четверг, 23 мая 2019 г.

ЛЕСТНИЦУ МЕТУТ СВЕРХУ

ЛЕСТНИЦУ МЕТУТ СВЕРХУ

Если даже не виновен, все равно больше так не делай.
Античное изречение
 


Теория тем, наверное, и ценна, что учит тому, как не стоит поступать ни при каких обстоятельствах. А практика лишь доказывает, что после очередного поворота событий от плохого к худшему цикл снова повторяется. Чем ближе трампова "сделка века", тем больше искусно нагнетаемого ажиотажа, болезненной истерии и панических слухов. Мир словно с ума сошел, оцепенев от предчувствия самых ужасных последствий. Хотя скупой на слова Джаред Кушнер, которого называют "отцом" очередного всеобъемлющего ближневосточного урегулирования, настроен весьма благожелательно. Никому не угрожает и ни на кого не давит, а только приглашает к конструктивному разговору. Единственное, пожалуй, его более-менее жесткое предупреждение сводится к тому, что всем конфликтующим сторонам придется пойти на "серьезный компромисс". И этого вполне достаточно, чтобы заранее похоронить проект, даже не пытаясь вникнуть в его суть. Потому что в арабском обиходе слово так же отличается от понятия, как американская демократия от иранской. 

Какими бы ни были условия сделки, арабы их не примут. Мировое сообщество тоже. По одной простой причине. Если хочешь отвести удар от себя, переводи стрелки на Израиль. Что бы ни случилось, виноват всегда только он. Даже в том хорошем, что хотел сделать, но не смог, потому что ему этого не позволили. А поскольку любая страна так или иначе зачата в грехе, то всB5 вместе вроде как и безгрешны. Доходчивей всего эту мысль выразил французский посол в Вашингтоне Жерар Аро. «Налицо классический пример, когда сильная сторона навязывает свои условия более слабой, - заявил он в интервью журналу The Atlantic. - Поэтому и этот план обречен на провал. Да, Израиль, возможно, его и примет. И сразу же официально превратится в государство апартеида, коим он и так фактически является». Позиция Аро - это, по сути, позиция Евросоюза. Бескомпромиссная и откровенно антиизраильская. Как, впрочем, и антиамериканская. Не случайно именно в то же самое время, когда Соединенные Штаты планируют обнародовать "сделку века", Германия собирается провести собственную международную конференцию по ближневосточной проблематике. 

Политики тоже люди. А люди в большинстве своем глупы, ибо им присущ стадный инстинкт. Между прочим, именно за это открытие израильский психолог Даниэль Канеман получил Нобелевскую премию по... экономике. До него считалось, что где-где, а уж в торговых операциях Homo sapiens обязательно руководствуется элементарной выгодой, то бишь из двух товаров одинакового качества выбирает тот, что дешевле, а на работу устраивается там, где лучше условия труда или больше платят. Но на самом деле все совсем иначе. Многие просто не хотят думать, руководствуясь не логикой, а эмоциями. Бывшему советскому человеку объяснять не надо. Достаточно вспомнить длинные очереди за тем, что "выкинули". Все стоят - и ты стой. И не важно, что дают: в хозяйстве пригодится. В крайнем случае перепродашь или обменяешь. Пусть даже и с пD0терями. Психология толпы всегда иррациональна. Поэтому ей так легко манипулировать. И при всем при том большинство мечтает жить как меньшинство. Богато и счастливо. Что тоже само по себе нелепо. Но предложи очистить мир от дураков, и тебя обвинят в геноциде. 

Лестницу метут сверху, а не снизу, гласит немецкая пословица. Хотя теоретически возможен и обратный вариант. С другим, правда, результатом. Зато политическую лестницу предпочитают вообще не убирать. Зачем? Где вы видели властную вертикаль без раболепного господствующего мнения? Потому и Ильхан Омар не едет в Сомали, чтобы построить там Америку, полагая, что лучше Америку превратить в Сомали. По такой же схеме работает и ООН. Как тут принимаются наиболее жизненно важные решения? В основном путем гибридной дипломатии, где все определяет либо закулисный торг, либо простое большинство голосов, которые так же легко купить, как сэндвич в местном буфете. А рыночно-дипломатические отношения диктуют и соответствующий непотопляемый стиль поведения. Подобное тянется к подобному, порождая общие интересы, которые роднят теснее кровных уз. Для того, чтобы вызвать взаимные симпатии, достаточно хоть какой-то видимости правдоподобия. Так уж устроен этот мир, где ряды друзей укрепляет сдобренная лестью ложь, а любая правда плодит лишь новых врагов и ненавистников. 

Но еще опасней, когда беспардонную ложь пытаются выдать за идеалы. Собственно, и нежелание лгать еще вовсе не повод для того, чтобы сказать правду. Чем, хотелось бы знать, руководствовался генсек ООН Антониу Гутерриш, выступивший со специальным обращением к участникам саммита Лиги арабских государств в Тунисе, в котором резко осудил решение Дональда Трампа признать израильский суверенитет над Голанскими высотами? Тем более, что Сирия в повестке дня вообще не значилась, поскольку была исключена из Лиги еще в 2011 году. Да и мало ли проходит ежегодно таких вот встреч на высшем уровне? Так, недавно собиралась группа Лимы, куда входит 12 латиноамериканских стран, решавшая, что делать с Венесуэлой. Однако интереса у Гутерриша она почему-то не вызвала. Хотя ситуация в Каракасе гораздо драматичней и запутанней, чем в Дамаске, а Карибский бассейн сегодня не менее значим, чем ближневосточный регион. Впрочем, знание географии не оправдывает незнание истории. Ибо география - всего лишь мизансцена для тех или иных исторических событий. 

Современная политическая география настолько молода, что еще не вышла даже из младенческого возраста. Большинство существующих ныне стран появилось на свет после Второй мировой войны. Далеко не все уже теперь, наверное, знают, что основанная сто лет назад Лига наций включала всего 58 государств. Причем лишь немногие из них могли похвалиться многовековой историей. А древние народы, куда входят и еврее, и вовсе можно по пальцам пересчитать. И сколько бы их ни изгоняли с родной земли, они живут на ней свыше трех тысяч лет. Но политики тоже считают себя историками и сами определяют, каким должно быть прошлое. Потому и рассказывают небылицы. Одна из самых расхожих - о Голанских выс=D0тах, которые имеют такое же отношение к Сирии, как Темза к Парижу. Ибо незаконное французское правительство в 1944 году незаконно передало Голаны незаконно самопровозглашенной сирийской республике. Вместе, кстати, с землями, приобретенными еще бароном Ротшильдом в конце XIX века. В ходе Шестидневной войны Израиль вернул их, а четырнадцать лет спустя рапространил свой суверенитет на западную часть плато общей площадью 1800 квадратных километров. На что Совет безопасности ООН тут же потребовал отменить это решение. Вновь продемонстрировав тем самым полную оторванность от реальности. Ибо теоретически он обязан если не предупреждать, то хотя бы сглаживать острые международные конфликты и противоречия. А на практике нередко сам же их и провоцирует. Либо замораживает на вечные времена. Плодя в итоге новые. 

Проблема вовсе не в том, что у ООН нет плана действий. Проблема в том, что у нее не хватает фантазии даже на импровизацию. Поэтому, не достигнув желаемого, приходится делать вид, будто желали достигнутого. И этот негласный принцип, как эстафетная палочка, переходит от одного генсека к другому. Торпедируя любую полезную инициативу. Именно это и вынудило тот же Израиль пойти на кардинальный шаг. Вернемся на сорок лет назад. В марте 1979 года был заключен израильско-египетский мирный договор, согласно которому Каир без единого выстрела вернул себе утерянный, казалось, навсегда Синайский полуостров. Тем не менее, кемп-дэвидская сделка не стала примером для подражания, а, наоборот, вызвала всеобщее осуждение. ПричеD0 не только своих же братьев-мусульман, дружно подвергших Анвара Садата злобной травле. За что он и заплатил в конце концов жизнью. А та же Сирия демонстративно объявила, что никогда не пойдет "на предательство" и продолжит борьбу. И Израилю не оставалось ничего другого, как аннексировать Голаны. Несмотря на взрыв возмущения регулярно впадающего в маразм "международного сообщества". 

Продвигая кемп-дэвидские соглашения, американцы, между тем, исходили из здравого смысла. Худой мир, при всех его недостатках, все-таки лучше доброй ссоры. А из бывалого браконьера, как гласит пословица, нередко получается толковый лесничий. Но мир живет по-иной логике. И для него гвоздь, закрученный арабской отверткой, надежней, чем шуруп, забитый еврейским молотком. Этого-то как раз и не учли в Вашингтоне. 1 сентября 1967 года Лига арабских государств приняла так называемую Хартумскую резолюцию, провозгласившую пресловутый принцип "трех нет": никакого мира с Израилем, никакого его признания и никаких переговоров с ним. Этот принцип остается в силе и сегодня. И распространяется на все арабские страны, за исключением, да и то с большой натяжкой, Египта и Иордании. А теперь сравните его с израильской Декларацией независимости, звучащей полным контрастом: "Мы протягиваем руку всем соседним государствам и их народам, предлагая им мир и добрососедство". 

Если б слова чаще укладывали на весы совести, то и эзопов язык мировой дипломатии звучал бы совсем по-другому. Сразу после окончания Шестидневной войны израильское правительст=D0о национального единства, которое возглавлял Леви Эшколь, выступило с инициативой "мир в обмен на территории". Ответом стала "война на истощение". Прошло сорок лет, и Эхуд Ольмерт снова предложил вернуть Голанские высоты. На тех же условиях. Но Башар Асад опять отказался. И кто он сейчас? Номинальный президент несостоявшейся страны. То же можно сказать и о поддержавшей его Лиге арабских государств, погрязшей во внутренних дрязгах и растерявшей остатки былого влияния даже на региональном уровне. Зачем же тогда понадобилось Антониу Гутерришу прогибаться перед генсеком ЛАГ Ахмедом Абу аль-Гейтом, обращаясь к нему с призывом забыть об арабских разногласиях и сплотиться, чтобы противостоять "иностранному вмешательству"? 

Не будем придираться к словам, несмотря на то, что намек более чем понятен. В эпоху угроз и ультиматумов не до красоты слога. Но вот что интересно. В то самое время, когда Ольмерт пытался наладить тайные контакты с Асадом, Гутерриш исполнял обязанности Верховного комиссара ООН по делам беженцев. И, пересев в новое кресло, он, по сути, остался все тем же радетелем их интересов. А поскольку беженец и араб - близнецы-братья, то это давно уже не статус, а профессия. Как, скажем, потомственный безработный. В Газе, по отчетам UNRWA, голодает свыше половины населения. Но на ракеты, которые Хамас переодически обрушивает на головы израильтян, деньги почему-то находятся всегда. Чтобы поверить в мир с людоедами, не требуется ничего, а чтобы усомниться в нем, достаточно хотя бы капельку подумать. И сравнить. Сегодня "палестинцы"- самые образованные среди арабов Ближнего Востока и Магриба. Они обучаются в почти трех десятках университетов и колледжей, хотя до израильской "оккупации" их здесь и в помине не было. Средняя продолжительность жизни, которая выросла в полтора раза, тоже самая высокая в арабском мире. А о качестве жизни и говорить нечего. 

Это факты, о которых предпочитают не говорить. Они не вписываются в общепринятую мифологическую схему. Иначе как объяснить, почему "палестинцы", получив, по подсчетам Всемирного банка, в четыре раза больше средств, чем вся послевоенная Европа по плану Маршалла, продолжают по-прежнему бедствовать? И кто в этом виноват? Но чем больше вопросов, тем меньше ответов. Ведь даже самое пустяковое дело легко превратить в невыполнимую задачу, если постоянно его мусолить. Как тот же надуманный палестино-израильский конфликт. Ибо нет никакого ни национального, ни религиозного, ни территориального конфликта. Это борьба евреев за выживание. Против всего остального в который раз предавшего их мира. Но и в этой неравной борьбе евреи остаются оптимистами. И даже пытаются найти выход из лабиринта. Заранее зная, что его там нет. 

Нам нравятся люди, которые смело говорят о том, что думают. При условии что они думают так же, как и мы. Возможно, я преувеличиваю, но, мне кажется, что Дональд Трамп провел мастерскую политическую рокировку, переключив внимание с палестинской автономии на Голаны. Это абсолютно беспроигрышный вариант, поскольку Израиль и так закрепился на этом стратегически важном для него плато. В отличие от "сделки века", которую заранее отвергают, не вникая в детали. Она, по большому счету, действительно никому не нужна. Трампу тоже. Ибо от нее ничего, кроме головной боли, а он не может идти на выборы с пустыми руками. Не нужна она и Израилю. У него потому-то и нет постоянных границ, что они изначально были отпределены Творцом: «В тот день заключил Б-г с Аврамом союз, сказав: "Потомству твоему отдал Я эту страну, от реки египетской до реки великой, реки Прат...". (Берешит, 15: 18)». Но благодаря арабскому упрямству она дает уникальный шанс распространить суверенитет на Иудею и Самарию. И то верно: не обижай слабого, если он сильней тебя. Таковы уж правила жизни - либо селя вы, либо селя вас. Поэтому жить надо так, чтобы в депрессию впадали те, кто мешает жить.
 Анатолий ГЕРЖГОРИН

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..