четверг, 8 августа 2019 г.

ВАРВАРЫ У ВОРОТ


– Чудище обло! – кричит один умник. 
– Нет, чудище стозевно, – отвечает ему другой. 
– Ерунда! – возражает третий знаток. – Чудище озорно и огромно! 
– Остыньте, господа, – глубокомысленно замечает четвертый. – Согласно классическому определению, чудище просто лаяй! 

Этот воображаемый спор вспоминается мне всякий раз, когда я натыкаюсь – как в Сети, так и в печати – на утверждения о «разных левых». Мол, в Израиле под левачеством имеется в виду позиция в территориальном конфликте с арабами, в Штатах – леволиберальный прогрессизм, в Германии – зеленая борьба с глобальным потеплением и в защиту иммигрантов, а в Швеции – принцип «справедливого распределения», при том, что «согласно классическому определению», речь идет прежде всего о собственности на средства производства. И поэтому, мол, говоря о левых, участники спора чаще всего не знают, о чем говорят. 
– Ну, у нас под словом «левые» имеется в виду несколько другое, чем в Европе и Америке… 

Когда я слышу подобную чушь, мне хочется взять пыльный мешок и хорошенько стукнуть им по говорящей голове, дабы посмотреть, откуда выйдет больше пыли – из головы или из мешка. Потому что чудище – одно. Чудище одно повсюду – и в Израиле, и в Европе, и в Америке. Чудище одно – обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй – то есть всё сразу, одним скопом. Возможно, не все участники сегодняшнего гей-прайда выйдут завтра на демонстрацию против депортации нелегалов, послезавтра – на марш «мира и прогресса», а после-послезавтра будут требовать «социальную справедливость» в палаточном лагере на бульваре Ротшильда, но база всех этих процессов, их глубинная суть и идеологическая основа – ОДНА. 

Прекрасной иллюстрацией этому выглядит (в том числе) недавний репортаж корреспондентки журнала The National Interest Джарретт Степман с конференции «Социализм-2019», которая состоялась полторы недели тому назад в фешенебельном чикагском отеле Hyatt. Общенациональный съезд идейного ядра американских соци проходил под лозунгом “No Borders, No Bosses, No Binaries” (в пояснении тут нуждается лишь последнее “No” – под «бинарностью» левые имеют в виду былую устойчивость некогда незыблемых дихотомий: мама-папа, мужчина-женщина, плохо-хорошо, высоко-низко, дозволено-запретно… и т.д., и т.п.) 

Не уверен, что делегаты съезда посягали на авторитет своих идеологических боссов (Bosses) или на охраняемые внушительным швейцаром границы отеля (Borders). Но что касается «бинарности» (Binaries), то тут борьба развернулась вовсю: на дверях прилегающих к конференц-залу туалетов были тщательно заклеены буржуазные «Эм» и «Жо» – вместо них красовалась гордая табличка “Gender neutral” (типа, «оправляйся где придется»). Вдохновленные первым успехом, организаторы даже закрепили над одной из уборных триумфальную надпись: “This bathroom has been liberated from the gender binary!” 

Но оставим курьезы и перейдем собственно в зал, чтобы послушать откровения теоретиков. Степман особо отмечает огромное количество портретов Карла Мракса, красные флаги, серпо-молотные значки, чегеварные футболки и прочий до боли знакомый социалистический трэш. Нынешние социки по-прежнему относятся к своему бородатому пророку с немеркнущим пиететом – редко какое выступление на съезде обошлось без славословий в адрес мраксизма и его основоположников. Вместе с тем можно было ясно различить несколько отчетливых идеологических трендов. О них мы и поговорим сейчас. 

1. Обло 

Конечно, левый мейнстрим в виде убеленного сединами кандидата в президенты Берни Сандерса и других осторожных на язык политиканов пока еще дистанцируется от «тоталитарных искажений» благой социалистической идеи. На первый план выдвигается прежде всего «шведская модель» – но это лишь внешняя сторона дела. Жесткое идеологическое ядро социков (а именно его представители задавали тон на чикагской конференции) не оставляет сомнений в твердой приверженности «генеральной линии партии» – со всеми свисающими с этой линии прибамбасами в виде обобществления, экспроприации, «справедливой» диктатуры, слома капиталистической «системы» и тому подобных игрушек. 

Помните у Галича: «Восвояси уходит бронзовый, но лежат, затаившись, гипсовые»? Портреты усатого вурдалака, стыдливо перенесенные в BAладовки из красных углов кибуцных столовых, по-прежнему ждут своего часа… Чикагские «товарищи» (по словам Ст пман, на съезде превалировало обращение «камрад») еще немного стесняются неизбежных ассоциаций со Сталиным, Мао и Кастро, но именно что «немного». Не за горами и реставрация – сначала частичная, а затем, дай Мракс, и полная. Ведь идеологическая основа, взрастившая как Сандерса, так и Сталина, – одна и та же: звучавшие с чикагской трибуны клятвы верности «классическому мраксизму» не оставляли в этом никаких сомнений. 

2. Озорно 

Но революционный захват власти еще надо подготовить; пока же Социализм-2019 призывает сосредоточиться на более доступных направлениях. Одно из них – разрушение «буржуазной семьи», трансгендерство, половой «нонконформизм» и прочие забавы того же рода. Как это связано с бородой Карла Мракса? Оказывается, напрямую: по утверждению ключевой докладчицы (акушерки-надомницы), семья лишь закабаляет женщину. Беременность с точки зрения современного мраксизма представляет собой инструмент подавления и эксплуатации, на долгие годы выбрасывая женщину из производственного процесса. По сути, деторождение – не более чем насильственная реализация половой «бинарности»! 

Трансгендеры, таким образом, самим фактом своего существования выражают протест против вопиющей «репродуктивной несправедливости» (запомните этот новый термин – ему еще звучать и звучать) и значит, являются естественными союзниками феминизма. Друзья – те, кто еще полагает, что «левость бывает разной» – перечитайте два предыдущих абзаца, где самими социками в два счета начертана предельно ясная связь между, казалось бы, абсолютно несвязуемыми темами (от «экономического» мраксизма - к крайнему феминизму - а затем и к трансгендерству, геям и проблемам половой идентичности). 

Вы, наверно, полагали, что знаменитое выступление пучеглазой депутатки кнессета Мерав Михаэли, где она говорила о настоятельной необходимости разрушения традиционных семейных рамок, – случайность, курьез, эпатаж? Нет, друзья – ни то, ни другое, ни третье: речь идет о глубоко выношенном и внутренне обоснованном убеждении, об одном из превалирующих ныне принципов левой идеологии. Придя к власти, Мерав Михаэли и ее соратницы получат возможность навязывать эти гадости силой – и уж конечно, не преминут ею воспользоваться. Пока же они протаскивают своих мерзких жаб исподтишка: подкладывают их на парты нашим детям, запихивают в телевизионные ток-шоу, в книги и сценарии, в университетские лекции и выпуски новостей. 

3. Стозевно 

Еще недавно – лет 20-30 тому назад – социалисты не одобряли массовой иммиграции. Тот же Сандерс утверждал, что чрезмерный приток мигрантов приведет к обнищанию беднейших слоев американского общества. Теперь официальная позиция социков в корне иная. Как всегда, мраксисты не обошлись без подведения солидной теоретической базы (как известно, она у них всегда колеблется вместе с «генеральной линией»). 

D0ак объяснил один из ораторов чикагского съезда, в то время как капитал беспрепятственно движется между государствами, прои=зводственные силы лишены подобной свободы. Иными словами, нынешняя стадия мраксистской теории настоятельно требует открытия всех и всяческих границ. Само собой, не следует забывать и чисто тактических преимуществ. Массовый приток мигрантов (в том числе, нелегальных) в рабочие профсоюзы придаст социалистическому движению новый, столь необходимый для осуществления революции, импульс. 

Кстати, обратите внимание, чего НЕ БЫЛО в речи теоретика. Там не звучало ни скорби по попираемым «правам человека», ни трогательных упоминаний о неправедно депортируемых детках, ни отсылок к святому принципу всеобщего равенства-братства. Там не было всего того «правозащитного» булшита, который обильно размазывается по нашим ушам во время демонстраций в поддержку нелегалов. Только сухой мраксистский анализ в сухих мраксистских терминах: капитал, производственные силы, профсоюзное движение, революционная база… Человек ведь говорил для своих, а потому не нуждался в каких-либо пропагандистских кульбитах. 

4. Огромно Согласно последнему опросу института Гэллопа, 40% американцев разделяют положительный взгляд на социализм. Среди избирателей Демократической партии таких большинство. Это – результат многолетней упорной промывки мозгов; неудивительно, что на съезде в Чикаго много говорилось именно о пропагандистской стороне дела. Модератором соответствующей секции был/была/было редактор/ша/ще подростковой версии журнала «Вог» камрад/ша/ище Люси Диаволо (sic!) – гордый/ая/ое трансгендер/ша сам/а/о по себе (вот ведь проклятый русский язык – никакой тебе гендерной нейтральности! Тем он выгодно отличается от сортира). 

В последнее время политика журнала характеризуется хитрым методом “Clickbait Communism”. Что это такое? «Clickbait» – рекламный термин, привлечение внимания при помощи особо экстравагантной, из ряда вон выходящей приманки. В версии журнала Teen Vogue это выглядит, например, как бурная дискуссия в защиту профессиональной проституции, причем, в процессе обсуждения на полях страниц то и дело мелькают бородатые профили Мракса, а текст изобилует соответствующими мраксистскими ссылками, пояснениями и прочей якобы ненавязчивой пропагандой. 

– Я знаю, что наш журнал часто воспринимается как олицетворение капиталистического избыточного потребления, – сказало Диаволо. – Но я хотело бы, чтобы вы ознакомились с нашим освещением вопросов социальной справедливости, капитализма, революционной теории, Карла Мракса. Я хотело бы, чтобы вы посмотрели на реакцию правой прессы, которая обвиняет меня в “Clickbait Communism” и в том, что я учу ваших дочерей мраксизму и революции. 
Ответом трансгендеру/ше были бурные аплодисменты. 
– Варвары у ворот! А мы – в башне! – закончило свое выступление Диаволо. 

Что есть, то есть. Варвары действительно у ворот, дорогие друзья, а мы – в башне. 

5. Лаяй 

Какого только лая не приходится в последнее время слышать по поводу климатической катастрофы, глобD0льного потепления и прочих апокалипсических ужасов. Вы спросите, при чем тут мраксизм? Ха-ха. В Штатах главным знаменосцем «зеленых» стала в последние годы крайне агрессивная и крикливая конгрессвумен Александрия Оказио-Кортез с ее всеобъемлющим проектом Green New Deal. Опять же, на чисто внешнем уровне, Новая Зеленая инициатива говорит об охране окружающей среды, энергозамещении, предотвращении загрязнения и прочих вроде бы благих вещах. 

Но на самом деле… 

– Вы действительно думаете об этом как о климатическом проекте? – насмешливо интересуется один из главных идеологов Green New Deal Саикат Чакрабарти. – Потому что для нас это проект полного-изменения-экономической-системы…» 

Понятно? На самом деле всем этим социалистическим харта-барти (или как его там) глубоко начхать и на голубые небеса, и на рыбок, и на птичек, и на потепление, и на похолодание – точно так же, как в параллельном направлении борьбы им глубоко начхать на нелегалов, чьи права они якобы защищают. Им важно сломать «капиталистическую систему», и если для этого надо мобилизовать сотни псевдонаучных институтов, тысячи псевдонаучных исследований и сотни миллионов перепуганных фальшивыми страшилками наивняков, они без колебаний пойдут на любую ложь, любую мерзость, любое преступление. 

Не случайно выступавшая на чикагском съезде активист а зеленого движения Хейвен Коулман заявила, что ответом на проблему изменения климата должен стать «переход из капиталистического общества к чему-то другому». 

К чему? Ответ на этот вопрос хорошо известен. Переход к Гулагу и Аушвицу, к маоистскому «культурному перевоспитанию» и к танкам на улицах Праги, к людоедским режимам Кастро и Чавеса, к удобренным трупами рисов=м полям Камбоджи. Не уверен, правда, что это как-то повлияет на климат, но вряд ли кому-то будет тогда дело до климата. Перефразируя камрадо Диаволо, чудище вновь стоит у наших ворот. Обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй, оно многолико лишь на первый взгляд; даже примериваясь к вроде бы частным вещам, оно всегда преследует одну, главную, глобальную, решающую цель: слом нашей жизни, наших ценностей, нашего образа мышления, нашего существования. И мы обязаны противостоять ему по всем фронтам – одновременно, во всю силу, не зная сомнений и колебаний. 
Алекс ТАРН
https://www.facebook.co

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..