понедельник, 20 мая 2019 г.

Далее везде? Мысли по поводу Екатеринбурга

Далее везде? Мысли по поводу Екатеринбурга

Авраам Шмулевич
На фоне протестов в Екатеринбурге власти лихорадочно ищут новые предлоги для «закручивания гаек». На днях Пресс-служба Миннауки, сообщила, что выдвинута новая инициатива: внести изменения в устав МГУ, в соответствии с которым студентов и аспирантов будут отчислять при наличии приговора суда о привлечении к уголовной ответственности, исходила от ректора Университета Виктора Садовничего.
«Предложение о включении в устав МГУ таких оснований отчисления обучающихся, как привлечение обучающегося судом к уголовной ответственности и признания обучающегося судом недееспособным, содержится в письме ректора Московского Государственного университета от 20 марта 2019 года», — говорится в сообщении пресс-службы.
Ранее в ответ на вопрос журналистов о том, будет ли МГУ отчислять аспиранта Азата Мифтахова, находящегося под следствие по подозрению в причастности к нападению на офис «Единой России», ректор отвечал: «Нет, мы не можем отчислять и не будем. Все идет в правовом русле, идет следствие».
Двоемыслие — оно такое.
Власти так и не смогли выстроить четкую внутреннюю политику. Систему колбасит. При этом даже имеющийся уже арсенал репрессий кажется недостаточным – с одной стороны. С другой – чиновники и «правоохранители» явно начинают смутно догадываться, что слишком жестокие репрессалии могут вызвать такой протест, что подавить его у них просто не хватит сил. В данном случае руководство МГУ явно пребывает в «когнитивном диссонансе: смутьяна нельзя не наказать, – но и исключать из вуза его тоже нельзя, будет протест который повлияет на имидж университета. Получит реальный срок, тогда исключат.
В обществе растет ненависть к официальной идеологи, в том числе к официозному православию, вернее к РПЦ. При изменении политической ситуации история повторится. После революции, так называемые верующие, которые еще недавно исправно ходили в церкви, громили храмы, сжигали иконы, убивали священников.
Во времена Ельцина, храмы тоже строили и бандиты давали деньги, но это у общества протестных настроений не вызывало, наоборот поддерживалось.
Почему тогда поддерживали, а сейчас отторжение?
Тогда церковные скандалы из избы не выносились. При коммунистах не стоял вопрос о роли церкви в жизни общества. Политика Ельцина сводилась к тому, что коммунисты рушили храмы, а мы восстанавливаем, самый известный пример этой политики – Храм Христа Спасителя на месте бассейна Москва. Но подобные проекты были почти в каждом российском городе и не вызывали никаких протестов. Та же передача церкви, Казанского собора, воспринималась обществом положительно, как и службы в Исаакиевском. Но тогда людям не навязывалась церковная повестка дня. Сейчас церковь превратилась в инструмент агрессивной пропаганды. Ярые атеисты в одночасье переобулись. Церковь смотрится не как культовое учреждение, а как, бизнес-структура которой ни в чем государство не отказывает, как инструмент государственной пропаганды.
Как написал мне недавно в личном сообщении один из российских верующих: «Народ то в массовом порядке в храмы, которые понастроили в районах, не ходит. В том же Исаакиевском соборе рядовая служба и 50 человек не соберет. А утрешняя литургия ну дай бог 10 человек».
Кто стоит за этими протестами? Такое впечатление, что все происходит спонтанно. Просто людям так вот выходят на митинги, кидают бутылки в полицию – и всё. Изначально нет никаких планов.
Вообще сначала происходит события, а уже потом власти и организованная оппозиция реагируют на них. Но в такой ситуации, показывает история, часто и находятся люди которые, в конечном итоге, подминают протест под себя. Перед февральской революцией 1917 года число членов «Союза Русского народа, «Союза Михаила Архангела» и им подобных «черносотенных» организаций, тогдашних «титушек», достигало трех миллионов человек! После свержения монархии все они просто испарились, ни один не выступил в защиту «трехсотлетней монархии дома Романовых»!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..