понедельник, 4 марта 2019 г.

ВРАЖДА ВОЖДЕЙ

Вражда вождей — Бен-Гурион и Жаботинский

Первый глава правительства Израиля Давид Бен-Гурион был гениальным дипломатом и политиком, наделенным государственным видением, что не мешало ему быть человеком злопамятным и мстительным. У этого выдающегося вождя было две пары глаз, одна смотрела вперед, другая – назад. Отлично понимая свое место в истории, «Старик» хорошо знал, что для того, чтобы войти в нее навечно, нужно не только победить своих соперников, но и уничтожить их наследие.
Именно так Бен-Гурион относился к историческому наследию ревизионистского движения, чье устранение стало для него навязчивой идеей. Несмотря на многие заслуги ревизионистов, такие, как участие в нелегальной репатриации в Израиль, молодежное движение «Бейтар» и другие, Бен-Гурион всеми способами пытался принизить роль ревизионистов в деле сионизма.
Объектом его особой ненависти был Владимир-Зеэв Жаботинский – наделенный невероятным обаянием основатель и лидер ревизионистского движения. На проходивших в Тель-Авиве собраниях он даже называл его «Владимир Гитлер». Одна из глав полемической книги Бен-Гуриона называлась «Жаботинский идет по стопам Гитлера».
Еще более поражает тот факт, что первый премьер-министр Израиля продолжал ненавидеть Жаботинского и после того, как тот отправился в мир иной. Не только «Без «Херут» и без МАКИ» (девиз Бен-Гуриона; МАКИ – израильская компартия – прим. пер.), но и без всякой памяти о сопернике. Даже о его костях.
«Я хочу, чтобы меня похоронили или кремировали мое тело (мне все равно) там, где я встречу смерть. Мои кости (если меня похоронят за пределами Страны Израиля) нет нужды переносить в Страну Израиля, если только таковым не будет постановление правительства еврейского государства – ибо оно возникнет», написал Жаботинский в 1935 году, находясь в Париже. Пять лет спустя он умер от инфаркта в Америке. В соответствии с его завещанием, он был похоронен в Нью-Йорке на кладбище «Монтефиори».
Как вождь, наделенный даром пророчества, Жаботинский предвидел создание еврейского государства, а как превосходный писатель и драматург, он, очевидно, хотел создать все условия для возниконвения политической драмы, завещав перенести свои останки в Страну Израиля только при условии, что таковым будет решение правительства. И Бен-Гурион попался в эту ловушку. «Стране нужны живые евреи, а не кости мертвецов», – заявил Бен-Гурион, когда в 1951 году депутат кнессета от движения «Мизрахи» Мордехай Нурок предложил перевезти в Израиль останки Жаботинского. Этот слабый аргумент не помешал Бен-Гуриону разрешить перевезти в Израиль останки «наших людей» Нахума Соколова и Давида Вольфсона.
На этом попытки перезахоронить прах Жаботинского в Израиле не прекратились. В 1952 году попытал счастья профессор юриспруденции Биньямин Акцин, бывший в свое время секретарем Жаботинского. А в 1954-м – тогдашний министр внутренних дел Исраэль Роках из «общих сионистов». На этот раз Бен-Гурион ответил, что «человек рождается во прахе и возвращается во прах, так что пусть он лучше остается там, где умер».
В книге «Правительства Израиля – решения мудрые и глупые» авторы Дан Корен и Хилик Гутман перечисляют обращенные к Бен-Гуриону просьбы перевезти прах Жаботинского в Израиль, в том числе и те, что исходили от его добрых друзей – второго президента страны Ицхака Бен-Цви и министра иностранных дел Моше Шарета. Но и им не удалось убедить Бен-Гуриона. «Что добавят нам могилы иностранцев? – писал Бен-Гурион, отвечая Бен-Цви. – Может, мы перевезем останки миллионов евреев, умерших за все то время, пока наш народ пребывал в изгнании, в том числе людей не менее значительных, чем те, что жили в нашем поколении? Ради чего? Мы ничего не должны мертвым евреям. Пусть остаются там, где они находятся – покуда миллионы евреев живут в странах диаспоры».
В июне 1963 года Бен-Гурион подал в отставку с поста премьер-министра и его место занял Леви Эшколь, который хотел примирить два враждующих лагеря. Так было положено начало переносу праха Жаботинского в Израиль.
Ровно 55 лет назад, в день свадьбы Леви Эшколя и библиотекарши кнессета Мириам Зеликовски, Менахем Бегин встретился с премьер-министром и показал ему завещание Жаботинского. Эшколь рассказал, что в молодости он с большой симпатией относился к Жаботинскому, и попросил дать ему время на размышление. Спустя два дня Бегин получил ответ – и он был положительным.
Гробы с останками Зеэва и Иоанны (Анны) Жаботинских были доставлены самолетом из Нью-Йорка с остановкой в Париже, где состоялась короткая церемония с участием премьер-министра Франции. По прибытии останков в Израиль гробы были выставлены на площади Герберта Самуэля в Тель-Авиве, и из тех, кто хотел подойти к гробу великого вождя сионизма, выстроилась огромная очередь.
Похороны состоялись 9 июня под девизом «Зеэв Жаботинский вернулся на родину». На церемонии присутствовали многие высокопоставленные лица, такие, как президент Израиля, председатель кнессета, заместитель премьер-министра, председатель Верховного суда, главные раввины и, конечно, глава движения «Херут» Менахем Бегин, который снял лежавшую на гробу Жаботинского шпагу и передал ее на хранение в институт Жаботинского в Тель-Авиве.
Кто не вложил свою шпагу в ножны, так это Бен-Гурион, который из своего затворничества в Сде-Бокер в Негеве продолжал атаковать кости покойного. «Активисты «Херута», – писал он в серии статей, опубликованных в 1964 году в газете «Давар», – пытаются вместе с последними ревизионистами устроить всенародные похороны. Жаботинский скончался 24 года назад и очень немногие знают, каковы были истинный облик и поступки лидера, которого господин Бегин называет «наставником поколения»… Один из способов, которым «Херут» пытается усилить свое влияние, это – искажение истории. И, наверное, у этой партии нет иного выбора, поскольку с момента своего возникновения она не дала государству ничего, ни одной продуктивной мысли… И все эти искажения исходят от этого самого «наставника».
Как сказал некогда мудрейший из мудрых, «Сильна, как смерть, любовь» (Песня Песней, 8:6).
А ненависть? Похоже, ненависть еще сильней.
Оши Дерман, Бейт ха-Тфуцот,«ХаАрец», М.Р.
Фото: Fritz Cohen, Britt, GPO, Государственная фотоколлекция

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..