воскресенье, 15 марта 2020 г.

Евгений Майбурд | О, Сюзанна. История одной песни о девушке и любви

Евгений Майбурд | О, Сюзанна. История одной песни о девушке и любви

Евгений Агранович: За год или два до войны услыхал славную американскую песенку. Слов не разобрал толком. Просто из Алабамы в другой штат шёл бродяжка с банджо. На какой-то прескучной лекции написал я свой текст: солдат, видимо негр, родом из Алабамы, возвращается с войны домой. И что же находит там победитель?..

Шел солдат из Алабамы
До своих родных краев,
До своей любимой мамы,
До сестер и до братьев… И т.д.

Песня стала популярной. Со временем «одесский» колорит пропал, и мы пели так:
Шел солдат из Алабамы
Шел на родину свою
Повидать свою Сюзанну
Эй, любимую свою

Припев:
Э-ге-гей Сюзанна
Любимая моя
После долгих лет разлуки
Я пришел в твои края

И ручей там протекает,
И стоит там старый дом,
И собака громко лает
У Сюзанны под окном.

(Припев)
Не ручей там, а клоака,
И разрушен старый дом,
И повешена собака
У Сюзанны под окном.

(Припев)
Я бандитов ку-клукс-клана
По делам их узнаю,
Отомщу за смерть Сюзанны
И за всю мою семью!

(Припев)
Должна ли песня соответствовать историческим реальностям? Вообще говоря, не обязательно. Особенно, если и создатели ее, и те, кому она полюбилась, знали о реальностях практически ничего. Что-то слыхали о рабстве негров в США, о Гражданской войне, и про Ку-Клукс-Клан, конечно, знали – даже больше, чем о той войне. В данном случае, однако, практически все, что они знали, было мифологизировано идеологической пропагандой.
Пойдем по порядку.
Часть 1. «Солдат-победитель».
Он чернокожий, это понятно. Был ли он из победителей или побежденных – это уже вопрос. По данным историков, в армии Юга (Дикси) воевало по меньшей мере 300 тыс. негров (все – добровольцы!), тогда как в армии Северян – 200 тыс. В процентном отношении к общей численности армий, это 22,5% против 7%. Если учесть, что он нашел дом разрушенным, он был, скорее, из побежденных.
Часть 2. Ку-Клукс-Клан.
Начнем с того, что исторически их было два. Они совершали убийства, это верно, но ни тот, ни другой не громили и не разрушали домов. Однако, нужно по порядку…
Первый ККК возник на Юге в 1865 г., после окончания Гражданской войны. И был он не расистским анти-черным, он был анти-янки. Второй ККК возник в 1915 г. на Севере, и это –другая история.
По окончании войны, победители (янки) затеяли «Реконструкцию». Политика «национального примирения»? «Залечивание ран»? Восстановления хозяйства, полностью разрушенного войной? «Щас»!
Власти Севера отнеслись к побежденной стране как завоеватели к завоеванным ими землям – как к колониям. Первым делом, была введена военная оккупация всех штатов Юга, и военное управление. Повсюду воцарился произвол властей, сверху донизу, и вместе с этим – всеобщая коррупция. Война так сильно понизила уровень морали во всем обществе, что это признают и северные историки. Главной целью «реконструкции» было ограбление, изъятие того, что уцелело и выкачивание богатства посредством налогов, не только общих федеральных, но и специально наложенных на южан.
На Юг хлынула лавина мародеров, которых местные называли «саквояжниками». Они рыскали по заброшенным имениям и домам в поисках – чем бы поживиться. Также могли скупать за бесценок ценные вещи у обнищавших людей, каких было подавляющее большинство коренного населения. Иные из них не брезговали грабежами. Кроме этой категории, Юг наводнили разного рода официальные инспекторы – вымогатели, которых не всегда можно было отличить от саквояжников.
На довоенном Юге существовал определенный уклад жизни и общественный порядок. Все это было разрушено. Массы людей – белых и черных – оказались без крова, работы, средств к существованию. И если белые подчас могли вернуться на свои пепелища, то у освобожденных рабов вообще ничего не было – ни крова, ни одежды, ни еды. Они остались без той охраны здоровья рабов, какая существовала на плантациях. Они тысячами умирали от голода и болезней, свирепствовали эпидемии… Это все отдельная история, и о ней написано в книгах. Неизбежно, какая-то часть неприкаянных негров подалась в разбой…
На завоеванном Юге не было создано полноценной системы охраны правопорядка. Беззаконие и криминальное поведение стало повсеместным. Воровство, бандитизм, грабежи, насилия…
В таких условиях появился ККК. Его девиз был: «благородство, человечность, милосердие и патриотизм». В первые два года туда вошли тысячи южан – белых и черных. Единственной его миссией было – защита и помощь слабым, лишенным средств к существованию и невинным людям обеих рас.
Эти люди старались поддерживать и охранять общественный порядок. Конечно, случались и перестрелки с бандитами, и убийства. Об этом вскользь говорится в романе «Унесенные ветром». Отсутствие расизма подтверждает тот факт, что в ККК вошли тысячи негров. А, скажем, в Нэшвилле (Теннеси) несколько лет оперировал ККК, целиком состоявший из черных.
В 1869 г. янки создали Бюро Освобожденных Людей. Среди его задач было помогать трудоустройству бывших рабов и обеспечить им здравоохранение. По первому что-то было сделано, по второму, фактически, имел место провал. Еще была задача разжигать расовую ненависть к белым «рабовладельцам», чтобы внести раскол в обществе. Этим занимались эмиссары Бюро на местах и довольно преуспели в своем черном деле. Стали множиться «преступления ненависти» негров. С этим стал бороться ККК – понятно, не из расовых соображений, а в порядке защиты от черного террора.
В начале 70-х южанам было позволено взять политический контроль над своими территориями, и уже тогда ККК начал сворачивать свои операции. К 1871 г. «ККК Реконструкции» формально самораспустился.
ККК заимствовал некоторые ритуалы (особые приветствия, коды и т. д. у организации (тоже подпольной) «Порядок звездно-полосатого флага», созданной на Севере в 1849 г. (анти-иммигрантской и анти-католической). В 1854 г. «Порядок» легализовался в виде политической партии «Ничего-не-знаек». Программа их осталась прежней.
Конечно, членам первого ККК нужно было скрывать свои лица во время ночных рейдов и патрулирования. Но белые балахоны, горящий крест, и прочая театральность – все пришло с появлением второго ККК в 1915 г. Как и террор в отношении негров. Этот ККК действовал в Нью-Йорке, Калифорнии, Орегоне, Коннектикуте, Иллинойсе… Все – штаты Севера. Пропагандоны янки сумели приписать преступления нового ККК тому, что был на Юге и просуществовал всего несколько лет.
Часть 3. Кто же разрушил «старый дом» Сюзанны?
Не секрет. Солдаты янки в своем раже громили дома на завоеванных территориях Дикси. Одуревшие от безнаказанности и от виски, они разрушали промышленные здания, паровые двигатели, грабили лавки, банки и частные жилища мирных граждан – стариков, женщин и детей (все взрослые мужчины были в армии Дикси). Армия мародерствовала и насильничала с ведома своих генералов. В 1864–65 гг. практикой стало ограбление и разрушение целых городов, поселков и ферм. Разграбив, сжигали все подряд. Политика выжженной земли. Наряду с сотнями населенных пунктов и ферм были разграблены и сожжены большие и прекрасные города – такие как Атланта (Джорджия) и Коламбия (Юж. Каролина). Выдуманный «дом Сюзанны» ненароком оказался «в теме».
Часть 4. «О, Сюзанна!»
Песня была создана в 1848 г., когда Гражданской войной еще не пахло. Имя автора: Стефен Фостер, текст с характерным негритянским акцентом. Герой – очевидно, свободный негр. Припев получилось зарифмовать почти по тексту:
О Сюзанна,
не плачь ты обо мне
Я иду из Алабамы,
Сбоку – банджо на ремне

Краткое содержание:
Я иду из Алабамы с банджо на боку, я пошел в Луизиану повидать мою настоящую любовь. Ночью был дождь, и я промок до нитки. А днем шпарило солнце, я высох, но чуть не умер от жары. Но ты не плачь, Сюзанна! (Припев) Как-то ночью мне приснилось… Прихожу в Нью-Орлеан и вижу: спускается ко мне Сюзанна – во рту кусок пирога, и на глазах – слезы. «Сюзанна, я пришел к тебе из Дикси! Не плачь, Сюзанна!» (Припев) Скоро я приду в Нью-Орлеан и буду искать свою Сюзанну, и как найду – повалюсь на землю [от радости]. А если не найду я свою Сюзанну, то умру от горя. И когда меня похоронят, не плачь, Сюзанна, обо мне! (Припев)
В песне четыре куплета, но второй я пропустил – о тяжелом испытании его на железной дороге, когда он реально чуть не погиб.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..