суббота, 15 июня 2019 г.

ПОБЕДИТЬ ИЛИ ЗАЩИЩАТЬСЯ


Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
Почему израильтяне стесняются победы?.. 


Представьте себе, что однажды президент США скажет израильскому премьер-министру: 
— Палестинский экстремизм наносит ущерб американской безопасности. Нам нужно, чтобы вы покончили с этим, одержав победу над палестинцами. Делайте то, что нужно — в рамках правовых, моральных и практических границ... Навяжите им свою волю. Они должны признать свое поражение и отказаться от своей семидесятилетней мечты об уничтожении Израиля... 

Что может ответить на это премьер-министр Израиля? Сочтет ли он, что для этого наступил подходящий момент? Накажет ли спонсируемые ПА подстрекательство и насилие? Выдвинет ли ХАМАСу жесткое условие, согласно которому любое его агрессивное действие приостановит поставки в Газу воды, продовольствия, медикаментов и электричества? 

На мой взгляд, в таком случае израильский премьер-министр, после интенсивных консультаций с израильскими службами безопасности и жарких заседаний кабинета — ответит президенту США: «Спасибо, но мы предпочитаем иную стратегию». 

Полагаю, израильский премьер ответит именно так, хотя такой ответ в ситуации, когда ПА и ХАМАС стремятся ликвидировать Израиль, постоянно осуществляя против него враждебные действия и нанося значимый ущерб авторитету Израиля в международном сообществе, и может показаться, по меньшей мере — странным. 

И объясняется эта «странность» тем, например, что в Израиле широко распространено убеждение, что экономическое процветание вытесняет идеологические соображения, снижая уровень ненависти к «идеологическому противнику». К этому добавим страх перед палестинской решимостью, укоренившееся в некоторых израильских кругах «чувство вины» перед «угнетенными палестинцами» и — некая робость в поведении израильских служб безопасности. 

Попытаемся разобраться в каждой из названных выше причин. 

Экономическое процветание вытесняет идеологические соображения 

Многие израильтяне полагают, что, получив от еврейского государства достаточные экономические, медицинские, юридические и прочие преимущества, палестинцы — «смягчатся», признают и примут еврейское присутствие на Земле Израиля. 

В основе такого взгляда на ситуацию — марксистская теория, провозглашающая, что «бытие определяет сознание». То есть прекрасные школы, автомобили последней модели и удобные квартиры способны стать эффективным противоядием от исламских националистических мечтаний об уничтожении Израиля. Европейцы, к примеру, считают, что процветающие палестинцы будут слишком заняты, чтобы ненавидеть своих «благодетелей». 

Эта идея возникла более века назад и расцвела во времена Ословских соглашений в 1993-м году. Ее проводником стал, в том числе, и тогдашний министр иностранных дел Шимон Перес, автор книги «Новый Ближний Восток». 

По плану Переса, Израиль, Иордания и палестинцы должны претворить в жизнь ближневосточную версию Бенилюкса. Более того, его видение подражало французско-германскому соглашению, заключенному после Второй мировой войны, когда экономические стимулы позволили положить конец исторической вражде и сформировать позитивные политические связи. 

В этом направлении и давно уже работают израильские лидеры, заботясь об экономическом развитии Западного берега и Газы. Они стимулировали иностранные правительства, щедро финансирующие ПА. Снабжают Газу водой и электроэнергией. Выдвинули предложение построить у побережья Газы искусственный остров — с портом, аэропортом и курортом. Они даже подарили Газе газовое месторождение. 

Что дали все эти усилия? 

Направленная на Израиль палестинская ярость осталась без изменений. Более того, израильские жесты доброй воли палестинская сторона нередко встречает не благодарностью, но — отказы. 

Например, после одностороннего выхода израильтян с территории сектора Газы в 2005 году израильские теплицы, переданные палестинцам в качестве жеста доброй воли, были немедленно разграблены и уничтожены. 

Еще больше, пожалуй, впечатляют случаи, когда вылеченные в израильских больницах палестинцы проявляют свою благодарность, пытаясь убить своих благодетелей. 

В 2005 году в больнице Беэр Шевы вылечили женщину из Газы в возрасте 21 года, пострадавшую от ожогов, которые она получили при взрыве газового баллона. Свою благодарность она выразила, совершив попытку атаковать эту больницу в качестве террористки-смертницы. 

В 2011 году из Газы в израильскую больницу привезли младенца, лишенного иммунной системы. В своем интервью мать спасенного ребенка заявила перед камерой, что мечтает, чтобы ее сын, когда вырастет, стал террористом-смертником. 

В 2017 году две сестры пришли в Израиль из Газы, ибо одна из них нуждалась в лечении онкологического заболевания. Надеясь на медицинскую помощь, сестры пытались пронести на израильскую территория взрывчатку для осуществления теракта хамасовскими бандитами... 

Почему же старания израильтян удовлетворить экономические потребности палестинцев терпят столь явную неудачу? 

Франко-германская модель включала в себя фактор, который на арене палестино-израильского конфликта отсутствует. Этот фактор — поражение нацистов. Примирение произошло не с Гитлером, все еще находящимся тогда у власти, но — после того, как Германия претерпела сокрушительное поражение. 

С палестинцами иначе. Большинство из них и прежде и теперь надеются, что они способны победить. То есть ликвидировать еврейское государство. Не говоря уже о том, что все усилия Израиля в оказываемой им экономической помощи рассматриваются ими с подозрением, что Израиль скрытно добивается полной гегемонии. 

Еще в 1923-м году лидер сионистов Владимир Жаботинский предсказал этот провал, назвав надежду на то, что «арабы добровольно согласятся на реализацию сионизма в обмен на культурные и экономические выгоды» — инфантильной. 

Рост финансирования палестинцев лишь увеличивает их ярость. И это — естественно. Пока война еще продолжается помощь врагу в развитии его экономики, означает снабжение его ресурсами для битвы. Спонсорские деньги идут на подстрекательство, «мученическую» инкубацию, приобретение вооружения, строительство туннелей для атак на Израиль. 

Давным-давно доказана на удивление тесная взаимосвязь между финансированием палестинской администрации и нападениями на израильтян: каждая дополнительная помощь Палестинской автономии в размере 1,25 млн. долл. США означает очередной теракт, совершенных палестинцами против израильтян. 

Несмотря на то, что их постоянно «разочаровывают», израильтяне продолжают наивно верить, что процветание палестинцев ведет к согласию. Очевидно, что идея победы не имеет никакого отношения к израильтянам, которые надеются на волшебное воздействие на палестинские умы автомобилей последней модели. 

Исторический опыт свидетельствует, что война заканчивается не обогащением противника, но максимальным сокращением его военных возможностей. С этой целью армии во все времена перекрывали противнику маршруты снабжения, устанавливали блокады и применяли эмбарго. Так и Израиль, если бы он последовательно удерживал налоговые деньги, отказал палестинцам в трудоустройстве и прекратил снабжение водой, продуктами питания, медикаментами и электроэнергией — такие действия привели бы его к победе. 

А вот утверждение, что результатом палестинского экономического отчаяния станет еще большее насилие, это, что называется — «утка». Люди, располагающие материальными ресурсами могут еще надеяться на победу и оказывать сопротивление. Те, кто все потерял, сдаются. 

Вспомним ситуацию на американском Юге в 1865 году, о Японии в 1945-м, или о Соединенных Штатах в 1975 году… 

Цена палестинской решимости 

Некоторые наблюдатели утверждают, что стойкость палестинцев слишком сильна, и препятствует победе Израиля. 

В письме ко мне в апреле 2017 года историк Мартин Крамер объяснил происхождение этого утверждения. 

В 1948 году, — писал он, — половина палестинского населения (700 тысяч человек) бежала. Палестина была потеряна для них в 1967 году, когда бежали еще 250 тысяч. Их «освободительное» движение впоследствии было навязано им из Иордании и Ливана. 

По словам палестинцев, израильтяне убили их героя-лидера Арафата. 

Тем не менее, ничто из этой цепи событий не убедило их в том, что их поражение было окончательным. В свете этих событий видно, как сравнительно скромные меры, которые Израиль может предпринять в мирное время, могут убедить их в том, что они — провалились. 

Если палестинцы пережили удары, которые были нанесены им в течение столетия, и эта линия в их мышлении не утратила свой смысл — они могут поглотить любой Израиль. Какой бы ни была причина — исламская вера, постоянное влияние лидеров из арабских стран, уникальная сеть глобальной поддержки — столь исключительная стойкость предполагает, что палестинскую решимость не сломить. 

Что можно этому противопоставить? 

Израиль был на пути к победе между 1948 и 1993 годами. Но затем катастрофические соглашения в Осло перекрыли эту дорогу. 

Палестинская революция была остановлена в 1993 году после краха Советского Союза и поражения Саддама Хусейна, когда Арафат обменялся рукопожатием с израильским премьер-министром и признал Израиль. 

Затем вместо того, чтобы опираться на эту победу, израильтяне в одностороннем порядке уступили палестинцам ряд территорий: Газа-Иерихон в 1994 году, районы А и Б в Иудее и Самарии в 1995-м, часть Ливана в 2000-м и Газа в 2005-м. Тем самым, палестинцев сбили с толку и внушили им, что они выиграли. 

После этих односторонних отступлений Иерусалим в 2007-м году отказался от какого-либо долгосрочного плана и взял на вооружение тактику «тушения пожаров». 

Какова же сегодня цель Израиля в секторе Газы? 

Никаких определенных целей у Израиля здесь нет. 

Таким образом, израильская история делится на 45 лет поисков победы и 25 лет путаницы. Исправить эти ошибки способно лишь возвращение к цели — победить. 

Еврейская вина 

Возникает вопрос: как в евреях, жертвах религиозных преследований, расизма, погромов и Холокоста, в бесконечно преследуемом на протяжении всей его истории народе — развилось острое чувство морали? 

Многим израильским евреям и их сторонникам в других странах не нравится перспектива заставить палестинцев ощутить горький вкус поражения. Они предпочли бы использовать пряник, но — не кнут, не прибегать к принуждению. 

Это объясняет, почему во время войны с ХАМАСом в 2014 году Израильская электрическая компания отправила техников на ремонт разрушенных ракетами ХАМАСа электропередач, идущих в Газу, подвергая угрозе жизни своих сотрудников. 

Аналогичным образом, когда экономическая ситуация в Газе в начале 2018 года ухудшилась, израильтяне, объекты бандитских атак ХАМАСа, должны были бы, казалось, безразличны к проблемам своих врагов. 

Но нет. Об этом свидетельствует, например, газетный заголовок — «Израиль обеспокоен приближением голода в Газе». 

Если уж беспокоиться, так это о цене, которую Израиль может заплатить за экономический крах в Газе. Однако евреи Израиля не могут спокойно наблюдать, как их соседи, как бы враждебны они ни были, погружаются в болото. 

Позднее, в 2018 году, когда ХАМАС начал использовать воздушные змеи с зажигательной смесью — израильские военные не остановили эти нападения. 

— Не думаю, что это правильное решение — стрелять по детям и молодежи, иногда запускающих воздушные шары и воздушных змеев, — объясняет бездействие ЦАХАЛа начальник Генштаба израильской армии Гади Айзенкот в диалоге с министром образования Нафтали Беннетом на закрытом заседании кабинета. 
— Почему бы не стрелять в тех, кто использует такое оружие против наших общин? — возражает ему Беннет. — Тут нет никаких юридических ограничений. Ведь мы имеем дело с террористами. 

«Моральная позиция» Айзенкота явно препятствует победе. 

Да, модели голосования и данные опросов показывают, что, хотя этот взгляд остается таким же, как это провозглашалось в других странах, особенно, в Соединенных Штатах, израильские евреи стали более жесткими. Когда болезненные уступки палестинцам приносят не награды, а насилие, многие израильские евреи отчаялись, и готовы навязать свою волю палестинцам грубыми методами. 

Замечание Айзенкота вызвало фурор. Недавний опрос показал, что 58 процентов еврейских израильтян считают, что «мирного соглашения с палестинцами можно достичь только тогда, когда они признают, что проиграли войну против Израиля». 

Об израильских службах безопасности 

В Израиле бок о бок сосуществуют два вида израильских учреждений безопасности — с противоположными стилями функционирования. 

Одни активно ведут борьбу за победу над Ираном и прочими внешними врагами — выкрадывают, например, иранский ядерный архив. Другие стремятся обеспечить безопасность граждан внутри страны — не предпринимая при этом никаких действий против палестинцев, запускающих воздушных змеев с зажигательной смесью. 

Оборонительная позиция в сфере безопасности — чрезвычайно важна. Нередко за ней последнее слово в политике взаимоотношений с палестинцами, о чем свидетельствует, к примеру, инцидент на Храмовой горе в июле 2017 года. После того, как палестинские джихадисты убили двух израильских полицейских из оружия, спрятанного на священной эспланаде, израильское правительство у входа на Храмовую гору разместило металлоискатели. 

Казалось бы, правильный шаг. Но ФАТХ потребовал их убрать. И, несмотря на то, что народ Израиля и политики в подавляющем большинстве настаивали на том, чтобы металлоискатели остались — устройства быстро исчезли. Ибо структуры безопасности, в том числе, и внутренняя полиция, пограничная полиция, Шабак, Моссад и ЦАХАЛ, предупредили, что в противном случае палестинцы —«огорчатся», что неизбежно выльется в насилие и хаос. 

Службы хотят избежать ножей, взрывов смертников, ракетного пакета из Газы и интифады. Прежде всего, они опасаются краха палестинской администрации или ХАМАСа, что повлечет за собой возвращение к непосредственному израильскому контролю над Иудеей, Самарией и Газой. 

Если оборонное ведомство считает, что «вложения в Газу покупают ее спокойствие, — утверждает бывший депутат Кнессета Эйнат Вилф, — нужно сделать все возможное, чтобы обеспечить постоянство вложений, даже если это означает, что спокойствие приобретается за счет стоимости войны, которая будет продолжаться десятилетиями». 

Определяя приоритеты «спокойствия», службы безопасности отвергают жесткие меры и считают, что победа — недостижима. Эта «робость» объясняет многие другие неожиданные решения израильского правительства. Скажем — попустительство в вопросах уничтожения палестинцами еврейских святынь Храмовой горы, незаконного строительства палестинских домов, кражи воды и электроэнергии и т.д. 

Израильское руководство избегает шагов, которые могут спровоцировать гнев палестинцев — досрочно освобождает из тюрем осужденных палестинцев-убийц, передает тела убитых террористов их родственникам. Позволяет Хизбалле приобрести более 100 тысяч ракет, а затем разрабатывает план эвакуации четверти миллиона израильтян. В течение нескольких десятилетий поощряет финансирование Ближневосточного Агентства ООН (БАПОР), созданное для помощи палестинским «беженцам». 

У этой «осторожности» — несколько причин: 
1. Правительства Израиля, представляющие собой многопартийные коалиции, как правило, не концентрируют внимание на долгосрочных стратегических вопросах, предпочитая устранять непосредственные угрозы. 
2. Израильское руководство и службы безопасности гордятся тем, что они занимаются не абстракциями, но — проблемами, которые им приходится решать здесь и сейчас. 

«Он думал только о том, что может произойти сейчас, в самом ближайшем будущем, — говорила о муже, Ицхаке Рабине, его вдова Лея Рабин. — И ненавидел заниматься чем-то, что будет когда-нибудь, через годы». Прямо по анекдоту, в котором лейтенант приказывает солдатам: «Закрепите за нами плацдарм до конца вашей смены». 

3. Полиция видит в преступниках — неисправимых нарушителей спокойствия. Так же и палестинцы для руководителей израильских сил безопасности — неисправимые, «вечные» противники. 

Способны ли львы раз и навсегда одержать победу над гиенами? 

Отношение к темам безопасности определяется не туманными идеями, но — долгим и горьким опытом. Поэтому командиры сил израильской безопасности — группа, состоящая без малого из 300 старших армейских офицеров, вышедших на пенсию, которые за время своей службы получили генеральские звания, настаивают на реализации проекта создания «двух государств для двух народов». Эту идею поддерживают 80 процентов из тех, кто числится в этой категории — против примерно 40 процентов из всего еврейского населения Израиля. 

4. Израильские критерии безопасности рассчитаны, как правило, на текущие обстоятельства, без учета возможных изменений. 

ПА при Махмуде Аббасе, несмотря на все его недостатки, считается «партнером» Израиля. Да, это ведет к убийствам израильтян и де-легитимирует государство Израиль. Но лучше уж эти акты агрессии, нежели риск наказанием Аббаса — пошатнуть его положение и разжечь интифаду. 

Такое понимание проблем порождает осторожное отношение к изменениям, скептицизм, нежелание проявлять инициативу там, где это может спровоцировать всплеск палестинской агрессивности. 

5. Поскольку палестинцы не обладают военной мощью, их считают не солдатами, но — преступниками. Соответственно, солдаты ЦАХАЛ превращаются в полицейских с защитным менталитетом. 

Боевые генералы стремятся к победе. Задача полицейского руководства — защитить жизни граждан. А в результате стабильность становится самоцелью. 

Когда генералы посылают подразделения на бой, главная их цель — не спасение жизней своих подчиненных. Но именно так видит начальник полиции встречу с преступниками. 

6. Левацкое «Движение четырех матерей» 1997-2000 годов травмировало ЦАХАЛ, спровоцировав эмоциональную реакцию против оккупации южного Ливана, что привело к позорному отступлению. Этот акцент на спасении жизни солдат, а не на достижении стратегических целей остается для руководства ЦАХАЛа неизменным требованием. 

В целом главное препятствие победе Израиля — не паника левых, но — нерешительность служб безопасности. 

В оборонном учреждении, к счастью, есть диссиденты, которые стремятся к политическому лидерству и победе Израиля. На них — все наши надежды. 

Все, кто верит в разрешение палестинской проблемы — должны призвать израильское правительство подавить ПА и ХАМАС… 

Дэниел Пайпс, США 
Перевод с английского 
Доктор политологии, глава исследовательского Центра “Средневосточный Форум”

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..