среда, 29 мая 2019 г.

КРАСОТА ТРЕБУЕТ ЖЕРТВ

Олег Аранович

Красота требует жертв


Шалом! Давайте знакомиться. Я - смертник плюс...
Непонятно? Это значит, что я должен сидеть в тюрьме до момента своей смерти плюс ещё четырнадцать лет.
За что? За то, что убил еврея.
Не я первый, и не я последний.
Но, в отличие от всех остальных я убил святого еврея.
Сейчас вы скажете, что у евреев нет канонизации, а стало быть, нет и не может быть святых?
Правильно! У евреев нет.
Зато есть у социалистов.
Не верите? Так поезжайте в Москву и посмотрите на мощи Ленина - чем не святой?
Забавно? Вот и мне так кажется...
Ладно, вернёмся на нашу грешную, но при том святую землю.
Вот представьте себе: некий еврей, скажем, Ицик, преднамеренно (и по приказу другого еврея) убил десятка полтора евреев. За что? А ни за что! Ничего такого страшного они этому самому Ицику не делали.Ему приказали, а он убил... Семнадцать человек... семнадцать евреев.
Ни малейшего раскаяния за массовое убийство Ицик никогда не выразил. Да и в чём ему каяться? Ему родная социалистическая партия велела...
Массовое убийство не помешало, а скорее всего даже помогло нашему Ицику сделать карьеру. Сначала военную, а потом и политическую.
В еврейском социалистическом государстве.
Хорошую, надо сказать, карьеру. Аж до премьерского кресла дорос наш Ицик. А потом попёрли из кресла. А спустя ещё несколько лет и родную социалистическую партию от власти отодвинули. И пришлось сесть на скамейку оппозиции... обидно ведь?
И никаких шансов вернуться во власть... а хочется... ой, как хочется!
И тогда наш славный Ицик, находясь в оппозиции, преспокойно пошёл на государственную измену: за спиной законного правительства вступил в тайные переговоры с известным арабским террористом. И не с рядовым каким-нибудь, а прославленным на весь мир организатором массовых убийств евреев.
Ничего удивительного: два социалиста всегда найдут общий язык. Особенно, когда есть общая цель - власть...
И вот, договорившись с социалистом Ясиром, наш Ицик громогласно пообещал всему еврейскому народу мир. Мир в обмен на территории. Мол у каждого народа будет свой кусок земли, а нам, евреям, будет за это вечный мир с арабскими соседями.
Вот на этой лжи и вернулся наш Ицик во власть. Прямо в горячо любимое премьерское кресло.
Договор с социалистом Ясиром наш Ицик честно выполнил: он этого террориста привёз в страну. А чтобы Ясира ненароком не грохнули главы местных арабских семейств, дал ему сорок тысяч стволов и патроны - должен же террорист как-то себя защищать.
Правые было возмутились: как это можно - врагу вооружать? Но Ицик заявил: "Спокойствие! Один выстрел из этого оружия в нашу сторону, и мы этого арабского террориста поганой метлой обратно погоним!" Только что на Коране не поклялся...
Впрочем, Ясир свою часть договора тоже выполнил: стрелять в евреев он не велел. Сказал: Патроны нам ещё пригодятся...для будущих сражений с сионистким врагом. А вот взрывать можно, сколько угодно! Мы, сказал Ясир братьям-террористам, с Ициком договаривались, чтоб никакой стрельбы. Стрелять нельзя! А взрывать можно!"
Взрывать, сказал Ясир, можно: автобусы, рестораны, рынки - одним словом всё. Но не везде! Потому как мир в обмен на территории. Неприкосновенные территории: Северный Тель Авив, Кфар Шмариягу, Герцлия Питуах, Кейсария... В общем те места, где друзья Ицика живут, трогать ни-ни! На неприкосновенных территориях взрывов не было.
А Ясир после каждого взрыва говорил: Ицик, ну что поделаешь? Не слушаются меня... я тоже не всесилен... ты уж как-то своим объясни...
Ицик вошёл в положение. Мы, сказал Ицик, будем вести переговоры так, как будто никаких взрывов нет. Потому как мирный процесс необратим. Мир - это ж красота! А красота, как известно, требует жертв. Так и назовём - ЖЕРТВЫ МИРА...
И ведь трудно что-либо возразить: сотрудничество с убийцей - действительно необратимый процесс.
А потом оказалось, что за сотрудничество с убийцей евреев ещё и дают Нобелевскую премию...
Я больше не мог на это смотреть. И тогда я пошёл убивать...Ицика. Получится-не получится - это уж как Бог даст.
Я не собирался извлечь из убийства никакой личной выгоды. И Нобелевской премии за убийство одного еврея не дают...
И вот теперь я сижу в тюремной камере. В одиночке.
Все арабские террористы, убивавшие евреев, сидят дружной тёплой компанией.
А я сижу один. под неусыпным оком видеоконтроля.
Наверное потому, что убил святого.
Апостолы мирного процесса Ицика посмертно канонизировали и объявили святым. И каждый год бегают по улицам с его портретом, как христиане с иконами на крестный ход. Кроме того апостолы мирного процесса требуют, чтобы дети учили в школах биографию новоявленного святого.
О том, что именно Ицик расстреливал Альталену, в учебниках ничего не написано.

Я сижу один...
Апостолы мирного процесса ничего не имеют против того, чтобы арабские террористы женились и плодились, не выходя из тюрьмы. Но при этом категорически против моей свадьбы.
Апостолы мирного процесса даже готовы отпустить всех арабских убийц евреев в рамках обмена. Поменять на трупы наших солдат, или на пленных, превращенных в заложники. Даже не наркоторговцев, служивших в прошлом при Генштабе.
Отпустить меня апостолы мирного процесса не готовы ни при каких условиях. Разве что кто-нибудь возьмет в заложники внуков Ицика или его компаньона по Нобелевке.
Что вам сказать в заключение? Не стоит уподобляться мерзавцам и брать заложников. Просто пишите мне письма. И помните. Я сделал, что мог. Кто может, пусть сделает лучше.
Пост скриптум: зато похороны Ицику я обеспечил красивые. А красота, как говаривал незабвенный покойничек, требует жертв. 

3 комментария:

  1. бред сивой кобылы!
    автор проверял голову-то свою, а?!

    ОтветитьУдалить
  2. Papyura ничего не понял. Проверить голову надо ему, а не автору статьи.

    ОтветитьУдалить
  3. все верно. почитайте историка Ури Мильштейна и вы поямете что такое рабин

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..