среда, 22 мая 2019 г.

ПЕРВАЯ ЖЕРТВА ТЕРРОРА

Первая жертва

Недавно Израиль отдал дань памяти 23741 павшему воину и жертвам террора. Но немногие обратили внимание на то, что в этом году отсчет жертв был начат не с 1947-го, а с 1872 года. Новая дата была введена после выхода в свет книги историки Моше Аренвельда “Харедим в дни Войны за Независимость”.
До сих пор первой жертвой враждебных действий считался Авраам-Аарон Гиршельд – 41-летний ультраортодокс, убитый арабами в декабре 1947 года, через два дня после принятия ООН резолюции о создании еврейского государства. Авраам-Аарон пренебрег предупреждением руководства ишува и отправился из своего дома в Старом городе навестить друга, жившего в квартале Меа-Шеарим, за крепостными стенами, и по дороге был убит ударом ножа в сердце.
Но Моше Аренвельд в ходе изучения старых документов, пришел к выводу, что первой жертвой арабского террора следует считать Аарона Гиршельда, приходившегося Аарону-Аврааму дедом, и убедил официальные инстанции принять его версию.
Судьба первой жертвы арабского террора достаточно интересна и заслуживает того, чтобы о ней узнали.
Аарон Гиршельд родился в 1850 году в Венгрии. Его отец, Йосеф-Шмуэль Гиршельд, был известным на всю Венгрию и Словакию раввином. Но в 1865 году Гиршельды оставили родные места и переехали в Иерусалим, поскольку рав Йосеф-Шмуэль был убежден, что евреи должны жить в Эрец-Исраэль, и всячески побуждал учеников к переезду.
В Иерусалиме Гиршфельды приобрели небольшую квартиру в Венгерском подворье, рядом со зданием Шариатского суда в Старом городе, и стали еврейской семьей, жившей ближе всех к Стене плача.
Обосновавшись на новом месте, рав Гиршельд создал “Колель унгарин” – иешиву для выходцев из Венгрии, которая дала начало так называемому “венгерскому району” в квартале Меа-Шеарим.
Евреи жили тогда в Старом городе в ужасающей тесноте, и поэтому, когда юный Аарон Гиршельд женился на Адассе Вайнштейн, молодая семья перебралась в новый район Батей-Тура, названный так в честь еврейского филантропа Иегуды Тура. Перед смертью Тура передал Мозесу Монтефиори крупную сумму и завещал использовать ее на постройку нового еврейского квартала в Иерусалиме. Выполняя последнюю волю друга, Монтефиори приобрел для строительства участок земли и к югу от Старого города. В будущем новому району предстояло разрастить и стать кварталом Шаананим.
Дома, возведенные на деньги Иегуды Тура, были необычайно добротными и хорошо укрепленными, но сам район оказался изолирован от остальной части Иерусалима, и дорога к нему из Старого города была небезопасна. Поэтому евреи, во-первых, никогда не ходили в Батей-Тура в одиночку и пешком, а во-вторых, обнесли квартал оградой и силами местных жителей организовали его охрану. Каждая смена охранников состояла из десяти человек – по пять сефардов и ашкеназов. Бойцом одного из таких отрядов был и Аарон Гиршельд, получивший, как и все, оружие.
“С самого начала арабы были крайне враждебно настроены по отношению к жителям Батей-Тура и утверждали, что чувствуют исходящую от евреев угрозу, хотя на самом деле все было с точностью до наоборот, – рассказывает Моше Аренвельд. – Они охотно продавали евреям земельные участки, но чем больше разрастался новый квартал, тем больше усиливалась враждебность. Этому в немалой степени способствовало мусульманское духовенство и арабские политики, постоянно выступавшие с подстрекательскими речами против евреев”.
Зима 1872 года выдалась дождливой. Выкопанные евреями водохранилища наполнились до краев, и они перестали покупать воду у арабов. Между тем, для арабов Шилоаха торговля водой была одним из важнейших источников дохода. Потеряв его, они еще больше озлобились и решили добывать себе пропитание другим способом. В Батей-Тура начали регулярно происходить кражи и ограбления. И хотя охрана квартала была усилена, предотвратить эти преступления все равно не удавалось.
В ночь на 31 декабря 1872 года несколько арабов проникли в дом семьи Гиршельд. Аарон проснулся, быстро оценил ситуацию, схватил винтовку и вышел к грабителям. Те поспешили ретироваться, но Гиршельд бросился за ними в погоню, не обращая внимания на то, что арабы тоже вооружены. Кто именно первым открыл огонь, неизвестно, но между сторонами завязалась перестрелка, в ходе которой Аарон Гиршельд был ранен в голову. Его доставили в больницу Ротшильда, но спасти не сумели.
По мнению Моше Аренвельда, это была поистине героическая смерть, и Аарон Гиршельд заслуживает того, чтобы о нем помнили как о первой жертве вооруженного столкновения с арабами, причиной которого стало желание евреев жить на своей земле. Борьба за признание Аарона Гиршельда первой жертвой арабского террора велась его потомками с 2013 года и, как видим, завершилась успехом.
Кстати, сегодня в Израиле насчитывается свыше тысячи членов семьи Гиршельд. Наверное, это и есть лучший ответ убийцам.
Петр ЛЮКИМСОН
“Новости недели”

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..