вторник, 28 июля 2020 г.

Dr. Valdemar (Vadim) Malin | Мы живём в оруэлловском мире!

Dr. Valdemar (Vadim) Malin | Мы живём в оруэлловском мире!

Являются ли демонстрации протеста разносчиками коронавируса?
Photo copyright: David Geitgey Sierralupe. CC BY 2.0
«Результаты голосования определяются не теми, кто голосует, а теми, кто считает их голоса».
Иосиф Сталин

1 июля 2020 г. Томми Бир (Tommy Beer), репортёр отдела новостей Нью-Йоркского филиала журнала Форбс, поместил статью на веб-сайте Forbes.com под сенсационным заголовком «Исследования показывают, что протесты не вызвали всплеска коронавирусной инфекции».
Недавнее резкое увеличение Коронавирусной (КВ) инфекции по всей стране совпало с проходящими яростными демонстрациями протеста и нарушениями общественного порядка, грабежами и нacилиeм на улицах американских городов. Чтобы успокоить встревоженное население и самих протестующих, покровителям и организаторам этих протестов пришлось срочно искать убедительные доказательства того, что протесты не вызвали всплеска КВ инфекции.
И такие доказательства были найдены. Группа экономистов из ряда университетов провела исследование, которое обычно проводится вирусологами. На скорую руку они собрали необходимые данные по 315 городам Америки и опубликовали результаты своей работы в неофициальном предварительном отчёте под заглавием «Протесты движения «Чepныe Жизни Вaжны», Социальное дистанцирование и КОВИД-19», 1 выпущенном Национальным бюро экономических исследований (НБЭИ).
(Предварительные отчёты НБЭИ распространяются с целью вызвать дискуссии и комментарии. Они не проходят обязательную проверку специалистами или членами Совета директоров НБЭИ, которые всегда сопровождают официальные НБЭИ публикации).
Учёные-экономисты были в такой спешке, что, даже несмотря на то, что их отчёт не прошёл обязательную проверку, обнародовали его для того, чтобы срочно ознакомить сочувствующих представителей средств массовой информации. А репортёры с энтузиазмом известили встревоженных избирателей о результатах и выводах отчёта, сделав свои выводы, на которые даже авторы исследования не решились, а именно: протестующие не вызвали всплеска КВ инфекции.
Одним из таких репортёров был Томми Бир из Форбс – журнала, который считается объективным, в основном придерживающимся фактов и умеренно консервативным. Томми Бир, известный больше как спортивный журналист, на этот раз выбрал темой своей статьи серьёзное научное исследование, проведенное авторитетными учёными на злободневную тему – как протесты, организованные движением «Чepныe Жизни Вaжны» (ЧЖВ), повлияли на распространение КВ инфекции.
Объективность является золотым стандартом как в спортивном журнализме, так и в научных исследованиях. В спорте болеть за одну из команд не допустимо – это вызывает недоверие к фактам, приведенным в репортаже. В научных исследованиях – задача учёных объяснить факты, а не доказать свою гипотезу, решить проблему, а не получить желаемые ответы. Поэтому можно было ожидать, что учёные и журналист будут придерживаться этого золотого стандарта объективности. Напрасные надежды! Судите сами.
Статья Бира базируется в основном на отчёте НБЭИ и статье Челси Джейнс (Chelsea Janes), опубликованной в газете «Вашингтон Пост»,2 щедро цитируемой автором.
Необъективность видна сразу, когда журналист доверяет данным и выводам этого отчёта больше, чем сами авторы. Один из них Давал Дэйв (Dhaval Dave) признаётся, что недостатком их исследования является то, что оно «отслеживает распространение КОВИД-19 среди населения всего города».
Что это значит? Это значит, что авторы сомневаются в надёжности полученных данных из-за их неоднозначности и неопределённости. Допустим, что в городе Миннеаполис с населением 437000 человек, 1000 протестующих вышли на демонстрацию. (Между прочим, по данным отчёта НБЭИ, такие малочисленные демонстрации характерны для большинства (2/3) городов, в которых они проходили). Допустим также, что половина демонстрантов (50%) заразилась КВ инфекцией (неслыханная степень заболевания для любой пандемии). Тогда количество заболевших в этом городе увеличится всего на 0,1%. Такая же демонстрация в городе Сиэтл с населением 3433000 добавит всего 0,02% к общему числу заболевших. Такая статистика приводит к неоднозначности и неопределённости, маскируя реальное положение вещей.
Джеф Дачин (Jeff Duchin), официальный представитель отдела здравоохранения города Сиэтл, признаётся, что такого рода статистические «данные оставляют желать лучшего». А Челси Джэйнс из Вашингтон Пост, газеты, благожелательно относящейся к протестующим, высказывается об этом недостатке НБЭИ отчёта ещё более категорично: «неопределённые данные могут сделать доказательства более туманными и притупить остроту выводов, которые следуют из них». Даже заглавие её статьи звучит неуверенно: «Протесты, наверно, не привели к всплеску КВ инфекции, но трудно быть уверенным в этом».
Сразу возникает множество вопросов. Почему же так уверены в этом официальные лица от здравоохранения, упоминаемые цитируемые в статье Томми Бира? Несмотря на неопределённые данные, они утверждают: «У нас нет свидетельств, что протесты вызвали вспышку пандемии».
Ho можно ли утверждать что-либо с уверенностью, основываясь на данных, которые не вызывают доверия? Можно ли игнорировать другие источники информации, утверждающие, что нет ясности, как протесты повлияли на рост КВ инфекции?
Если по всей стране 15 млн человек участвовали в протестах, как заявляет Нью Йорк Таймс, как же такие огромные массы людей на улицах могли не вызвать вспышку КВ инфекции?
И главный вопрос – каким образом Томми Бир, несмотря на все эти сомнения и неуверенность, пришёл к твёрдому убеждению, что протесты не вызвали вспышку пандемии?
Это политическая игра, затеянная должностными лицами отделов здравоохранения, политиками и прессой, играющими роль вирусологов. Вот как проф. Михаил Т. Остерхолм (Michael T. Osterholm), Директор Центра по исследованиям инфекционных заболеваний Университета Миннесоты, описывает эту игру:
«Три года назад, я установил на газоне перед моим домом табличку с надписью «Слонам вход воспрещён»! И в течение трёх лет ни одного слона я не видел. Значит, табличка работает! Эпидемиология заслуживает большего, чем этот словесный трюк».
Все эти противоречивые факты известны Томми Биру – он ссылается на них в своей статье, но почему-то игнорирует их. Может быть, из большого уважения к статистике (36 страниц графиков и таблиц в 60-страничном отчёте НБЭИ? Но, как говорится, есть ложь, большая ложь и … статистика!
Даже заглавие статьи Томми Бира «… протесты НЕ вызвали… – это преувеличение. Авторы отчёта НБЭИ не решились пойти так далеко. Они собрали данные в 90% городов с населением более 100 тыс. (281 из 315), где проходили демонстрации, чтобы определить влияние протестов на социальное дистанцирование населения. (Социальное или физическое дистанцирование – это комплекс мер, направленных на ограничение физических контактов между людьми, включая и самоизоляцию у себя дома).
Они не решились с уверенностью утверждать, что протесты не вызвали всплеск КВ инфекции. Вот какой вывод они сделали: «Судя по имеющимся данным и, учитывая увеличение физического дистанцирования (вызванного протестами), мы не ожидаем какого-либо значительного увеличения количества заражённых КВ инфекцией». Они были осторожны в выборе слов, понимая, что в этом вопросе нет ещё полной ясности.
Даже Вашингтон Пост признал, что «чёткая связь между нахождением вне дома и заражением КВ инфекцией ещё не установлена», хотя для организаторов протеста в Коламбии, штат Южная Каролина, эта связь хорошо известна (но неприемлема, конечно) – им пришлось «отложить демонстрации после того, как в результате тестирования выяснилось, что некоторые участники оказались зараженными».
И несмотря на все эти факты, Томми Бир всё равно пришёл к твёрдому убеждению, что между протестами и вспышкой КОВИД-19 нет никакой связи.
Такое пренебрежительное отношение к фактам может вызвать подозрение, что главная задача статьи в журнале Форбс не докопаться до сути проблемы, не понять почему возникла вспышка пандемии, а отвести подозрение от протестов и протестующих. А суть проблемы – это лицемерное отношение организаторов протестов и их покровителей к спорной тактике самоизоляции (stay-at-home policy).
С одной стороны, они призывают, поддерживают и навязывают эту тактику, заставляя людей отсиживаться дома, запугивая их смертельным вирусом и неизбежными опасностями, которые их поджидают вне дома. А с другой стороны, они призывают своих сторонников выходить на улицы и протестовать, не взирая на эти опасности.
Почему же ни объективные исследователи-экономисты, ни объективный журналист не обратили никакого внимания на это кричащее противоречие? Что это? Близорукость, грубая ошибка? Нет, это проявление высшей формы лицемерия – не делай то, что я делаю, делай то, что я тебе говорю!
Одной из задач исследования НБЭИ является убедить жителей районов и городов, где проходят демонстрации протеста, что эти демонстрации не представляют для них опасности. Смогли ли они представить убедительные доказательства? Решайте сами.
Идея заключалась в том, чтобы создать базу данных, на основе которой можно будет доказать, что в местах, где проходят демонстрации, жители, не участвующие в протестах, лучше соблюдают физическое дистанцирование. А это должно замедлить рост КВ инфекции, согласно воззрениям Центра по контролю заболеваний (ЦКЗ).
И исследователи НБЭИ проделали гигантскую и уникальную работу – они собрали огромное количество данных по 315 городам Соединённых Штатов, используя технику «анонимного отслеживания местонахождения сотовых телефонов». Они использовали также математические модели для обработки этих данных, стараясь предсказать влияние главных (из слишком многочисленных) факторов на физическое дистанцирование.
Однако, сегодня многие эпидемиологи не доверяют математическим моделям, так как они в силу многих причин дают неправильные предсказания. Так, эти модели неправильно определили потребности в больничных местах, количество заболевших и умерших от КВ инфекции, дезинформируя работников здравоохранения, правительственных чиновников и население. Некоторые эпидемиологи даже задают вопрос, стоит ли вообще их использовать ввиду их несовершенства?
Тем не менее, исследователи НБЭИ применили такие модели и пришли к заключению, что «в городах, где проходили демонстрации, наблюдалось увеличение нетто физического дистанцирования».
Однако, имеется ещё одна проблема, в дополнение к несовершенству моделей и ненадёжности данных, в которых сомневаются даже сами исследователи и не только они (как было упомянуто раньше). Термин «нетто» означает, что «любое несоблюдение физического дистанцирования со стороны протестующих с лихвой компенсируется соблюдением такого со стороны тех, кто сидит дома», давая положительный суммарный результат.
Такой подход к проблеме искажает реальную картину происходящего и напоминает шутку, как врач подбадривает пациента с высокой температурой: «В этом госпитале средняя температура у всех больных и медперсонала близка к нормальной».
Исследователи также стараются уклониться и от прямого ответа, в чём причина такого увеличения физического дистанцирования. Неужели протесты повысили сознательность и дисциплину у населения? Конечно, нет! Согласно официальному объяснению, причина простая – те, кто не участвовал в протестах, просто «решили остаться дома».
Но слово «решили» настораживает. Люди не решили – у них не было другого выхода. Они не столько боялись заражения, сколько протестующих! Там, где появляются толпы протестующих (вместе с бунтовщиками и грабителями), люди (даже те, кто не соблюдают самоизоляцию) бегут домой и запираются на замок.
Страх! Вот, что движет ими! Но, какой может быть гламур в признании, что вдохновляющие протесты во имя высоких идеалов могут снизить степень КВ инфекции и опасность заражения благодаря низменному, животному страху.
Но это ещё не всё. Авторы отчёта НБЭИ даже не скрывают свою предвзятость. Вместо того, чтобы соблюдать объективность, как этого требуют правила научных исследований, они открыто выражают свои симпатии целям движения «Чepныe Жизни Вaжны» (ЧЖВ). Поэтому они предупреждают, что «ЧЖВ протесты защищены законом свободы слова и не являются преступной деятельностью», но игнорируют незаконные беспорядки и преступные грабежи. Поэтому они называют ЧЖВ протесты мирными, но не замечают присутствия диcкpeдитиpoвaнныx aнapxиcтoв, Aнтифa и других воинственных групп среди ЧЖВ демонстрантов, марширующих рука об руку с ними.
Они также преуменьшают размах нacилия, заявляя, что, хотя «ЧЖВ протесты могут казаться опасными для не протестующих, нacилиe случается довольно редко». «Редко»? Согласно их же отчёту, из 281 городов, где проходили протесты, в 134 (почти половина – 48%) из них протесты сопровождались нacилиeм».
Несмотря на все эти противоречия, увеличение суммарного физического дистанцирования (убедительно доказано это или нет) позволило исследователям предположить, что протесты должны снизить степень КВ инфекции в районах демонстраций.
Такое заключение дало репортёрам основание распространять хорошую новость, что протесты не вызвали резкого повышения КВ инфекции, тем самым, внушая населению: не бойтесь протестов, демонстраций, разгулов и грабежей потому, что буйные протесты – это хорошо для безопасности, они вынуждают соблюдать осторожность и, тем самым, повышают … безопасность.
Исходя из такой круговой логики, преступность тоже повышает безопасность, она вынуждает соблюдать осторожность и, тем самым, уменьшает … преступность.
Есть ещё одна важная цель статьи в журнале Форбс – убедить самих протестующих, что они не подвергают себя большому риску заражения.
В качестве свидетельства, Томми Бир сообщает в своей статье, что в городах массовых протестов и новой волны КВ пандемии, таких как Сиэтл (Вашингтон), Портленд (Орегон) и Окленд (Калифорния), должностные лица «опрашивали тех, у кого после тестирования обнаружили КВ инфекцию, не участвовали ли они в протестах, и очень немногие признались в этом». В Миннеаполисе (Миннесота) такая же картина – «менее 1%» протестующих оказались заражены.
Но как можно доверять этим должностным лицам? Ведь они заинтересованные представители администраций тех городов, в которых прошли самые большие демонстрации с применением насилия. Ведь они сами содействовали этим демонстрациям и поддерживали протестующих.
Как можно верить и ответам протестующих? Кто добровольно или честно признается, что они находились в местах, где происходили незаконные беспорядки, преступные грабежи и насилие? Признаются ли буйствующие чepнopyбaшeчники из Aнтифa, скрывающие свои лица, чтобы их не узнали? Никогда! Ведь они рискуют быть опознанными и оказаться в числе подозреваемых.
Признаются ли мирные демонстранты, протестующие во имя своих благородных целей и высоких идеалов, что они подхватили опасную инфекцию и стали разносчиками заразы? Очень не многие! Ведь такое признание помешает достижению их целей и уменьшит привлекательность их идеалов.
Не надо быть вирусологом или даже экономистом, чтобы понять, что происходит – просто примените элементарную логику.
Когда толпы возбуждённых людей маршируют по улицам, o каком физическом дистанцировании может идти речь, а без этого опасность заражения возрастает многократно. В большинстве своём это молодые люди, которые носят маски, не гарантирующие 100%-ную безопасность, а некоторые совсем не имеют масок. Они шагают плечом к плечу, переговариваясь друг с другом, и дышат в затылки друг другу. Они выкрикивают лозунги и орут на полицейских, брызгая слюной. Они кашляют от горчичного и слезоточивого газов, буйствуют и грабят магазины, применяя насилие, – все они подвергают себя очень серьёзной опасности.
Другими словами, для протестующих риск заражения должен быть неизмеримо выше, чем для тех, кто смотрит их по телевизору, сидя на диване y себя дома. Даже авторы отчёта НБЭИ признают, что «местные демонстранты, возвращаясь домой, могут распространять КВ инфекцию среди населения».
Разносчиками инфекции могут быть и иногородние демонстранты (агитаторы), которые, по признанию мэра Миннеаполиса, могут составлять до 80% протестующих. Но сколько из них заразилось неизвестно.
Если же протестующие всё-таки подхватывают КВ инфекцию, их нет среди зарегистрированных в официальных списках заражённых, потому что у здоровых молодых людей «симптомы заражения проявляются в легкой форме». Поэтому они не обращают на них внимания и не обращаются к врачам.
Но такие доводы не смущают автора статьи в журнале Форбс. Он всё равно твёрдо уверен, что протестующие не могли вызвать всплеск КВ пандемии.
Однако, понимая, что такие кричащие противоречия требуют объяснения, автор статьи зовёт на помощь «авторитетных и заслуживающих доверия» должностных лиц администрации Миннеаполиса, города, в котором начались эти протесты и беспорядки, поддержанные этими же лицами.
Вот какие доводы приводит представитель отдела здравоохранения администрации Миннеаполиса Даг Шульц (Doug Schultz), объясняя, почему заболевших среди участников демонстраций протеста так мало:
  1. Протестующие находились на улице (А нам внушали, что сидеть дома безопасней, чем на улице).
  2. Большинство из них носили маски (Мы тоже, но тем не менее приносим заразу домой, возможно, потому что некоторые не носят масок).
  3. Они были в постоянном движении, смешиваясь с толпой (Мы делаем то же самое в супермаркетах, но избежать заразы не можем).
Нелепость таких объяснений очевидна – эти же представители учат нас избегать подобных ситуаций любой ценой, чтобы не заразиться КВ инфекцией. Хотя для организаторов протестов количество заражённых и заболевших не имеет значения – цели протеста оправдывают средства их достижения и требуют жертв.
Статья в журнале Форбс полна бросающихся в глаза противоречий, которые не поддаются здравому смыслу, логике и реальности. Она вызывает недоверие к результатам исследования и даже подозрение, что данные отчёта НБЭИ истолкованы предвзято, чтобы получить любой ценой желаемый автором статьи результат – ПРОТЕСТВОВАТЬ НА УЛИЦАХ НЕ БОЛЕЕ ОПАСНО, ЧЕМ СИДЕТЬ ДОМА!
Какой замечательный оксюморон! Ничем ни хуже того, который придумала мэр города Сиэтл Жени Даркен в связи с aнapxиeй, вызванной кpoвaвoй оккупацией одного из центральных районов города бoeвикaми движения ЧЖВ и aнapxиcтaми Aнтифa: AHAPХИЯ – ЭТО ЛЕТО ЛЮБВИ!
Одну минуточку! Почему эти изречения так знакомы? Ага! Ведь они напоминают крылатые фразы из знаменитого романа «1984» Джорджа Оруэлла, где описан антимир, в котором Двоемыслие заставляет людей мыслить наоборот и слепо верить, что «CВOБOДA – ЭТО PAБCТВO!»
… ЛЮДИ, МЫ ЖИВЁМ В ОРУЭЛЛОВСКОМ МИРЕ!
Перевод автора.
  1. Dhaval M. Dave, et al. “Black Lives Matter Protests, Social Distancing, and COVID-19.” NBER working paper 27408, June 2020, http://www.nber.org/papers/w27408.
  2. Chelsea Janes, “Protests probably didn’t lead to CV spikes, but it’s hard to know for sure.” Washington Post, June 30, 2020.
Dr. Valdemar Malin is the author of the book “Altruism, the Good, the Bad and the Ugly” (Amazon.com).
От редакции. Оригинал статьи В.Малина на английском будет опубликован в одном из ближайших выпусков нашего издания.

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..