среда, 25 сентября 2019 г.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНАЯ ЖАЛОБА

Михаил Герштейн | Совершенно секретная жалоба

Обострение предвыборной борьбы в Канаде, небольшая ошибка в истории с Кавано, Кори Левандовски против Джерри Надлера и поиски экземпляра доклада Мюллера.
Большой любитель носков с картинками и лучший друг Макрона, по наследству ставший премьер-министром Канады Джастин Трюдо пошел по сомнительному пути, проложенному так и не ушедшим в отставку губернатором Вирджинии Ральфом Норсэмом, и в 2001 году тоже раскрасил себе физиономию в черный цвет, запечатлев этот исторический момент для потомков. Канадские потомки, обнаружив, что наиболее прогрессивные представители их южного, а кое-где и северного соседа при виде таких фотографий закатывают глаза, кричат “расизм”, после чего падают в обморок, решили последовать их примеру, особенно учитывая скорые выборы, и набросились на Трюдо всей своей либеральной мощью. Трюдо, несмотря на свое искреннее желание построить социализм в одной отдельно взятой стране, которое должно на долгие годы обеспечить ему полную безнаказанность, неожиданно испугался за судьбу своего премьер-министерского кресла и решил встать на скользкий путь бессвязного бормотания бессмысленных оправданий и, в отличие от губернатора Вирджинии, признался, что на фотографии изображен действительно он, после чего смущенно добавил, что глубоко об этом сожалеет и не может даже толком сообразить, зачем он это тогда сделал. Но журнал TIME, решивший, видимо, напомнить по крайней мере канадцам о своем существовании, провел кропотливую работу и нашел еще пару фотографий разных лет и даже одно видео, правда, не очень хорошего качества, убедительно доказывающие сомнительные моральные принципы Джастина. Учитывая, что Джастин сейчас замешан в каком-то коррупционном скандале, его избирательной кампании придется довольно сильно поработать, чтобы он до этих выборов, которые должны состояться 21 октября, вообще дошел.
Тем временем история с Верховным судьей Бретом Кавано, про которого затаившиеся почти на год NY Times решили рассказать страшилки сорокалетней давности, внезапно закончилась, подтвердив в очередной раз присвоенное им Трампом почетное звание “Fake News”, которое они, правда, делят еще кое с кем. Очень быстро выяснилось, что эта статья была вольным пересказом новой книги, посвященной, видимо, сексуальным похождениям Брета, но авторы статьи почему-то забыли сообщить, что девушка, перед которой Брет якобы чем-то размахивал, не пронесла эти трагические воспоминания через всю свою навсегда травмированную жизнь, а заявила, что ничего такого не помнит, даже несмотря на то, что нашлась пара свидетелей, видевших это “своими собственными глазами”.
Между выходом статьи и опубликованным NY Times опровержением, которое они пытаются назвать “уточнением”, прошло не очень много времени, но практически все кандидаты в президенты уже успели заявить, что новые убедительные доказательства того, что Кавано соврал во время слушаний в Конгрессе, требуют его немедленного импичмента, а заодно, чтобы второй раз не вставать, нужно объявить импичмент и Трампу. Одна из авторов статьи, Робин Погребин, попыталась, подобно Трюдо, оправдаться и сказала, что в том варианте статьи, который они отдали в печать, присутствовала фраза о том, что главная героиня этого очередного преступления века ничего не помнит и никаких обвинений выдвигать не собирается, но из окончательного варианта статьи она куда-то пропала. В это убедительное, на взгляд Робин, объяснение вкралось несколько недоговоренностей, случайно выплеснувшихся в ее интервью, откуда выяснилось, что она, во-первых, училась вместе с Кавано в Йельском университете, из чего можно сделать вывод, что о его выходках она должна была узнать не с помощью кропотливого журналистского расследования спустя тридцать пять лет, а прямо тогда, потому что слухи об этом должны были распространиться по всему университету за пару дней, а во-вторых, что она решила опубликовать эту историю, потому что она “подтверждает” обвинения, выдвинутые против него в прошлом году перед утверждением его на пост Верховного судьи, когда Кристина Блэйзи-Форд с хорошо отрепетированными слезами и дрожью в голосе рассказывала о том, как он ее чуть не изнасиловал, что она довольно красочно описала, правда, забыв при этом, где и когда это было и кто при этом еще присутствовал, потому что все названные ей свидетели дружно от нее отвернулись и отказались подтвердить ее историю, заявив, что ничего такого они не помнят.
В среду судебная комиссия Палаты представителей решила провести первое слушание по “импичменту”, пригласив для этого бывшего руководителя избирательной кампании Трампа Кори Левандовски. В докладе старины Мюллера, точнее, во втором его томе, посвященном “obstruction of justice”, выяснилось, что Трамп примерно через месяц после назначения Мюллера хотел добиться от тогдашнего Генерального прокурора Джефа Сешнса, чтобы он перестал “самоустраняться”, для чего пригласил к себе в Белый дом Кори и продиктовал ему записку, которую попросил передать Сешнсу. Зачем нужно было прибегать к таким сложностям, неясно, но Трамп не имел права разговаривать напрямую с Сешнсом о расследовании Мюллера. Если кто забыл, то сразу после начала мюллеровского расследования СМИ активно распространяли слухи о том, что Трампу до импичмента остались считанные часы, и можно, конечно, легко представить себе тогдашнее состояние Трампа, и его желание, чтобы за Мюллером наблюдал не неизвестный ему Род Розенстайн, а Джеф Сешнс. Текст записки, правда, как водится у Мюллера, не весь, приведен в докладе, и там написано, что Кори Сешнсу эту записку так и не передал.
Председатель судебной комиссии Джерри Надлер стал грозно требовать у Кори, чтобы тот подтвердил, что написано на девяносто второй странице второго тома “Мертвых душ” мюллеровского доклада. Кори, не моргнув глазом, сказал, что у него под рукой нет копии доклада, поэтому он ничего подтвердить не может. Джерри от неожиданности растерялся и не знал, что делать, в результате чего он превысил отведенное ему регламентом время, и главный республиканец в этой комиссии Даг Коллинз тут же потребовал, чтобы заседание перенесли, потому что регламент нарушать нельзя. После долгих препирательств вопрос поставили на голосование, и девушка с карандашиком аккуратно записала все “за” и “против” и потом, шевеля от напряжения губами, пересчитала эти голоса и сообщила, что заседание может продолжаться, потому что голосование, как водится, прошло строго по партийной линии, и кто-то нашел все-таки копию доклада и принес ее Кори. Демократы мучительно пытались вынуть из Кори какие-то подробности, занимались предположениями о том, о чем два с половиной года назад думали Трамп и Кори, но Кори на все вопросы отвечал, что все, что их интересует, уже есть в докладе Мюллера, Кори был допрошен разными комиссиями и Мюллером много раз, потратил на это много часов своей частной жизни, поэтому сказать ему больше нечего, особенно учитывая, что юрисконсульт Белого дома велел Кори воспользоваться “Executive Privilege” и не разрешил ему говорить о содержании разговоров с Трампом. К тому же, добавил Кори, я был готов к вам прийти добровольно, но вам приспичило вызвать меня повесткой, так что подавитесь.
Эрик Сволвелл (Erik Swalwell), неудавшийся кандидат в президенты, первым выбывший из этой гонки, а по совместительству лучший друг Адама Шиффа в распространении Русской Саги, показал на экране какой-то текст и попытался заставить Кори его прочитать, но Кори сказал, что Эрик сам прекрасно может это сделать. Эрик вступил с Кори в долгий бессмысленный спор о том, умеет ли Кори читать, но спор закончился неожиданно, потому что Кори назвал Эрика “президент Сволвелл”, намекая на его президентское фиаско, и Эрик, не ожидавший такого подвоха, растерялся и даже стал заикаться, довольно быстро потратив таким образом отведенные ему пять минут. Кто-то у Кори спросил, что он сделал с запиской Трампа, и Кори ответил, что он положил ее в сейф. Не ожидавший подвоха демократ тут же поинтересовался, что еще лежит в сейфе у Кори, но быстро пожалел об этом, потому что усмехающийся Кори сказал, что там лежит “много всякого оружия”.
В среду поползли слухи уже от Адама Шиффа о том, что Майкл Аткинсон, генеральный инспектор, наблюдающий за разведсообществом, сообщил, что ему принесли жалобу на Трампа, якобы что-то пообещавшему какому-то мировому лидеру. Содержание этой жалобы неизвестно, потому что исполняющий обязанности директора разведсообщества Джозеф Магуайр (Joseph Maguire), которого пытали в течение трех часов, сказал, что ее содержание слишком секретно даже для глаз Адама Шиффа, не говоря уже о членах его комиссии. Адам, ссылаясь на слова генерального инспектора, сказал, что “это не может ждать”, поэтому нужно срочно идти в суд и требовать, чтобы ему эту жалобу показали. Откуда жалобщик узнал, что и кому Трамп пообещал, неясно, потому что это может означать, что разведсообщество опять взялось за свое и прослушивает его разговоры с мировыми лидерами. Несмотря на крики Адама, мнение разведсообщества по поводу того, что Трамп может, а что не может говорить своим зарубежным партнерам, довольно однозначно – он сам решает, что он может им сказать или пообещать, и никакие внутренние инструкции разведсообщества на него не распространяются. Шифф попытался в очередной раз все свалить на Трампа, сказав, что ему точно известно, что минюст не разрешил показать Конгрессу эту жалобу, но неизвестно, приложил ли Белый дом к этому руку или нет.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..