среда, 6 марта 2019 г.

РЕПОРТАЖ ИЗ ЗАЛА СУДА

Репортаж из зала суда

«Убийца жив, а Рон – мертв. Семья убийцы может навещать его в тюрьме. Семья Рона навещает своего мальчика на кладбище…» Из речи прокурора.
Сейчас-сейчас… возьму себя в руки и постараюсь без эмоций. Не знаю, как получится. Прокурор не смогла сдержать слезы во время своей речи. Куда уж мне…
Я первый раз видела живого террориста-убийцу. На расстоянии вытянутой руки. Трупы видела в 2004-ом на двойном теракте в Беэр-Шеве, а живых нет…
И вот он. Перед глазами. Обычное заурядное лицо, типично бедуинская внешность…
5 марта 2019 года в 10.00 утра в Беэр-Шеве начался заключительный этап судебного процесса над террористом из бедуинского Кусейфа Халедом Абу-Джудой, убившем старшего сержанта Рона Кукия (светлая память) в Араде 30 ноября 2017 года.
Через сутки убийца и его сводный брат-подельник Захи Абу-Джуда были арестованы.
24 декабря им было предъявлено обвинение. Халеду – убийство на националистической почве при отягчающих обстоятельствах, покушение на убийство, кража оружия, преступный сговор, подготовка теракта. Захи – соучастие по тем же статьям.
5 марта 2019-го. 9.45 утра. Пятый этаж крыла регионального суда забит народом, пришедшим поддержать семью Кукия. Много солдат, офицеров. Бедуинов нет вообще. Спрашиваю у знакомых телевизионщиков.
– А их всего несколько шейхов, семьи террориста нет, уже пропустили в зал, сразу после семьи Рона.
То ли сами не пришли, товарищи-соседи-семья, то ли поступил приказ от руководства сидеть в пустыне молча, как бы чего не вышло. Не знаю, не знаю…
Запускают ЦАХАЛ, потом, нас – прессу, внимательно проверяя удостоверения, вглядываясь в лица и фото. Все. Двери закрываются.
Зал забит. Тишина. Я такой звенящей тишины не слышала ни разу…
Как следует из обвинительного заключения, Халед активно интересовался выкладываемыми в Facebook пропагандистскими видеороликами ХАМАСа, а также видеозаписями операций ЦАХАЛа в секторе Газы. В какой-то момент он сам начал публиковать материалы такого рода. Сначала он, выпускник медицинского колледжа Ашкелона и стажер операционной палаты беэр-шевской «Сороки», собирался усыпить солдата хлороформом, похитить и использовать его оружие для совершения массового теракта.
Он получил полную поддержку от брата и они начали готовиться. Ездили, высматривали, искали. Это особо отмечает прокуратура – нападение не было спонтанным.
Вечером 30 ноября Халед кружил по городу на машине, пока не заметил вооруженного солдата, стоявшего на остановке. Рядом никого не было. Халед позвонил брату: «Есть пицца», «пиццей» они называли оружие. Вышел из машины, подкрался к Рону сзади и несколько раз ударил ножом, одновременно пытаясь вырвать из рук оружие. Рон сопротивлялся, но… Террорист завладел винтовкой и бросился к машине.
Добрался до «кфара», встретился с подельником, рассказал. Оружие спрятали, окровавленный нож закопали и пошли кушать пиццу, дабы обеспечить себе алиби.
Рассказывают, что впервые увидев на скамье подсудимых братьев Абу-Джуда, отец Рона закричал: «Смотрите на эти рожи! Дайте мне их – я их порву на куски!».
Сегодня Боаз уже не кричит. Спокойно и твердо говорит о смертной казни и держит за руку маму Рона.
Что говорили бедуинские шейхи? А что говорят в таких случаях в зале суда и перед прессой? Выражали возмущение, рассказывали о бедуинско-еврейской дружбе…
Перерыв. Выходим на улицу выкурить по сигарете. Хмуро. Холодно. Дождь… и так хорошо… нет этой рожи, обыкновенной рожи террориста-убийцы…
12 часов. Становится ясно, что приговора сегодня не будет. Со стороны террориста нет адвоката. С Абу-Джудой работает («защищает» рука писать не поднимается) «Синегория цибури». Ждем… Пришел.
Выступают родители, брат и сестра Рона. Это передать невозможно, и я даже не буду пытаться. Скажу только одно. Когда брат Рона обратился к убийце:
– Слышишь ты и тебе подобные, вы ничего с нами не сделаете, вы нас не убьете и не запугаете. Ам Исраэль хай!
тот, все время сидевший, как истукан без единого движения с полузакрытыми глазами, вздрогнул и открыл глаза.
Впервые вижу, что плачет во время судебного заседания секретарь суда.
Суд дает разрешение на просмотр ролика, памяти Рона Кукия, смонтированного семьей. В зал заседаний запускаются все, кто ждет под дверью. Народ по два-три человека на стульях, на полу между стульями, в проходах.
Смотрим… Брит-мила, садик, школа, бар-мицва, друзья, родные, выпускной, семейные праздники, армия, могила… 19 лет…
Прокурор зачитывает требования по наказанию. Читает и плачет…
Адвокат от «Синегории цибури» к выступлению не готов. То ли его только что назначили, то ли…
Следующее заседание суда 17 марта в 10.30.
Лиза Юдин
Источник: Facebook

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..