пятница, 4 октября 2019 г.

ДВА ГОСУДАРСТВА ДЛЯ ОДНОГО НАРОДА

Два государства для одного народа.
Мы так привыкли, что за этой мантрой скрываются претензии местных арабов, что проглядели, что уже создали такое государство для нас самих.
Сплошь и рядом самым основательным доказательством верности стране мы слишим: "Я защищал страну", "Я служил в армии", "Они построили государство", "Благодаря им мы здесь". И другая сторона спора немеет, потому что это звучит, как правда.
Но это не совсем правда, а иногда совсем не правда. Иногда это ложь, и за ней скрывается ненависть и целенаправленное вредительство. Речь идет о двояком определении государства, как "еврейское" и как "демократическое". Оба эти определения тут в кавычках, потому что ни то, ни другое не имеет четкого, всеми однозначно понимаемого содержания. На этой размытости строится шаткий консенсус и шаткий статус-кво, шаткий компромис и шаткое понятие современного сионизма. Любая категоричность в обоих направлениях тут же разводит своих приверженцев по разные стороны баррикад, иногда словесных, а порой и физических, и, как крайность, доходит до полного отрицания права другой стороны на эту страну и даже принадлежности к народу.
Эта размытость, как ни странно, уходит корнями в еврейский менталитет и в еврейскую традицию. Окруженные врагами и ненавистниками, мы привыкли сглаживать наши внутренние противоречия. А еврейское учение научило нас сомневаться в окончательности и абсолютности собственных суждений и верить в возможность переосмысления другими людьми. Мы привыкли, что мир невероятно сложен, разнообразен и непредсказуем, и никакая схема не в состоянии вместить в себя всей палитры людей, чувств, мыслей и поступков. На каждый закон у нас тысяча оговорок, на каждую истину тысяча исключений, на каждое умозаключение тысяча примеров, когда оно не работает.
Именно поэтому когда мы говорим, что "демократия это...", и следующим шагом должно бы явиться поголовное беспощадное действие по отношению к кому-то, что-то тормозится, буксует и сводится на нет. Или когда говорится, что "еврейское государство это..." – и, следовательно, надо безоговорочно делать то-то и то-то, то опять что-то нам мешает и все остается на том же месте. Потому что и те, и другие понимают, что всё сложнее этих формул, и все сложнее их, и, как нет "демократа", которому абсолютно непреемлимо еврейство, так нет и еврея, которому абсолютно чужда демократия. Любое последовательное и планомерное действие в каждом из этих направлений может доставить удовольствие лишь горстке одиночек, но будет одинаково неприемлемым для подавляющего большинство народа. Мы можем быть весьма категоричны на словах, но как только доходит до дела, его срывают "частные случаи", лавиной обрушивающиеся на организаторов и исполнителей, и всеобщее "предательство" останавливает его.
Но так бывает не всегда. Иногда некоторым умелым политикам удается, сыграв на противоречиях в обществе и трещинах в политической системе, путем хитроумного манипулирования осуществить что-то последовательно-наступательное, и тогда все общество окажется перед свершившимся фактом, от которого потом в ужасе будет очухиваться годы и десятилетия, пребрасывая вину с себя на политиков, СМИ или идеологических противников. Или с маниакальной настойчивостью доказывать себе, что все было правильно, и ввинчивать в свою голову этот шуруп вопреки испытываемой боли.
Очень жаль, что это "последовательно-наступательное" последние годы всегда одного направления, и это потому, что из наших "двух государств" последовательно побеждает одно, а прогрывает другое.
"Государство Тель-Авив", как принято называть "демократическое государство Израиль", находится не на карте, хотя статистически большее количество его сторонников живут именно там. Оно, конечно, в головах. И головы эти вовсе не обязательно должны быть без кипы, хотя, статистиченски, кипа от этого предохраняет. Оно и не в языке страны исхода, хотя бывшие американцы и европейцы, статистически, более склонны к демократии, а сефарды и "русские" к национализму.
"Демократия", это размытое понятие, тем не менее смутно всеми угадываемое, подразумевает не только и не столько уступки арабам, сколько вообще признание за всеми другими их правоты. Сама эта концепция содержит в самой себе внутреннее противоречие, поскольку, во-первых, означает сомнение в себе самой, а во-вторых, отрицает правоту своих противников. Естественно, что эти противники ищутся и находятся исключительно на собственном поле, и они и только они выноваты в том, что эта "демократия" никак не может реализоваться. Настоящие враги имеют безусловное право на свою правоту, и их кровожадность проистекает только из-за "врагов демократии" в нашем стане. Они-то и мешают довести дело до конца.
Факты на местности говорят об абсурдности этой идеологии, и защищает ее не логика и не реальность, а иррациональные чувства ностальгии, личное миролюбие, стремление к левантийскому сибаритству и претензия на принадлежность к высшему европейскому свету. Велосипедная дорожка, работа в хай-теке, пикники на Голанах по шабатам и поездки в швейцарские Альпы, - вот то, что определяет понятие "демократия", и это то государство, граждан которого они воспитывают в своих детях, возя их по шабатам в машинах, знакомя с семьей соседского арабского врача, давая в 13 лет с собой презервативы и рассказывая про норму нетрадиционных ориентаций. Это государство его жители готовы защищать и защищают от нападений врагов. Как внешних, так и внутренних. И в этом воспитывают своих детей. Две фотографии убитой в теракте девочки-солдатки рядом: она в баре и она в форме. Хорошо, все-таки, что лишь у очень немногих идеология "велосипедной дорожки" напрочь стирает все остальные сантименты к нашей стране и к нашему народу. И эта девочка погибла, защищая не велосипедную дорожку в Гиватаиме, а святыню нашего народа, ворота в Старый Город Иерусалим... Память ее благословенна. Да отомстится за нее.
Двоих сыновей похоронила Мириам Перец, религиозная женщина из Иерусалима, и обоих в Ливане. Кого защищали они? Гиват-Зеэв, район за "зеленой чертой", "поселение", по определению левых "тель-авивцев"? Нет, они защищали север, Галилею, киббуцы и циммеры, где так любят отдыхать жители центра по шабатам. Но эти религиозные ребята по идее принадлежат к другому Израилю, к "еврейскому" государству, со столицей в Иерусалиме и главными заповеданными землями Иуды и Шомрона. Здесь нет велосипедных дорожек, нет баров, нет хай-тека, Алмазных бирж, небоскребов и моря. Здесь воздух ТАНАХа и напряженный спор за свою правду. Здесь настойчивое утверждение своей правоты и неприятие лжи тех, кто на нее посягает. Здесь все логично, все взаимосвязано.
"Еврейское государство" – это страна Торы, страна ТАНАХА, страна наших праотцев, страна нашей веры, наших молитв 2000 лет. Мы рассыпаемся и исчезаем без нее. Торат Исраэль, Ам Исраэль, Эрец-Исраэль, - это триединство понятий и Вс-ний наверху составляют тетраэдр, абсолютный кристалл, и нахождение в нем есть смысл и задача еврея. Эта страна вновь, Б-нным путем вернувшаяся к нам, дана нам исключительно и тоьлко для того, чтобы осуществить в ней это единение. Нет иной правды, кроме Торы, и нет другой истины, кроме Тв-ца. И это не "демократия".
Но даже те, кто бескомпромисно привержен этим понятиям, идет воевать за Галилею и Сдерот, бросается на террориста в Тель-Авиве и любой спор с "гражданином демократического Израиля" заканчивает объятиями и обменом номерами телефонов. Потому что мы – один народ, народ Израиля, и верящий Торе твердо знает это. Смутно чувствует это и его левый собеседник и никогда не нажмет на курок...
Мы спорим. Мы не в силах разрубить наши "гордиевы узлы". Нашему народу присуще и то, и другое. Присуще это и каждому из нас. Как бы мы не горячились на словах, никто из нас не нажмет на курок, направив автомат в своего иначе думающего брата. Но идеалы в головах остаются и борятся друг с другом, как близнецы во чреве праматери Ривки. Но один из них Яаков, а другой, все-таки, Эсав. И не от него пойдет дальше наш род. Это стоит помнить. Как Эсав продает свое первородство за миску похлебки, так и для сторонников "демократического Израиля" успехи хай-тека и финансовое благополучие важнее, чем сохранение еврейства. По крайней мере в принципе, на словах. Но все оказывается намного сложнее.
Горстке удалось фактически настоять на своем, подчинив себе де-факто главные рычаги управления страной. Кого бы мы ни выбирали, проводитя только левая адженда. "Самое правое правительство" Нетаниягу разрушило Амону, отказалось от суверинитета на Иудею и Самарию, затормозило перевод американского посольства в Иерусалим, самораживает строительство за "зеленой чертой", зато собирается строить 14 тыс. жилых единиц в арабской Калькилии за наш счет. Фактически одно из наших "двух государств" подмяло другое. Оно откупается от обвинений подачками ультраортодоксам, финансируя ешивы, блокируя законы против них, и тем самым пытается выглядеть "еврейским". Но этим оно только возбуждает излишние претензии к "религиозным" вообще и подыгрывает антиеврейским настроениям, фактически работая на левых хозяев "демократического государства".
Вс-ний устроил так, что ни те, ни другие не могут обойтись друг без друга. Стыдно смотреть, как наши солдаты удирают от арабских мальчишек с камнями. Но не будь у нас наших танков, которые не стреляют, и наших самолетов, которые не бомбят, нас вмиг уничтожили бы наши враги. Эти танки и эти самолеты заработаны и разработаны, и путем долгих переговоров выторгованы именно теми самыми "тель-авивскими снобами", "демократами" с велосипедной дорожкой. Без них мы бы погибли.
И не будь поселенцев за "зеленой чертой", населяющих Самарию, центр страны со всем своим хай-теком и Бен-Гурионом был бы под обстрелом ракет с временем подлета в 15 секунд. Защитить его невозможно не столько военно, сколько демографически. "Демократам" под обстрелом не место. Он рассасываются. Или меняют свои убеждения. Только поздно. И они это тоже понимают. И потому не спешат сдавать ту другую, "недемократичную", "еврейскую" страну.
"Горстка" это не страна, даже не часть страны. Это круг личностей-интересантов, придерживающихся крайней идеологии, которую не разделяет подавляющее большинство. Но им удалось построить систему, защищающую их власть и заставляющих всех плясать под их дудку. Но они сами есть плод, результат международных объективных процессов. Они существуют исключительно постольку, поскольку пока еще в западном мире господствует идеология либерализма. Зависимость Израиля от Запада, как технологическая и экономическая, так и военная, придает им силу, которой они пользуются цинично и нагло, в точном следовании противоречия либерализма: давить своих ради врагов. Они обречены так же, как обречен Запад. Они цепляются за все, что могут, чтобы удержаться, присваивают себе еще полномочий, действуют еще более откровенно. Но вызывают все больший гнев в стране и все большие сомнения в стане своих собственных единомышленников.
Армия все еще в их руках. И защищает она "демократическое" государство. "Еврейское" защищают поселенцы. Не только те, кто с пистолетами ездят по дорогам Иудеи и Самарии. Но и те, что служат в армии. Они, как "пятая колонна": то отказываются выполнять приказ о выселениие караванов, то сообщают по мобильнику своим друзьям о приближении отряда МАГАВа, то "не видят" как поселенцы отгоняют арабов от своего забора. Они же оказываются первыми в столкновениях с террористами, и первыми идут под суд за измену "демократическим принципам".
Поэтому на аргумент "Я защищал страну" всегда стоит поинтересоваться, какую. И все становится на свои места. Потому что у одной из этих стран нет будущего. А у другой – "Эйн ли Эрец ахерет".

1 комментарий:

  1. Достаточно посмотреть пару сегодняшних сообщений
    https://news.israelinfo.co.il/politics/82153
    http://mignews.com/news/expert/world/041019_143004_58963.html
    чтобы понять, что бесконечные упования на религиозную составляющую еврейского менталитета не более чем дымовая завеса.
    В основе отсутствия хоть какого-нибудь шага к изменению совершенно проигрышной позиции евреев в их войне с арабами лежат деньги.
    Деньги, которые зарабатывают израильтяне на мнимой торговле товарами и услугами с арабами.
    Было бы уместно навязать населению концепции рава Кохане и генерала Зеева. И под их обсуждение выдавливать арабов из Израиля. А идиотов кахлонистов просто объявить изгоями и изгнать из политической и экономической жизни. Пусть подметают улицы (желательно в какой-либо арабской стране).

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..