четверг, 7 ноября 2019 г.

СТРАНА - ЗАЛОЖНИК



28.10.19
Мирон Я. Амусья,
профессор физики

Страна – заложник?
(О результатах выборов в Кнессет 17 сентября и роли г-на А. Либермана)

И день наступит - ночь не на года,
Я попрошу, когда придёт расплата:
"Ведь это я привёл его тогда -
И вы его отдайте мне, ребята!
В. Высоцкий

Они ничего не поняли, и ничему не научились.
От народа, народу, для народа

Собранье качеств, в каждом из которых
Печать какого-либо божества,
Дающих званье человека. Это
Ваш первый муж. А это ваш второй.
Он - словно колос, пораженный порчей,
В соседстве с чистым. Где у вас глаза?
Как вы спустились с этих горных пастбищ
К таким кормам? На что у вас глаза?
Ни слова про любовь. В лета, как ваши,
Живут де бурями, а головой.
В. Шекспир, Гамлет, пер. Б. Пастернака

Политика – явно не моё амплуа. Мне кажется, что нередко народы и страны принимают ошибочные решения, и ошибки эти ясны любому здравомыслящему. Ан, нет. И либо я ничего не понимаю, что следует признать, но не хочется, либо это массовое «они» просто сходит с ума, во что не хочется верить, но приходится. Который раз израильские выборы повергают в уныние от того, что население своей волей и прихотью делает создание правительства задачей почти неразрешимой.
Как известно, для устойчивости правительства необходимо, чтобы его поддерживало как минимум 61 депутат из 120, входящих в Кнессет. Никогда, насколько знаю, ни одна партия не набирала столько мандатов. Это вам не США, где во главе страны становится президент, набравший просто 50%+1 и более голосов так называемых выборщиков, т.е. в общем прямо опирающийся на большинство населения. За последнее время рекордным был «урожай» А. Шарона, как-то набравшего 41 мандат, т.е. прямо поддержанного всего третью избирателей. Остальных, необходимых до 61 и более депутата всегда «добирали» из мелких партий, вместе с самой большой (или ближайшей к ней) образуя правящую коалицию.
Мне всегда казалось естественным голосовать за крупную партию, чтобы обеспечить устойчивость правительства в пределах отведенного ему существующим законодательством срока. Казалось бы – есть хороший кандидат. Дай ему проявить себя в полной мере какой-то разумный срок, положенных четыре года. Не понравился – переизбери, вёл себя в чём-то недостойно в личном, а не в государственном плане – осуди после ухода с важной для всей страны работы.
Но еврейский народ всегда страдал от расколов, наличием в нём множества групп разных взглядов. В результате в правительство, наряду с крупной, входит и ряд мелких партий. Система работала много лет, и привносила в деятельность правительства в качестве актуальной заботы интересы и сравнительно небольших групп населения. В этом минусе – наличии мелкотемья – был и плюс – лучше учитывались интересы всего населения страны. Десятилетиями политическую жизнь Израиля определяло противостояние левых, капитулянтских взглядов, сводивших проблему существования страны к обязательным территориальным, да и не только территориальным, уступкам арабскому населению, и правых воззрений, видевших в уступках и без того крошечной территории не решение проблемы, а саму проблему.
Крупные левые «достижения» последних более четверти века – договор Осло начала 90х годов, уход, весьма похожий на бегство, Армии обороны Израиля из Южного Ливана, и «одностороннее размежевание» 2005, ликвидировавшее еврейское присутствие в Газе. Всё это обернулось большими бедами для населения Израиля. В это же время реальные демографические данные показали, что арабское население на бывшей территории подмандатной Палестины вовсе не растёт быстрее еврейского, а ему уступает. Так что главный довод левых – не отделимся полностью от арабов – погибнет Израиль как еврейское государство, в ходе нормальных демократических выборов, рухнул.
На выборах, левая политическая платформа из привлекательной с годами постепенно становилась просто отталкивающей настолько, что её представители начали свою левизну буквально маскировать, или отрицать разницу «лево – право» – мол, не ясна она, а то и нет её вообще. Однако есть эта разница, ещё как ясна, как и то, что для прямого политического противостояния у левых просто сил уже нет. Сил нет, а желание сохранить власть и влияние, очень большое в прямо не избираемых институциях, в первую очередь – СМИ, да и в Академии – есть. Есть оно, и немалое, в судебно-юридических кругах.
Замечу, что в разрушении оснований для опасения опережающего роста арабов по сравнению с евреями большая заслуга принадлежит людям религиозным, чьи семьи издавна отнюдь не сродни традиционно советской, состоявшей обычно из отца, матери и одного ребёнка. Сейчас в Израиле к религиозным в этом отношении энергично подтягиваются и секулярные.
Кстати, неприязнь к религиозным евреям, всё усиливающаяся с годами подстрекательством агитаторов, действующих по глупости, чуждому внушению, в своих политических интересах или из-за низменного идиотизма, было почти первое удивительное и неожиданное, с чем я встретился, когда приехал и начал работать профессором Еврейского университета в Иерусалиме в апреле 1998. Я этого не понимал, и не понимаю, и рассматриваю как своего рода разновидность антисемитизма, привносимую на почву Израиля. Все эти клише вроде «они враги государства Израиль», «Они нигде не работают, а только молятся!», «Они не служат в армии» почти дословно повторяют антиеврейские клише имевшие широкое хождение в развалившемся СССР.
Впервые я услышал «Почему мой сын должен рисковать собой, служа в армии, а они от военной службы освобождены?» я услышал от тогда работавшей на русскоязычном радио РЭКА журналистки Ш. Шалит. Она сделала передачу о моём двоюродном дяде историке И. Амусине. Я звонил к ней несколько раз, разговоры были интересны, пока она не упомянула, что её сын служит офицером в Армии обороны Израиля и не произнесла приведенную выше (по памяти) фразу. К слову «они» у меня приобретённая на основе всего жизненного опыта идиосинкразия, из-за чего я стал ей возражать, приведя разговор в никуда и сделав бессмысленным дальнейшие звонки. Про «они» я слышал потом неоднократно от своих коллег – левых профессоров, но чем больше знакомился с реальным положением дел, тем яснее видел, сколь по существу они неправы.
С каким-то истовым упорством борются люди за свободную продажу свинины, открытые магазины и транспорт в субботу, сохранение праздников, привезенных из Галута. В своё время меня потряс В. Браиловский, известный отказник в Москве, в Израиле кратковременный министр просвещения, и стойкий борец за свиноедение. Забыли, видно, новоявленные культуртрегеры, кто к кому, когда и зачем приехал, кто тысячелетия хранил традиции и обычаи народа, оберегая тем самым основание для возрождения государства, кто первый издавна был жертвой бандитов – юдофобов.
Недавно вычитал у А. Оза его описание того, как евреи Иерусалима встретили решение ООН о разделе Палестины на два государства – еврейское и арабское. Голосование состоялось 29 ноября 1947. Сообщение о том, что резолюция собрала более необходимых 2/3 голосов была встречена криками «Жив народ еврейский!». Оз пишет: «Во всех синагогах трубили в шофар, и извлечены были свитки Торы, и с ними плясали и кружились, и опять пели «Отстроена будет Галилея» и «Смотрите, как велик этот день»[1]. Это враги государства-то так приветствуют решение о праве на его рождение? Зачем распространять очевидную ложь?
         Конфликт между выборной потенцией левых и их властными амбициями последнее десятилетие, когда ПМ страны Б. Нетаньяху, достиг особой остроты. Успешный и яркий политик, способный убеждать в своей правоте людей самого разного уровня, от так называемых завсегдатаев шука (рынка) – торговцев и покупателей, до премьеров и президентов ведущих стран мира, человек несомненной, не в первом поколении, патриотической ориентации, сумел добиться на своём посту впечатляющих результатов в экономике (что отразилось на росте внутреннего валового продукта, приходящегося на человека в год), росте социальных выплат и продолжительности жизни, в укреплении международного авторитета Израиля, в борьбе с террором. Объективные показатели, характеризующие достижения Израиля и динамику их улучшения легко найти в литературе, например, в The World Factbook. Успех в борьбе с террором, по моему мнению, имеет чёткую количественную оценку, так как его естественно измерять уменьшением числа убитых и раненых в атаках террора в год. Подчеркну, не СМИ-зависимым настроением населения, не успокоением нетерпеливых, рвущихся в бой, в котором будут участвовать не их дети, а упомянутой цифрой. Она последние годы на самом низком уровне в истории страны.
Успехи правых, вызвали обоснованный страх левых, что для них власть ушла навсегда. Материальным носителем этого исторического поражения стал ПМ Нетаньяху. В отношении к нему конкурентов в борьбе за власть многое определяет личная зависть. Политиков нередко удаётся успешно упрекнуть в стыдных поступках. Понятно, импульсы фрейдовского «оно» человека во власти, со всеми её развращающими возможностями, толкают, увы, нередко, на преступления, которые становятся публично заметными, стоит лишь хорошо поискать. Это, однако не удавалось в отношении Нетаньяху, в котором левые прозорлива увидели своего сильнейшего врага ещё в годы его первого премьерства, начавшегося в 1996.
В последние годы отдел полиции 433, по внутреннему импульсу или приняв социальный заказ левых, в первую очередь звучащий в СМИ, «за неимением заказных, начала писать на простых», т.е. принялся, пользуясь расплывчатостью юридического определения понятий «обман общественного доверия», «мошенничество», «взяточничество», и т.п. начал буквально «стряпать» несусветные обвинения, снабжая их громкими именами – дело 1000, 2000, 3000, 4000, создавая у обывателя ощущение огромности, многотысячности числа преступлений ПМ. Прокуратура «сливала» обвинения, невообразимо преувеличенные, результаты следствия и полуобвинения в СМИ. Я уже обо всём этом неоднократно писал. Гора родила, однако, стыдную мышь. Но поток лжи у лево-ориентированного обывателя, не говоря уже просто о плебсе, создал ощущение, будто «нами управляет уголовник!». Левая шпана годами уже требует на своих еженедельных сборищах у дома юридического советника правительства немедленно отдать ПМ под суд.
Недавно он провёл с представителями прокуратуры и адвокатами ПМ предобвинительные слушания, длившиеся четыре дня, по 15 часов в день. Но вот удовлетворить просьбу ПМ сделать их публичными, позволив тем самым ему, уже формально «подозреваемому», ответить перед «городом и миром» на обвинения в свой адрес, юридический советник отказал. Но он допустил не рекламируемую по понятной причине СМИ «слабину», дав в самом конце на полчаса слово виднейшим американским юридическим экспертам высшего класса, включая А. Дершовица. Они прокомментировали самую существенную часть обвинения – взаимоотношение ПМ с прессой, не оставив от обвинений в адрес ПМ камня на камне. Заключение экспертов однозначно: «Принятие юридическим советником обвинения прокуратуры в адрес Нетаньяху просто разрушает основы демократии в Израиле, … и приведет к его правовой изоляции во всём свободном мире».
Попытка сместить ПМ на квазизаконных основаниях нуждалась, ввиду очевидной слабости улик и доводов, в подпорке, идущей будто изнутри правительства. И такая «подпорка» не заставила себя долго ждать. Министр обороны, так и не одолевший газского вожака Ханию за пресловутые 48 часов, вышел из правительства, и отказался его даже поддерживать снаружи. Пришлось назначать выборы, которые состоялись 9 апреля. К выборам была с помощью СМИ создана «группа захвата» во главе с бывшими начальниками генштаба, и включающая политика Я. Лапида. О своей политической ориентации, кроме лозунга «Тольконебиби» группа не сообщала, но её левизна, как и отсутствие внятной программы, были очевидны.
Выборы показали силу и слабость СМИ, которые затруднить положение ПМ смогли, превратить никому неизвестных претендентов в котирующихся политиков – тоже смогли, но просто навязать стране свою волю – нет. Выборы закончились полной победой правых, если к ним относить и А. Либермана. И тут выяснилось, что такое его отнесение уже устарело. Начались длительные переговоры о создании коалиции, в конце которых стало ясно – имеющий всего 5 мандатов А. Либерман не только в принципе может, но и намерен не допустить создания правого правительства, которое создать можно было очень легко. Не хочу гадать, что его толкнуло на этот шаг – страх полного политического фиаско всего через четыре года как младшего партнёра ПМ, лишающая чести, разума и совести зависть к премьер-министру, или (кто его знает?) кем-то обещанные очень большие деньги, а, возможно, и шантаж прежними или недавними какими-то опасными при разоблачении действиями.
Делать нечего – заблокировав создание нормального право-ориентированного правительства, Либерман добился новых выборов. Их назначили на 17 сентября. Требовалась новая повестка дня для его партии, которая бы обеспечила приток голосов. Но, попрыгав с одних претензий на другие, он остановился на борьбе с опасностью мифического религиозного засилья в Израиле, где кто-то якобы грозит созданием государства Галахи. Теперь врагами становились не только ультра-ортодоксы, но и просто религиозные евреи. Кульбит Либермана обошёлся стране в ушедшие на выборы 5-6 млрд. шекелей, которые оказались просто выброшены вон. Я думал, что развала правой коалиции, чудовищных напрасных трат денег, буквального изнасилования страны, ненависти, насаждаемой против своих же соплеменников только за то, что они религиозные –всё это отвратит даже его обычный электорат. Не помогут и СМИ, которые, внезапно воспылав любовью, приняли когда-то правого Либермана в свои цепкие объятия. Я оказался неправ.
Не люблю политику, хотя интересуюсь ею, как правило – вынуждено, с молодых лет. В этом я совсем не одинок. Многие говорят: "Политика - грязное дело". А значит, все политики грязны. Некоторые чураются её – раз она грязная, не буду ею заниматься – не буду ходить на выборы, свой голос оставлю при себе, т.е. перестану политикой заниматься. Наивные люди - вы перестанете, а она ещё пуще займётся вами и не обязательно в вашу пользу. Не согласен с универсальностью утверждения о том, политики и политика грязны. Это отнюдь не всегда правда. Моя основная неприязнь к ней происходит оттого, что она помогает вытаскивать на поверхность из человеческого нутра всё то мерзкое, что обычно стараются упрятать - страх перед властью, зависть к успешному, ненависть к просто непохожему на себя, другому. Всё это проявил в полной мере электорат Либермана. Он, по итогам выборов 17 сентября, получил возможно несколько меньше, чем рассчитывал, но уже не 5, а целых 8 мандатов. Либерман опять стал решающей фигурой, активно мешающей формированию правительства без представителей антиизраильских арабских партий на ключевых постах, человеком, толкающим страну ещё на одни, третьи выборы подряд и на трату ещё 5-6 млрд. шекелей. Израиль оказался заложником в руках человека, доверия не заслуживающего, партии, которую не останавливает вред, который её действиями наносится государству.
Это время между выборами, на Фейсбуке, в статьях СМИ и комментариях к ним, я вынужденно пообщался со сторонниками Либермана из НДИ и понял, что действительность хуже самой пессимистической фантазии, что эта партия и её босс – воистину близнецы-братья. Мы с женой никогда не голосовали за НДИ. Изначально потому, что считали необходимым иметь крепкую большую партию власти, и таковой видели Ликуд. Но даже первый агитатор за НДИ, в далёком 1999, произвёл на нас тягостное впечатление своей грубостью и лживостью. Мы давно знакомы с Либерманом и его семьёй, которую уважали. Поэтому данная заметка даётся мне с большим трудом, поскольку разочарование всегда болезненно. Моё отношение к нему менялось со временем. Когда он грозил Египту разрушением Асуанской плотины, я считал это уместным в адрес врага демонстрацией силы, и поддерживал среди знакомых и коллег. Позднее, я видел уже в угрозах их реальность – пустоту слов.
Настораживало его давнишнее нежелание инициировать создание комиссии по расследованию дела Осло, его близость с таким одиозным политиком, как Иоси Бейлин – основной преступник Осло, открытая поддержка, вплоть до личных гарантий честности жулика и афериста Г. Лернера. Подозрение вызвало, по трезвому размышлению, и его интервью с сообщением о том, что будет в правительстве голосовать против «одностороннего размежевания». Это интервью позволило Шарону Либермана уволить, и утвердить план «размежевания» на заседании правительства.
Меня всегда отталкивала политика партии Либермана, все эти разговоры про специфическую "русскую улицу", вымогательство со стороны вечно "новых репатриантов" и близких к ним движений, вроде "Опалённых катастрофой", к Катастрофе отношения не имеющих, «Полуторного поколения», ставящего единственной своей целью что-то урвать, привнесение культа ветеранов ВМВ от бывшего СССР, включая перенесение Дня победы с 8 на 9 мая. Отталкивала, пусть и не очень энергичная, и успешная, но борьба НДИ с еврейскими традициями, за работу магазинов и транспорта по субботам, что усиливало внутри-еврейские противоречия.
Всё это создавало впечатление об НДИ как о партии, которую волнуют не интересы государства, а движет только желание урвать себе какие-то привилегии, и ущемить других. Было ясно, что это линия суть отражение взглядов неизбираемого лидера партии. Всегда отталкивала грубость Либермана по отношению к оппонентам, а её наличие говорило очень много о том, кто входит в НДИ, кто его избиратель. Недавно, на страницах газеты «Маарив» опубликовано его интервью с примечательным заголовком «Либерман против "Ликуда": скоты, лжецы и политические дельцы», где много лжи, ругани, причём министра культуры он называет коровой. Ниже некуда.
У меня опасение вызывало то явное влияние, которое оказывает на него связь с РФ, начиная с самого названия созданной им партии и подозрительных махинаций вокруг дефолта в РФ в 1998. Сомнительным был и остался механизм формирования НДИ, и источник необходимых для новой партии денег. Настораживало и его дурное отношение к Нетаньяху, которому он просто обязан своим быстрым служебным продвижением. А неблагодарность я отношу к тягчайшим порокам.
Моё отношение к Либерману изменилось особо резко в худшую сторону, когда я узнал, что в свои финансовые махинации он вовлёк двадцатилетнюю религиозную дочь. Просто невозможно вообразить такое от порядочного человека: это всё равно, что выгнать дочь на панель. У меня была возможность убедиться, сколь изменилась она в худшую сторону после допросов в полиции и тщетных попыток доказать недоказуемое, когда себе, как и любому постороннему понятно – ты никакой не двадцатилетний банкир-вундеркинд, а банальное подставное лицо.
У сегодняшнего политического кризиса в Израиле есть конкретный ответственный – Либерман, и послушная ему НДИ. Сказанное не снимает ответственности и с других людей – кто уклонился от участия в выборах, находясь в Израиле, кто отдал голоса тем, кто определённо не проходил предвыборный барьер. Несмотря на явный кризис, правительство, пусть и в сильно урезанном объёме, не утверждая долговременные программы, что касается и научных проектов, моего в том числе, на диво исправно работает. Как-то унялись газские бандиты – возможно заняты делёжкой катарских денег между собой. Найдётся выход и из данного кризиса – тому порукой множество других кризисных ситуаций, из которых Израиль успешно находил выход.
Но кто, как не еврейский народ должен помнить, что еврейские государства погибали в далёком прошлом не столько от превосходящих сил врага, сколько от внутренних распрей и раскола. Именно поэтому то, что вытворил Либерман со страной в апреле, воспрепятствовав созданию разумной коалиции (в которой ему предоставляли незаслуженно важную должность МО), а теперь продолжает вытворять после выборов 17 сентября, те 5-6 млрд шекелей, которые стоит стране его больное самолюбие и зависть к ПМ, незабываемо отвратительная кампания против ортодоксальных евреев, поразительная грубость и лживость его и его подручных недавних выступлений – всё это выводит Либермана из круга порядочных людей и терпимых политиков. Ему и НДИ в Кнессете нет места. Могут сказать Либерман продемонстрировал силу «русской улицы», её большое влияние в Израиле. Это неверно. Наоборот, он её несказанно принизил. Вообще, разрушать куда легче, чем строить, и напортить может сравнительно небольшая группа, просто освобождённая от моральных тормозов.

Санкт-Петербург
ПС Впервые опубликовано http://club.berkovich-zametki.com/?p=51669




[1] Цитирую по книге А. Оз, «Повесть о любви и тьме»

2 комментария:

  1. Либерманова, якобы партия, по сути дела мафиозная бригада, состав которой пахан тасует как хочет перед каждыми выборАми. То Орля Леви, то Софа, то...то.... И денежку ему отстегивают из общака Шлафов. А эти лозунги – речевки: * С Лимбермоном ми, без Лимбермона нассс* или * Нет гасударству Галахи* или *Газу разбамблю севодни, а Асуанпскую платину завтра*. Верхом на этой фуйне, на хостельных пожилоидах, ватниках и интилиххенции завоза 90-х, он и бригада добираются до кормушки. К сожалению отцы – основатели, в самых страшных снах своих, не предвидели появления Лимберманов и их лохэлектората. Дайте мне Линберману министра иносраных дел, а то я как распсихуюсь, дайте министра абароны, а не то я вас всех урою. И ведь дают, куда деваться. Неважно, что министрить у него получается только у себя в кабинете. Ни Европейцы, ни местные енералы присесть с ним на одном гектаре брезгуют. И тогда он таки да психует и с бригадой всем показывает аргумент свой единственный и его же на всех и кладет.

    ОтветитьУдалить
  2. Политика – явно не моё амплуа.
    ....Мне всегда казалось естественным голосовать за крупную партию, чтобы обеспечить устойчивость правительства в пределах отведенного ему существующим законодательством срока....
    Автор в очередной раз обливает помоями "русскую улицу, при этом не скрывает своего политического и житейского кретинизма, основанного на совковом менталитете. Примкну к большинству - так безопаснее.
    Здравомыслящие люди при голосовании ориентируются на партийные программы, действия реальных политиков, прогнозируют дальнейшую жизнь страны.

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..