты не сочиняли правители России, при нынешнем политическом укладе экономический рост в стране невозможен

Бунт в Хабаровске грозит стать самым заметным событием российской политической жизни в 2020 году. У власти имеются основания обижаться на мятежников. Начальство, так ему кажется, пролило на граждан в ходе пандемии COVID-19 царские щедроты, проявило мудрость и спасло население от мора, а затем предложило самую замечательную в Галактике Конституцию. И вот она — черная неблагодарность толпы.

Почему исполнять обязанности губернатора назначили Михаила Дегтярева, который регулярно приводит публику в изумление источаемыми его черепной коробкой могучими замыслами? Думаю, логика Кремля состояла не в поиске лучшего назначенца, а, напротив, в унижении смутьянов. Если посмели раскачивать трон, то вот вам управитель без царя в голове. Как будут развиваться события дальше, не сказал бы Нострадамус. Последние массовые волнения случились у нас в конце 1980-х годов, когда неумение властей слышать шахтеров подтолкнуло страну к краху. Вдруг вирус своеволия с Дальнего Востока поползет по долинам и по взгорьям?
Основания для недовольства «на местах» имеются, и они, так мне кажется, не менее весомые, чем у Кремля, когда он песочит губернаторов. Из 85 наших регионов 72 живут за счет дотаций. Только 13 регионов работают с прибылью. Аналитики отмечают, что Хабаровск — важный край уже по той причине, что по площади он примерно равен Турции и заметно больше Франции. Только я не слышал, чтобы Турция и Франция не могли себя прокормить. А Хабаровску для нормальной жизнедеятельности в год казна выделяет 6,4 миллиарда рублей.
Между тем, Ерофей Хабаров в середине XVII века, исследуя край, писал, что он много прибыльнее «против всей Сибири и Лены». Впрочем, Якутия получает дотации размером 52 миллиарда рублей, хотя население там в полтора раза меньше, чем в Хабаровском крае. То есть Якутия с ее золотом и алмазами тоже прокормить себя не может. Зато почти равная ей по площади Индия по ВВП в 1,7 раза превосходит Россию и рвется в первую мировую пятерку, вытесняя из нее Британию, над которой солнце теперь заходит слишком быстро.
В 1993 году в России было 35 прибыльных регионов. В 2001 году доноров осталось 25. А сейчас уже только 13. Очередь за милостью все длиннее, в нее выстраиваются даже те, кто умел жить безбедно, а теперь познал нужду. Неужели русский человек разучился работать? Или экономика сознательно выстроена таким образом, чтобы традиционно богатые области выживали за счет донора по имени Кремль? Если бы в Хабаровске жили привольно и сытно, там не собирались бы митинги в десятки тысяч человек. И не был бы столь популярен опальный губернатор Сергей Фургал, который стремился придать экономике человекоподобие. Потому и не верят люди в то, что губернатор — душегуб, ведь все видели, что он стоит за справедливость.
На неделе президент подписал указ о национальных целях, которые стоят перед Россией. Национальные проекты, которые полагалось исполнить до 2024 года, скорректированы и сдвинуты к 2030 году. В указе сказано о возможности самореализации, об успешном предпринимательстве. Золотые слова! Однако на деле, как заметил депутат Андрей Макаров, у бизнеса не осталось риска, только страх. Тем не менее, вновь и в который раз поставлена задача резко увеличить долю малого и среднего бизнеса в ВВП. 25 миллионов предпринимателей! Именно в этой области рождаются инновации, которые у нас не приживаются, а также высокотехнологические идеи, без которых нарастает наша зависимость от Запада. Но поскольку доля малого и среднего бизнеса, вопреки благим предначертаниям, в России неуклонно снижается, а доля государства в экономике стабильно растет, лозунг о 25 миллионах бизнесменов выглядит несбыточно, как рассказ о 35 тысячах курьеров.
В России построена модель управления, которая не предполагает активного участия граждан в политике и экономике. Независимый суд является нам только в сновидениях, избирательная система исключает оплошности и сюрпризы, собственность не имеет гарантий, оборачивается, если ты не при власти, опасным обременением. Живем, как у Салтыкова-Щедрина: нет бунта, но и покорности настоящей нет. Интересы общества подчинены элите, которая подкармливает население, но не допускает свобод и инициатив, дабы не лишить себя спокойствия. Подобная модель управления принята во многих странах, но нигде (Китай не в счет) она не обеспечивает устойчивый рост, лишь короткие, на разрыв аорты, прорывы, вроде сталинской индустриализации.
Посему какие бы проекты не сочиняли верховные правители России, при сохранении нынешнего политического уклада экономический рост в стране невозможен, как нереально и заметное повышение социальных гарантий. Хабаровск получит нового губернатора, но жизнь в крае не изменится. Только можно ли найти примеры переустройства политического уклада, который пригодился бы России, чтобы обезопасить ее от клонирования мятежей по примеру Хабаровска? Конечно, триста лет выращивать политический газон, как в Англии, мы не станем. И еще одной революции, как во Франции, не вынесем. И строить жизнь на голом месте, как в Америке, уже не получится. Ну а немецкие порядки для русского человека — форменный карачун.
Но есть сказочный пример Ботсваны, одной из немногих стран Черной Африки, где удалось избежать социалистических экспериментов и выстроить демократическую модель управления. В Ботсване самый низкий уровень коррупции в Африке, а по степени экономической свободы страна находится на 25 месте в мире, намного выше России. Десятилетиями ВВП рос на 8-10% в год. Сейчас ВВП (ППС) в Ботсване выше, чем у партнеров по БРИКС — Индии, Китая, Бразилии и ЮАР. Выше, чем на Украине, в Азербайджане, Центральной Америке и даже чем во многих странах Восточной Европы. Всего-то делов — демократия со сменяемой властью и единственным местным ноу-хау — палатой вождей. Кстати, по численности населения Ботсвана не так уж сильно опережает Хабаровский край.
Чем закончится дальневосточный мятеж? У Салтыкова-Щедрина в «Истории одного города» граждане знали, что бунтуют, но не стоять на коленях не могли. В итоге градоначальник вышел на площадь и потребовал зачинщиков. И по тексту: «Так кончилось это бездельное и смеха достойное неистовство. Кончилось и с тех пор не повторялось». Впрочем, Михаил Дегтярев такой отваги не исполнится. Ну, так кто-то другой рявкнет…
А лучше бы, признаться, жить, как в Ботсване. Или у нас с вождями дефицит?

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..