понедельник, 22 июля 2019 г.

КРЫМСКАЯ РАНА

Крымская рана…

Мне ночью приснился Крым. Тот далекий Крым, в котором я не была уже 30 лет, да и наверняка уже не буду. Я видела во сне красочное зрелище моего детства и юности во всех ярких деталях, напоминавших заветную волшебную дверь за нарисованным очагом, за которым была сказочная страна… А утром я открываю почту и один из сайтов политических новостей  мне присылает роскошную открытку с подписью «Ai-Petri, Crimea, Ukraine»… Совпадение? И сон разума не всегда рождает чудовищ, он материализует мечты часто…
Photo copyright: Коля Саныч. CC BY-ND 2.0
Крым навсегда для меня остался сказкой и загадкой, которую я пыталась разгадать с самого раннего детства, когда мама каждое лето вывозила меня с братом на юг, в котором всегда было только два направления: Одесса и Крым с неизменным Гурзуфом.
Это уже потом я колесила по полуострову в поисках приключений и ярких впечатлений, в которых были и Бахчисарай, и Севастополь, и Кара-Даг, и Керчь, и Алупка, и Алушта, и Ялта, и Никитский ботанический, и палатки в степи Тарханкута, в конце которой была бесконечная синева Чёрного моря, и даже восхождение на Аю-Даг, на вершину вечного каменного медведя, утоляющего жажду… Я помню виноградники Крыма и это молодое вино, наполнявшее сердце радостью. Я брожу по коридорам дворцов и под журчание фонтана плачу о горьких судьбах молодых девушек, а потом меня приветствуют мраморные львы, охраняющие Воронцовский дворец, и белый, как парус дворец Ливадийский, и Ласточкино Гнездо подбрасывает искры восторга в бесконечный круг радости под названием Крым…
Я вижу полуостров в разноцветных деталях и историях. А потом я возвращаюсь к излюбленной точке с гортанным звучанием Гурзуф, в которой узлом перетянулись эпохи, культуры и противоречия истории от греков и генуэзцев до татар и Пушкина, от названий, данных народом, изгнанным из своих домов, до привычного быта приехавших после войны в тёплые края новых крымчан, сдающих койкоместа по цене многозвездочного отеля. Это Крым, который в моей памяти остался.
Он, конечно же, стал другим за последние три десятилетия, но это не моя уже история…
Сейчас, вот уже больше пяти лет, Крым совсем стал не моим, да и для многих он стал не своим, стал отрезанным и обескровленным. Кто-то начнёт мне рассказывать сказки о волшебном возвращении в родное лоно, кому-то непременно захочется о славе и подвигах напомнить – я спокойно буду сдерживаться, повторяя про себя «ибо не ведают, что творят». И только буду сожалеть, что не поехала лет десять назад на фестиваль «Крым-фест», который устраивал мой лучший друг Мишаня тогда. Знать бы заранее… Да кто вообще мог тогда знать?
Лет пять назад, когда Крым только аннексировали, я в школе, где тогда училась дочь, разговорилась с учительницей истории, которая мне радостно поведала, что очень интересуется Крымской войной, что дома у неё на стене в кабинете висит даже карта передвижения войск по годам. А я смотрела на эту историческую американскую инопланетянку и просто задала вопрос «Чей Крым?». Женщина, не задумываясь, «выстрелила»: «Конечно же, украинский»… Моё напряжение спало, и мы долго беседовали и об истории, и о международном праве, и о судьбах, переплетенных в одном месте.
А вчера я пересматривала фотографии и нашла среди гигабайтов компьютерной памяти недавние кадры лондонские. Там в самом центре столицы Британии, в пяти минутах от Букингемского дворца, есть красивая площадь, на которой вот уже полтора столетия воздвигнуто напоминание о Крыме – Мемориал Крымской войны 1853–1856 годов, известный также, как  Восточная война — война России с коалицией Франции, Османской империи, Великобритании и Сардинии за господство на Балканах, в бассейне Черного моря и на Кавказе.
И площадь, на которой стоит мемориал с 1861 года, носит название Ватерлоо, того самого местечка в Бельгии, в 15 км от Брюсселя, где в последней своей битве французская армия под командованием императора Наполеона Бонапарта была разбита войсками седьмой коалиции  под командованием герцога Веллингтона и фельдмаршала Блюхера в далёком 1815 году…
Опять исторические совпадения и параллели? Объединенные войска европейских стран громят одну империи, а уже через сорок лет дают отпор другой империи, которой мало места стала в своих границах. И это напоминание из прошлого лишний раз подтверждает библейское «Не возжелай, не укради, не лжесвидетельствуй и не убий»…Для нас, рождённых в СССР, Крым всегда был «нашим». И мы не задумывались над тем, что он ещё совсем недавно в историческом измерении, принадлежал не нам, что упоминание о «нашести» больно ранит и крымских татар, и греков понтийских, да и всех, кто жили на этих землях задолго до того, как полуостров стал «наш». Но история так распорядилась, что крымскими дорогами прошли многие народы и эти пути политы кровью многих народов. И уж точно, украинской крови и слез здесь предостаточно пролито, начиная от невольничьих рынков Каффы, и заканчивая героическим городом «Славы русских моряков», в котором до семидесяти процентов самих моряков были этническими украинцами. И герой обороны Севастополя матрос Кошка, и мальчишки с такими характерными украинскими фамилиями Рыбальченко и Пищенко, награждённые за боевые заслуги и описанные в повести Станюковича «Севастопольский мальчик».
Зато «русскую славу» в Крым нёс палач многих народов Суворов, а императрица Екатерина, по чьему повелению и сам Севастополь заложен, уничтожила Запорожскую Сечь, окончательно утвердила крепостное право и черту оседлости для многострадального еврейского народа. И сам памятник похотливой Екатерине Второй стоит на улице Ленина. Какой исторический пассаж. По приказу последнего был затоплен российский флот, а потом уже топили самих моряков и офицеров. Севастополь – город славы? Все его обороны заканчивались после больших человеческих жертв сдачами врагу.  Так вот в  чем, вероятно, эта слава по-русски? Бабы еще ведь нарожают…
Зато славно современные морские офицеры под софитами научились отплясывать на балах. Попались месяц назад на глаза фотографии с севастопольской показухи – недоумение от гордости за украденное. Бесчестье стало честью…
А я вспоминаю панораму в Севастополе, которую увидела еще ребёнком. Как все ярко и красочно запечатлелось в памяти. И образы героев-защитников в далёком 1854-м. Мы, выросшие на «Севастопольских рассказах» Толстого, всегда героизировали защитников этого города, как и для нас навсегда в памяти остались имена Нахимова, Пирогова, Дарьи Севастопольской и еще десятков других героев. Но мы никогда не задумывались о самой причине этой войны, повлёкшей оборону…
Я стою в далёком Лондоне посреди площади Ватерлоо и читаю на памятнике выбитые такие далёкие англичанам названия Crimea, Seвastopol, Inkerman и склоняю голову в знак памяти 2162 британских солдат и офицеров, сложивших голову в далёком Крыму в войне с Россией. В той войне, которая подарила миру сестру милосердия Флоренс Найтингейл и Красный крест, понятия «русский медведь», балаклава и кардиган, в той войне, которая стала очередной проверкой на отношение Запада к ценностям восточной империи.
И уже через 150 лет зеленые человечки с российскими паспортами и в балаклавах вновь решили перекроить чужие земли по своему видению справедливости. «Крымнаш», как позор и моральное падение, как лакмусовая бумажка на адекватность и вменяемость разделил мир в войне уже Украины с Россией…
Мне кажется, что в центре Киева, прямо на Европейской площади должен стоять памятник, на котором будет начертаны слово Крым и карта Украины с этим кровоточащим полуостровом, как предупреждение и напоминание каждому президенту страны и всем о том, что мир живет не по законам грабителей, а по общепринятым нормам морали и права, которые никому нарушать не позволено. Но, увы, мир за последние 150 лет прошёл точку морального невозврата…
Елена Пригова

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..