вторник, 13 августа 2019 г.

Изнасилование Дины и месть Шимона и Леви

Изнасилование Дины и месть Шимона и Леви

Джеймс Кугел. Перевод с английского Галины Шульги 1 августа 2019

В своем исследовании известный библеист, почетный профессор Университета Бар‑Илан и Гарвардского университета Джеймс Кугел рассматривает основные вехи жизненного пути Яакова, стремясь к объемному осмыслению знакомого всем библейского сюжета. Монография Джеймса Кугела о «лестнице Яакова» готовится к выходу в свет в издательстве «Книжники». Предлагаем вниманию читателей ее фрагмент.
История единственной дочери Яакова Дины описана в 34‑й главе книги Берешит. Рассказ начинается с брутальной прямотой:

Дина, дочь Леи, которую она родила Яакову, вышла посмотреть на дочерей земли той. И увидел ее Шхем, сын Хамора‑хиви, князя земли той, и взял ее, и спал с нею, и сделал ей насилие…  [После чего] и прилепилась душа его к Дине, дочери Яакова, и он полюбил девицу и говорил по сердцу девицы. И сказал Шхем Хамору, отцу своему, говоря: возьми мне эту девицу в жены (Берешит, 34:1‑4).

То, что случилось в следующих стихах, никого из действующих лиц особенно не красит. Отец насильника Хамор пришел к Яакову и хотел договориться о женитьбе, но братья Дины взъярились на это предложение. Однако, вместо того чтобы просто отказать, они сказали Хамору, что примут предложение брака, только если жених и все остальные мужчины города сделают обрезание. Те согласились, и в один день все были обрезаны. Через три дня, когда мужчины города испытывали максимальную боль и тем самым были выведены из строя, братья Дины Шимон и Леви тайно вошли в город и умертвили всех мужчин. Потрясенный Яаков возмутился и стал упрекать их, но те отвечали: «А разве можно поступать с сестрою нашею как с блудницею?»
Изнасилование Дины. Миниатюра. XVII век
Древних толкователей ставило в тупик само существование этого рассказа: он кажется совершенно бесцельным и лишенным всякой воспитательной нагрузки. Эпизод не повлек за собой никаких принципиальных изменений: Яаков и его род не завладели городом Шхемом (одноименным с насильником) и не обосновались там; не случилось и войны с соседними хананеями, которой столь опасался Яаков в связи с жестокой местью братьев. Библия ничего не говорит ни о беременности, ни о деторождении вследствие насилия; о последующей жизни Дины речь вообще не заходит. Тогда какова же связь этого эпизода с остальным Писанием? Из него трудно извлечь какие бы то ни было морально‑этические уроки: как уже сказано, никто из действующих лиц не кажется образцом для подражания. Братья лгали о том, что отдадут Дину за Шхема; в сущности, они воспользовались священным обрядом обрезания для того, чтобы обмануть своих жертв и наказать целый город за деяние, совершенное одним из горожан. Яаков, со своей стороны, выглядит как‑то невыразительно. Более того, вся история рассказана пугающе отстраненно; невозможно даже понять, были изложенные события одобрены Г‑сподом или нет. История кончается — буквально — вопросительным знаком.
Ввиду загадочности этого эпизода перед древними толкователями встала задача сделать его менее загадочным, предложить интерпретацию его несообразностей, которая предполагала бы в его включении в Священное Писание какую‑то высшую цель или урок. Как мы уже видели в древнерусской «Лествице Иакова», древние толкователи писали комментарии к Библии отнюдь не на современный лад, то есть не цитировали текст стих за стихом, давая каждому свое объяснение. Вместо этого они пересказывали текст своими словами, вставляя в пересказ объяснения любых непонятностей, найденных в библейском тексте . Такими пересказами изобилует литература позднего библейского периода начиная с III столетия до новой эры и по I – II столетия новой эры. История с Диной, таким образом, пересказана в многочисленных текстах этого периода.
Далее я хочу подробно рассмотреть несколько таких пересказов. Я начну с Завета Левия, части Заветов двенадцати патриархов — книги, написанной, как считается, в I в. до новой эры . Хотя сей текст содержит весьма пространный пересказ библейского сюжета, этот пересказ, не менее чем сон Яакова в Бейт‑Эле, лучше всего анализировать в терминах экзегетических мотивов, из которых он компонуется.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..