понедельник, 22 июля 2019 г.

У НАС СВОБОДА СЛОВА?

У нас свобода слова?

«И щуку бросили в реку».
И.А. Крылов

«Чудище обло, огромно, озорно, стозевно и лаяй».
А.Н. Радищев

Если наше общество не остановит эту гибельную тенденцию, о которой я пишу, мы погибнем в самое ближайшее время. Недавно мы узнали, что знаменитая фирма Nike выпускающая превосходную спортивную обувь и одежду, сняла с продажи cникерсы с изображением старого американского флага с тринадцатью символами первых американских штатов.
Photo copyright: Fort Drum & 10th Mountain Division (LI)
Причина? Огромное, лохматое, нечеловеческого облика существо, знаменитое своими спортивными неуспехами и публичными антиамериканскими выходками, заорало на весь мир, что ему это не нравится. По его мнению, это – расизм! Да почему фирма или магазины, где продают изделия Nike, должны вообще реагировать на всякого идиота или сумасшедшего? (Заметим, что эта самая фирма сделала этого спортсмена-неудачника своим рекламным лицом. – Ред.). Пускай орёт, пускай хоть своей лохматой башкой об стенку колотится, нам-то какое дело? А всё дело в пагубной традиции, и в том, что этот спортсмен чернокожий. А его не только игнорировать, им даже пренебрегать нельзя. Я живу в Америке 40 лет, прилетев сюда в 45-летнем возрасте и с семьёй в благословенном 1979 году, когда ничего подобного в стране ещё не было. И тогда в стране было нормальное понятие о свободе слова, не предусматривавшее того, во что это понятие превратилось теперь. Я достаточно грамотный человек, инженер, учёный и университетский преподаватель. Я понимаю суть явлений. И вот, что понятно мне. Америка капитулировала перед маргиналами, перед людьми с явными психическими, моральными и умственными отклонениями и просто идиотами! И не возражайте мне доводами о том, что я не психиатр, не врач вообще и не моё дело определять норму. Как сказал один остроумный советский эстрадник «псих-то он псих, однако мыла не хавает». Стало быть, можно отделить психа или просто хулигана от нормального, законопослушного человека. Есть такие особые признаки! И они всем известны. Тем более мне, всю жизнь учившему сотни людей.
Евреи Нью-Йорка протестуют против политики Трампа относительно нелегалов! Уж если евреи протестуют против разумного решения Президента, значит они сошли с ума ещё больше и безнадёжнее во много раз, чем остальные американцы! Не понимать опасности проникновения в страну через южную границу террористов, наркоторговцев и прочих маргиналов! Опасности нашествия миллионов малограмотных, неквалифицированных людей, с чуждой нам культурой, не владеющих английским? Мы страна непуганых идиотов.
Наша страна переживает новый, но вполне предвидимый скандал. Недавно выбранная членом конгресса, женщина-мусульманка выступила с антисемитским заявлением. Суть его сводится к тому, что американские граждане-евреи преданы Израилю гораздо более, чем своей стране – Соединённым Штатам Америки. Она считает, что это чуть ли не генетическое свойство всех евреев и, определяя это свойство на понятном языке, мы назовём его предательством и изменой своей стране. По существу, эта депутатка обвинила всех американских евреев в государственном преступлении. Что тут началось? Те самые евреи, которые обвиняют Америку и Израиль в расизме по отношению к «палестинцам» вдруг вознегодовали и потребовали от этой депутатки извинений.
Дальше – больше. Эта депутатка является членом Демократической партии. Что делать теперь демократам? Как сказано у М. Зощенко: «Войдите же в их пиковое положение». И вот Нэнси Пелоси произносит несколько слов о том, что член их партии просто оговорилась, что она не имела ввиду то, что она произнесла. Вообще речь Пелоси был настолько невнятна, что понять её было невозможно. Она давно перестала чётко формулировать свои мысли, если они у Пелоси вообще имеются. Ей 78 лет, и, как часто бывает в этом возрасте, она обнаруживает явные признаки старческого слабоумия. Было понятно только одно. Осуждать антисемитское заявления Демократическая партия в лице Нэнси не собирается. И она не раз повторяла, что ничего антисемитского в словах своей однопартийки не видит.
Я смотрю и слушаю обсуждение этого казуса на канале Fox News, единственном честном канале, поддерживающим президента Трампа. Среди четверых женщин в программе Outnumbered сидит молодой одинокий парень, заявляющий, что он еврей и мучительно думающий, что сказать дальше. На его лице маска страдания, он заикается и совсем замолкает. Ему явно хочется осудить выступление этой антисемитки, но он мучительно, подбирает слова, чтобы не быть обвинённым в исламофобии, расизме и чёрт знает в чём ещё. Он произносит речь не более внятную, чем Пелоси, но не по причине глупости или старческого слабоумия. Парень молод и умён. Он резонно боится травли со стороны «защитников прав человека», ставшей у нас традиционной в таких случаях. Его за эти «грехи» живьём съедят!
Абсурд, кощунство! Еврей не смеет назвать вещи своими именами, не смеет назвать эту конгрессвумен антисемиткой. Где же свобода слова? Куда она девалась, эта основа существования демократического общества? А девалась она, вернее утекла, в социальную дыру, образовавшуюся в результате предоставления избирательного права нелегальным иммигрантам, малограмотным бездельникам и явно порочным людям, не только психически больным, но и явным врагам западной цивилизации. Мусульмане никогда не скрывали своей вражды к Западу и к иудо-христианским основам западной жизни. Коран открыто призывает к уничтожению неверных. Они и делают это в пределах своих возможностей. Вся система мусульманского образования направлена к возбуждению ненависти к Западу вообще и к Америке с Израилем особенно. Политические лидеры Ирана говорят о необходимости уничтожить Большого Шайтана, т.е. США и Малого Шайтана, т.е. Израиль. Ни одна из мусульманских стран кроме Египта не признаёт Израиля и на их картах Израиль отсутствует. Виртуально Малый Шайтан уничтожен! Мы все это прекрасно знаем!
Давайте посмотрим, что делают мусульмане в Израиле! В Европе! Объяснять не следует. И при всём этом разнообразии враждебных призывов и действий, демократы-либералы запугали всех нас, словом ИСЛАМОФОБИЯ, настолько, что мы не смеем хотя бы словесно выразить своё истинное отношение к Исламу. Да как же не опасаться Ислама? Как же не опасаться мусульман после всего того, что от них потерпел Западный мир? Ведь запрещены пропаганда нацизма в Германии, а у нас под запретом ККК. Есть, стало быть, прецеденты! Отчего же мусульмане у нас Persona grata?
Отчего у нас так сложилось за последние 40 лет, что общественным мнением управляют теперь так называемые маргиналы, а не нормальные, приличные люди, не склонные к извращениям и иным антисоциальным поступкам. Они не матерятся в микрофон, не бегают голыми по улицам, не устраивают парадов гордости. Они вообще ничего такого не делают, а просто работают, учатся, живут нормальной семейной жизнью и чувствуют себя всё более неудобно среди всех поименованных извращенцев, которых значительно меньше, но… мы, абсолютное большинство, более не управляем своей страной, прессой и общественным мнением.
Что с этим сумасшествием делать? Как искоренить его? Не знаю. А как оно появилось я знаю очень хорошо. Всё это происходило на моих глазах. Я живу в Америке сорок лет!
Вот утро в кампусе Хьюстонского университета, куда я только что взят на работу. 1985 год. Бесконечно счастливый я иду по роскошному парку кампуса. Странное зрелище привлекает меня. Вдоль длинной аллеи расставлены столы с кучами книг на каждом, и неопрятные очень молодые парни и девушки стоят за столами. Идёт торговля книгами? Да, но какими! На обложках портреты Фиделя Кастро, Ленина, Че Гевары и множество иных знакомых лиц от Карла Маркса до Троцкого. Кто, проживший всю предыдущую жизнь в СССР не содрогнётся, увидавши рожи этих убийц на книгах, продающихся в американском университете? Подхожу, беру в руки книгу с Че Геварой на обложке и спрашиваю на редкость несимпатичную молодую продавщицу «почему вы продаёте книги этого негодяя?» О, это великий человек – отвечает она, вы просто о нём ничего не знаете. И начинает мне, старому Учителю, беззастенчиво читать лекцию о самоопределении народов, об угнетателях капиталистах и о неизбежном торжестве таких как Че Гевара и Фидель Кастро. Я быстро соображаю, что эта растрёпанная, неряшливо и плохо одетая девица сильно обижена недостатком мужского внимания и потому, как все ей подобные, подалась в активистки чего бы то ни было. Она хочет быть на виду вместо того, чтобы привести себя в порядок и выглядеть достаточно привлекательно. Ведь ей на вид лет 17–18, а в таком возрасте девушке надо сильно постараться чтобы отталкивающе выглядеть. Наслушавшись вздора о коммунизме, я вернулся в лабораторию и спрашиваю коллегу, почему университет позволяет торговать на своей территории враждебной и опасной коммунистической литературой. И слышу с тех пор постоянный для меня и очень глупый ответ – «у нас свобода слова!»
Идёт ли на кампусе собрание полуголых, обнимающихся гомосексуалистов, или феминисток с антиамериканскими лозунгами на голых задницах и животах, рассуждает ли молодой идиот при большой аудитории о недостатках западной цивилизации, не потрудившись даже получить диплом средней школы, на всё в университете один ответ «свобода слова». Я очень быстро понял, что, произнося это бессмысленное словосочетание, средний американец скрывает своё неумение и нежелание думать. Не анализировать, не обсуждать, а просто думать. И ведь это были мои коллеги на кафедре физики, не уборщики мусора.
А дальше – хуже. В мой кабинет входит полуголая девушка студентка. Техас штат жаркий и вот на ней маечка, под которой кроме голого тела ничего нет. Она в шортах, настолько коротко обрезанных, что из них торчит опять же голая задница, голые ноги, а довершают этот наряд вьетнамские босоножки. Больше ничего! Как будто она не в общественном месте, а только что с постели встала. Буду честным и скажу, что девушка красивая, молодая и её обнажённое тело отрицательных эмоций не вызывало бы, встреть я её где угодно кроме кабинета старого учителя. Полюбовался бы даже, но здесь это неуместно, и я поначалу прямо не знал, что делать. Девица, развалясь сидела напротив меня и периодически наклонялась ко мне так, что её голые груди касались стола.
Юноша студент входит, вежливо попросив разрешения войти и, здороваясь, но уже без разрешения садится в кресло напротив меня и кладёт свои ноги на мой стол. Шок! Я же из СССР, сам преподавал много лет в Ленинградском Технологическом институте, там же и диплом свой получил! Оттуда за такие «подвиги» выгоняли бы без пощады, если бы кто-то осмелился сделать подобное. Однако коллеги говорят мне, не вздумай сделать этим студентам замечание. Выгонят не их, а тебя! А вам, спрашиваю, это нравится? Нет, говорят, но у нас СВОБОДА СЛОВА. И я чётко понял, что из статьи конституции, написанной тогда, когда женщина не только голой, но и без одежды, закрывающей всё тело до горла, не могла появиться на улице, сделали религиозную Мантру, принятую обществом путём бесконечного повторения. «Adopted by repetition», как писал и говорил не раз лауреат Нобелевской премии по физике Виталий Гинзбург. Я разговаривал ним об этом, когда он читал лекции в университете.
Слово давно перепутали с действием. Нашли, что естественное неприятие нормальными людьми матерных выражений в общественных местах или с экрана тоже нарушает ту же «свободу». И вот за жизнь одного поколения такого рода «свободы» стали нормой.
А мы всё молчим. Мы стали какими-то святыми угодниками. Мы не можем, не хотим сказать как прежде идиоту, что он идиот. Извращенцу, что он извращенец. Любой из нас и даже огромная и богатая фирма Nike не может (и не хочет!) сказать неграмотному, тупому и неопрятному человеку «Заткнись»! Мы всё время боимся кого-то обидеть и в результате обижаем самих себя. И прикрываем свою пассивность мантрой «свобода слова».
Нам самом же деле мы, огромное большинство нормальных людей, предоставили эту свободу идиотам, маргиналам и жуликам всех мастей, лишив себя этой свободы начисто. Мы сдались политкорректности, синониму лжи. Мы сдались перед лживой прессой и политиками. Как говаривал Великий Черчилль, «Ложь много раз обежит Землю, покуда правда надевает штаны». Прав был старый политик!
Марк Зальцберг

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..