пятница, 15 февраля 2019 г.

Восемь дней, которые никого не потрясли

Восемь дней, которые никого не потрясли

Откровения Эндрю Маккейба, секретное прощание Рода Розенстайна, тысяча сто шестьдесят страниц ради пятидесяти пяти миль дырявого забора и блестящая победа социализма в Нью-Йорке.
Эндрю Маккейб. Photo copyright: FBI. Public domain
Бывший заместитель бывшего директора ФБР Коми Эндрю Маккейб, коварно уволенный за два часа до наступления заслуженной пенсии, неожиданно решил разоткровенничаться, дав интервью программе “60 минут” и лично озвучив слухи, которые раньше распространялись “людьми, знакомыми с мыслительным процессом Эндрю”, и даже снял для большей убедительности очки, в результате довольно ловко превратившись из серого дипстейтовского кардинала в несчастную подслеповатую курицу. Эндрю ударился в воспоминания о том, что увольнение бывшего директора ФБР Коми повергло его в состояние шока, а рядовые сотрудники, собираясь небольшими группами в коридорах этого учреждения, нестройным хором плакали, и он тут же испугался, что его тоже уволят, а расследование Русской Саги, скромно названное им “расследованием Трампа”, без его чуткого руководства довольно быстро зачахнет, поэтому пошел по самому простому пути, срочно собрав всех своих высокопоставленных антитрамповских товарищей по минюсту и ФБР, и вместе с этими товарищами стал раздумывать, как бы поизящнее отстранить Трампа от власти.
Маккейб в этом интервью подтвердил и идею уговорить кабмин и лично вице-президента Майкла Пенса воспользоваться двадцать пятой поправкой и досрочно отправить Трампа в отставку, и идею повесить на Рода Розенстайна микрофон, чтобы поймать Трампа на каком-нибудь неудачном слове. Восемь дней лихорадочных раздумий и метаний привели к тому, что Маккейб на всякий случай решил начать расследование по поводу “obstruction of justice“, хотя Трамп, которому Коми неоднократно клялся, что он под следствием не находится, по Конституции имеет право в любое время уволить любого члена правительства, и закончились назначением Боба Мюллера, после чего Маккейб обменялся многозначительными взглядами с товарищами и глубоко и облегченно вздохнул, правда, как показала жизнь, многим из этих товарищей за прошедшие с тех давних времен полтора года пришлось расстаться со своими насиженными дипстейтовскими местами.
Народ довольно быстро догадался, что Маккейб на всю страну рассказал, что с его легкой руки минюст и ФБР методично планировали государственный переворот, что обычно более свойственно государствам типа Уганды, то есть, просто признался в государственной измене, но наиболее догадливые решили, что страшными рассказами про Русскую Сагу и про его тяжелые думы о том, что Трампу, возможно, лично Путин помог стать президентом, Маккейб, ожидая суда по поводу незаконных утечек секретных материалов в прессу и вранья Конгрессу, хочет добиться, чтобы хотя бы один из будущих присяжных заколебался, из-за чего ему не смогут вынести обвинительный приговор. Окончательно переродившийся Линдзи Грэм, посмотрев эту передачу, тут же потребовал, чтобы Эндрю перед Сенатом ответил на несколько неожиданно возникших к нему вопросов.
Товарищ Маккейба по несчастью заместитель Генерального Прокурора Род Розенстайн, узнав, что Конгресс практически единогласно, то есть, минус Рэнд Пол и плюс три колеблющихся демократа, утвердил кандидатуру Уильяма Барра на пост Генерального прокурора, решил, что его песенка, все-таки, спета и, обрадовавшись, что ему успешно удалось не ответить ни на один неприятный вопрос конгрессменов до трагической замены Пола Райана на Нэнси Пелоси, побежал раздавать прощальные интервью журналистам, но строгим, хотя и тонким, голосом их предупредил, что эти интервью “off the record” (не для печати), что обычно означает, что скоро эти тайные беседы в слегка искаженном виде станут известны благодаря анонимным людям, “знакомым с мыслительным процессом Рода”.
Продукт совместного творчества анти- и невертрампов по финансированию Великой Мексиканской Стены в виде бессмысленных и беспощадных 1160 страниц был наконец опубликован, и все сразу увидели, что, как и ожидалась, гора родила даже не мышь, а какого-то недоделанного таракана. Этот блестящий проект выделил деньги на все, что попало, кроме Стены, а заодно слегка завуалированно решил восстановить придуманную в стародавние обамовские времена программу “catch and release”, по которой пойманных нелегалов с сомнительным прошлым типа изнасилований, ограблений и убийств из-за нехватки у иммиграционной службы мест заключения отпускали под честное слово, что они больше так не будут, сократив на двадцать процентов количество таких мест. Кое-кто пытался подсластить пилюлю и рассказать, что миллиард с небольшим, который выделили Трампу на строительство пятидесяти пяти миль дырявого забора – это “downpayment”, а остальные деньги и мили выделят “потом, если захочешь”, но Трамп посмотрел на результат работы коллективного разума и, видимо, махнул на все вашингтонское болото рукой, и лидер сенатского большинства Митч Макконелл уже заявил, что Трамп подпишет это безобразие, чтобы избежать очередной шатдаун, но тут же объявит ЧП.
Похоже, что болото не предусмотрело такой простой вариант, потому что тут же со всех сторон раздались хорошо скоординированные крики, что Трамп таким образом создаст прецедент, которым воспользуется следующий президент-демократ, но эти крики не нашли должного понимания у народных масс, которые прекрасно помнят, что предыдущие президенты довольно регулярно по любому поводу объявляли ЧП, и никто их никакими плохо выговариваемыми словами не попрекал. Наиболее догадливые поняли, что Трамп будет строить пятьдесят пять миль дырявого забора, методично доводя до Верховного Суда протест против нападок судей-активистов из штата Гавайи или, например, Калифорнии, которые наверняка встанут на сторону зла без границ и временно приостановят действие ЧП. При упоминании Верховного Суда некоторые конспирологи оживляются и начинают интересоваться, как поживает Руфь Гинзбург, которую с декабря прошлого года никто толком не видел.
Борьба Оказии и ее товарищей за важное дело построения социализма уже привела к ощутимым результатам, потому что Джеф Безос передумал строить новую штаб-квартиру Амазона в Нью-Йорке, что будет стоить этому штату, как минимум, двадцать пять тысяч рабочих мест. Губернатор Нью-Йорка, тоже Эндрю, но Куомо, украдкой пустил скупую губернаторскую слезу и вычеркнул строчку “Амазон”, сопровождаемую числом с большим количеством нулей, из секретной книжечки, в которой он записывал взятки в особо крупных размерах, после чего залез на броневик и произнес гневную речь по поводу некоторых политиков, ставящих личные интересы выше общественных.
Михаил Герштейн
Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..