воскресенье, 2 июня 2019 г.

ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА: МЕЖДУНАРОДНЫЕ НОВОСТИ


А я перехожу к международным новостям. Они тоже у нас очень интересные. На мой взгляд, самая интересная история та, которая случилась в Непале, где устроили «Ходынку» на Эвересте буквальном смысле слова. Я не знаю, видели ли вы эти прекрасные фотографии, как стоит очередь, в буквальном смысле очередь — несколько сот человек на восьмитысячнике. Причем 11 человек померло в этих «ходынках», потому что, собственно, эти люди стоят в очереди в «зоне смерти». Эти люди стоят в очереди на высоте, которая находится на высоте свыше 20 тысяч футов над уровнем моря. Кислорода там уже нету, они должны дышать с кислородными бутылочками. С ними стоят, правда, их шерпы. Значительная часть этих людей не сильно подготовлено. Просто по той самой причине это произошло — потому что местное правительство НРЗБ продал лицензию. Восхождение стоит где-то от 35 до 100 тысяч. Ну, и неважно, что человек не выживет. Главное, что государство получило денежки. И, на мой взгляд, конечно, это большое достижение: «Ходынка» на Эвересте с такими трагическими последствиями.
Северная Корея. Ким Чен Ын казнил своего посла в США по итогам неудачного саммита, того самого, на котором Трамп развернулся и сказал: «Я не буду это обсуждать». Вообще-то, конечно, неудачный саммит случился из-за Ким Чен Ына, но Ким Чен Ын не хочет это понимать. И гораздо проще обвинить всех окружающих, что они не смогли объяснить Трампу, какой Ким Чен Ын великий. В этой прекрасной истории там не только посла расстреляли, там много кого расстреляли, остальных сослали в лагеря. И понимаю, что у нас есть еще, куда расти.
И, конечно, самая интересная история, которая случилась на этой неделе — это выборы в Европарламент, которые завершились в воскресенье, которые завершились резким усиление, с одной стороны, правых партий в Европе, а, с другой стороны, резким усилением различных крайне левых партий, всяких «зеленых» и так далее, то есть размыванием традиционного центра. И я не могу не сказать, что меня больше всего поразило в этих выборах.
Если вы помните, в прошлую пятницу на пешеходной улице в центре Лиона прогремел взрыв. Там было 200 камер наружного наблюдения в этот момент в центре Лиона, и террорист попал на них. Поэтому очень быстро полиция установила, кто он и откуда. Это оказался некий 24-летний Мохаммед Хикем М. Почему-то не называется его фамилия. Работал он охранником в лицее. Он выходец из Алжира. Он был нелегальный мигрант.
Но вот, что меня очень сильно напрягло. Меня очень сильно напрягло, что между терактом и арестом прошло 3 дня. И это, конечно, можно списать на то, что полиция, действительно, три дня искала террориста. Но дело в том, что на эти три дня пришлись выборы в Европейский парламент. Французы голосовали на выборах в воскресенье.
Я думаю, что если бы накануне голосования стало известно, что в стране случился очередной исламистский теракт, то партия Макрона показал бы на них еще более худший результат, чем сейчас. Я напомню, что сами по себе выборы в Европарламент — это не так уж важно, тем более, что Евросоюз управляется на самом деле не Европарламентом, а еврочиновниками, который никто никуда не выбирал. Но для ряда стран и, в том числе, для той же Франции Макрон заявил буквально, что он превращает эти выборы в референдум доверия себе. И вот выиграла на них Ле Пен.
И у меня возникает два вопроса. Для начала полиция совершенно точно располагала десятками фотографий с этих камер, установленных в центре Лиона. И некоторые камеры, конечно, могли дать основания полагать, что террорист — выходец из Северной Африки. И вот до выборов полиция публикует только самую неудачную из фотографий, по которой нельзя делать заключение о национальной принадлежности террориста.
И как минимум, с моей точки зрения, именно такое поведение полиции совершенно точно была связана с тем, что во Франции выборы и не надо будоражить население, которое всполошится от очередного исламистского теракта. Как самое худшее предположение: полиция могла просто и задержать террориста. Потому что, представляете, какие были бы результаты, если бы террориста поймали в субботу или в воскресенье?
Так или иначе, французские СМИ в результате избежали разговора об исламском терроре накануне выборов, а, в общем французские СМИ поголовно отражают позицию левого французского истеблишмента. И даже очень смешно, что после ареста мэр Лиона называет этого человека — я напоминаю, он нелегальный иммигрант, работающий охранником — студентом, обучающимся IT. Власти для начала заявляют, что не нашли никаких элементов, относящихся к радикальному исламу. И вот чего-то этот молодой человек испортил им жизнь, когда сам сказал, что он типа солдат ИГИЛ*. Ну, естественно, в понедельник теракт в Лионе — это уже была старая история. Это всё позволило свернуть всё обсуждение происходящего к минимуму.
И вот это не первый раз, когда власть замалчивает теракт, потому что он противоречит его картине мира. И, конечно, эта история показывает, что тот левый истеблишмент, который правит Европой, он все ближе подходит еще, конечно, не к красной черте, но к желтой черте, за которой начинаются нехорошие процессы, например, процессы, которые происходят в России. Собственно, он также объясняет, почему партия Макрона продула европейские выборы тем самым правым, которые в соответствии с левым европейским новоязом являются «фашистами и исламофобами», пугающими избирателей несуществующей исламской угрозой. Но и вообще, ведь в современном политическом новоязе фашистами и нацистами являются все, кто правее Че Гевары.
Причем это была не единственная история, которая вызывает вопрос, потому что другая история, которая вызывает у меня вопрос, как раз накануне этих выборов, это то, что случилось в Австрии, где сразу две немецкие газеты Süddeutsche Zeitung и Spiegel опубликовали видео, на котором Ханс-Кристиан Штрахе — это вице-канцлер бывший Австрии лидер правящей Партией свободы ведет разговоры на 5-звездочной вилле в Ибице с прекрасной незнакомкой. Незнакомка отрекомендовалась ему как Алена Макарова, она сказала, что она племянница владельца «Итеры», что она типа близка к Путину, то-сё, пятое-десятое. Обещала ему небо в алмазах, многомиллионные вливания в партию. Штрахе порядочно напился. Дама была красивая. Вел себя Штрахе как последний идиот, наговорил три бочки арестантов.
И, соответственно, публикация тоже случается в разгар кампании в Европарламент. Штрахе ведет ее под лозунгом: «Мы не хотим стать меньшинством в своей собственной стране».
Соответственно, начинается дикий скандал. Правящая австрийская коалиция развалилась. Штрахе вынужден уйти с поста в партии. Сама партия потеряла на выборах одного депутата. Набрала она 17%, меньше, чем раньше. Причем голоса, которые она потеряла, отошли к ее союзнику по коалиции, тоже умеренно правой Австрийской народной партии, которая все равно получила 34%. Все равно австрийские правые партии победили на выборах.
И у меня возникает ряд вопросов. Потому что, конечно, да. Господин Штрахе полный идиот. Но для начала… как это так, с незнакомым человеком ты обсуждаешь вещи, которые нельзя обсуждать даже по этому самому квантовому телефону с зашифрованной линией связи за 30 миллионов рублей. Но возникает вопрос. Племянница же была фальшивая. То есть ничего этого не было. Это был не русский, это был какой-то полный такой фейк. Никакого Макарова, у Макарова не было племянницы. Вилла была нашпигована аппаратурой. Кто эти люди, которые это сделали?
И потом, извините, положа руку на сердце, много вы найдете политиков, которые напившись пьяные во время многочасовой беседы со потенциальным спонсором миллиардером не наговорят глупостей? Запись сделана в 17-м году. Почему выложили ее только сейчас? То есть это достаточно грязные технологии, которые характеризуют плохо Штрахе, но еще хуже характеризуют его противников.
И, конечно, очень смешно было смотреть после этих выборов программы ВВС, потому что в Великобритании произошла очень печальная вещь. Произошел полный разгром консервативной партии и ухудшение результатов лейбористов. На выборах победила «Партия Брекзит», которая, напомню, была создана всего за 6 месяцев, а зарегистрирована за 3 месяца до выборов. В Британии, где правящие партии складывались десятилетиями, это совершенно фантастический результат. «Брекзит» получила 20 мест. Хороший результат показали либеральные демократы и «зеленые». Как я уже сказала, консерваторы и лейбористы, они просто разрушились в пыль. Товарищ Корбин получил из бывших у него ранее 20 мест, всего 10. Консерваторы из 19 потеряли 15.
То есть, чтобы было понятно, если бы это были не европейские выборы в Европарламент, а британские парламентские выборы, то благодаря особенностям британской избирательной системы — это надо говорить с осторожностью, это не подлежит прямому пересчету, это немножко другие округа, другая явка и так далее, — но если бы сейчас, грубо говоря, голосовали в британский парламент, то Фарадж бы получил из 650 депутатов — 440. У него было бы абсолютное большинство.
И вот в течение трех последних лет весь левый истеблишмент обещал нам, что британский избиратель разочаровался в брекзите, что надо провести второй референдум, что люди не ожидали, что брекзит будет так губителен для экономики. Это звучало из каждого утюга, что типа «все в Британии передумали — мы знаем» И вот этот разочаровавшийся избиратель отдает абсолютную победу партии, которая называется «Брекизт», которая зарегистрирована за 3 месяца до выборов.
Я сейчас не говорю, плохая вещь брекзит или хорошая. Откровенно говоря, для британской экономики это ужасающая вещь в краткосрочной перспективе, потому что британской экономики промышленной не существует. Британия давно не царица морей. Британия — это просто центр, который поставляет финансовые услуги, в основном по инвестициям в Европу. И если Европу отрезать от Британии и убрать из нее этот рынок финансовых услуг… Британия торгует английским языком. Если английский язык перестает быть европейским, то британскую экономику, действительно, ждут тяжелейшие проблемы. И в значительной степени брекзит — это такая тоже попытка переложить ответственность за проблемы экономические и проблемы, связанные с истеблишментом на кого-то другого: «Вот это во всем Европа виновата. Ребята, посмотрите, внутри вас тоже много чего не то».
Но сейчас я говорю о другом — о том, что нам говорили, что народ против брекзита, а народ, по-прежнему, за брекзит. И что должен был сказать британский правящий истеблишмент или левые СМИ, которые отражают его позицию? Это была фантастика. Потому что они заявили, то сторонники брекзита выборы проиграли, потому что все другие партии — не «Брекизт» — совокупно получили больше голосов.
А, кстати, я же вам напомню, что все эти голосования происходят еще при абсолютно полном доминировании в СМИ именно точки зрения левого истеблишмента. И вот всю поствыборную ВВС выкатывали один за другим в студию аналитиков, которые объясняли, что Фарадж проиграл. Что, конечно, мне напомнило классический анекдот о Наполеоне, который смотрит парад войск на Красной площади и говорит: «Ну, слушайте, если бы у меня была ваша пресса, то никто бы не знал, что я проиграл битву при Ватерлоо».
И вот я как-то подумала, что это очень похоже на то, что происходит с нашей российской церковью. Я уже говорила, что она стремительно теряет свой авторитет, что всё это: школы рушатся, церкви строятся, жилищные аппетиты патриарха Кирилла, потеря связи с реальностью людей, которые щеголяют роскошными шмотками, «ролексами» отфотошопленными и так далее и объясняют населению про духовность.
Вопрос: Может ли российская церковь остановиться и вместо резиденций патриарха Кирилла строить больницы? Очевидно, наоборот, потому что без этого бытие руководителей потеряет всякий смысл.
Это такой классический пример общей социальной закономерности. Правящая верхушка готова скорее умирать, чем измениться. Очень много таких примеров в истории. Например, можно привести потрясающий пример в Гренландии, когда местные поселенцы, замерзая от голода — европейские поселенцы, потомки викингов, — кстати, они продолжали строить церкви, но вы знаете, что они не сделали? Они не научились есть тюленей. Это невероятно, но факт. К тому времени туда уже пришли эскимосы в Гренландию, которые ели тюленей, а европейцы продолжали страдать от голода. И они умерли от голода. И сейчас, когда археологи приходят, они видят просто следы зубов на замерзших дверях; они видят сточенные до самого основания ножи, потому что железа не было, железо приходилось привозить с материка. Но они не находят косточек тюленей в домах.
Есть известная история с островом Пасхи, в котором элита соревновалась в том, как строить всё более и более высокие каменные статуи, которые сейчас так поражают любого путешественника. Для строительства этих статуй требовалось, в частности, вырубка деревьев, потому что по каткам катили эти статуи. А вырубка деревьев способствовала изменению климата на острове Пасхи, потому что все природные катастрофы локальны, все экологические катастрофы локальны.
Человечество в своей истории много раз было причиной локальный экологических катастроф, которые убивали ту или иную цивилизацию. Именно это случилось с островом Пасхи, где для того, чтобы ставить эти высокие статуи, кланы срубали деревья. Деревьев становилось всё меньше, еды становилось всё меньше, потому что остров становился засушливым. Чем больше засушливым становился остров, тем больше они срубали деревьев, чтобы ставить катки для статуй, потому что тем больше надо было отличиться, что вот такие статуи высокие.
И вот, собственно, у европейского политического истеблишмента, как ни странно, очень похожая получается история, потому что Европа — это континент победившего социализма, благо при всеобщем избирательном праве победа социализма практически неизбежна.
И вот та левая идеология, которая насаждается этой победившей бюрократией, которая предусматривает, в частности, и бесконечную вину «кровавых» европейских колонизаторов перед «мирными» восточными народами, она привела к тому, что самая динамичная часть страны, а именно иммигранты превратились в чужеродное тело внутри Европы, и что оказалось, что далеко не все европейцы, даже те избиратели, которые привычно ждут от государства подачек и к этому готовы.
И, соответственно, реакция правящей европейской церкви левой на это голосование ровно такая же, как реакция правящих элит острова Пасхи или Гренландии на предложение о том, чтобы переходить на то, чтобы есть тюленей или на предложение, чтобы переходить на строительство статуй поменьше.
Нет, это абсолютно общий признак любого общества, находящегося в кризисе, любой элиты, чьи действия вызывают кризис общества. Чем более ее действия вызывают кризис, тем более, она упорно отстаивает свою точку зрения, только, она упорно отстаивает свой образ жизни. И какая там Гренландия? Я вам самое простое скажу. Вот скажите, нынешняя российская элита построена на идее воровства. И это воровство она называет специфической русской духовностью, — вот как вы думаете с учетом того, что это ведет к гибели нашей страны, способны ли они перестать? Всего лучшего, до встречи через неделю. И с вами была Юлия Латынина, а помогала мне вести эфир кошка Дуся.
"Код доступа" 1 июня

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..