четверг, 7 марта 2019 г.

ТЫ БЫДЛО, ЧМО, КРЕПОСТНОЙ, МЫ - ДВОРЯНЕ

Ты быдло, чмо, крепостной, мы - дворяне. Радзиховский о наказании за неуважение к власти, сакральных чиновниках и виртуальных гайках

Ты быдло, чмо, крепостной, мы - дворяне. Радзиховский о наказании за неуважение к власти, сакральных чиновниках и виртуальных гайках
Госдума приняла закон о наказании за проявление неуважения к власти. Публикация соответствующих постов в соцсетях приравнивается к мелкому хулиганству. Первое такое "преступление" карается штрафом в размере 30-100 тысяч рублей, второе – штрафомв 100-200 тысяч рублей или арестом на 15 суток, третье и последующие – штрафом 200-300 тысяч рублей или арестом.
"У нас что, новая религия, культ власти? А власть - это кто?" - спросил в комментарии UAportal российский журналист Леонид Радзиховский. И поделился мнением о законе.
Начну с того, что текст этого закона я не изучал, а когда речь идет о юридическом документе, естественно, надо изучать именно текст, причем, под микроскопом. Но, с другой стороны, детальное изучение текста – это тоже некоторая глупость, потому что такие формулировки как "явное неуважение" лишены всякого смысла. Может, говоря это, я проявляю явное неуважение к формулировке закона, но явно я не уважаю этот закон или неявно, понять, что такое "явное неуважение" я не могу.
Когда говорят о причинении тяжких телесных повреждений, все-таки врач может сказать, какое повреждение тяжкое, а какое – легкое. В медицине какие-то критерии есть. Когда же речь идет о таких категориях, как "явное неуважение" или "скрытое неуважение"… "Я тебя скрыто не уважаю". Что хуже? "Я тебя скрыто, но сильно не уважаю" или "Я тебя явно, но не слишком не уважаю"? Это словесная эквилибристика.
Всё дело в том, как это будет конкретно применяться.
Эта дубинка подвешена. На чью голову она опустится и с каким хрустом – явным или неявным – пока не понятно. Но то, что в этом законе есть совершенно явное неуважение тех, кого называют слугами народа, к этому самому народу – вот это абсолютно очевидно.
Эти люди официально, формально, по закону, так сказать, избраны для выполнения тех или иных обязанностей. И те, кто их, так сказать, избрал не имеют права сказать никому из них: "Ты козел! Я тебя избрал, ты козел, и я сделал глупость".
Допустим, вы прекрасные, изумительные, живота не жалеете для родины. И что? Что из этого следует? А люди плохие, избиратели грубые, глупые, не понимают, насколько вы хороши. И что дальше? Вам не нравятся хамы-избиратели? Уйдите. Избиратели вас не ценят так, как вы того стоите? Уйдите. Нет, уходить вы не хотите. Тогда терпите. Наконец, если задеты ваши нежные, ранимые, трепетные чувства, подайте в суд.
Как можно априори решать за суд, прав избиратель, назвавший депутата Ж. ублюдком или не прав? Вот я говорю: "Депутат Ж. – ублюдок". Я его явно и очевидно не уважаю. И что? Я избиратель, я голосую, я налоги плачу. Он существует за мой счет. Почему я не имею права его отругать?
Он взбешен, оскорблен? В суд. Суд разберется.
Но нет, суда не надо. Он априори таков, что я не имею права его обругать. Почему он, с моей точки зрения, имеет право воровать, в том числе мои личные деньги, безобразничать, унижать мою страну своим безобразным поведением, меня как своего избирателя своей тупостью, хамством, агрессией. Он имеет право это делать. А я не имею права об этом сказать. Почему?
Критерии этого дела не понятны. Смысл этого дела понятен. Поскольку у нас, так сказать, завинчиваются виртуальные гайки, то это еще одна насадка болта виртуальных гаек.
Легальной политической борьбы у нас нет, есть политическая критика в интернете. Ее таким образом пытаются не прекратить, но запугать. Эта критика – я полностью согласен с авторами закона в этой части – часто безобразная, действительно хамская, бездоказательная. Обычная заборная критика. Часто матом, часто с очень грубым вмешательством в личную жизнь. И актеров, и депутатов, и спортсменов, и бизнесменов, и журналистов, и друг друга блогеры так в интернете. Да, это хамская манера. Во всем мире интернет – это прибежище людей не вполне адекватных, закомплексованных, а часто просто больных. Это факт. Это забор, на который кто мочится, что пишет матерные ругательства. Это правда, интернет такой.
И уж, конечно, особенное безобразие, что это люди, которые самыми последними имели бы право претендовать на неприкасаемость. Почему? Потому что это люди, которые живут за мой счет, это люди, которые от меня получили свое положение, это люди, которые у меня выпрашивают, выклянчивают, вымаливают мой голос. По крайней мере, так должно было бы обстоять, если бы у нас были выборы.
Мне говорят: никаких выборов у нас нет, ты быдло, чмо, крепостной, мы – дворяне. Крестьяне не имеют права поднимать хвост на дворян. Всяк сверчок знай свой шесток.
Хорошо. Но зачем же вы тогда устраиваете, так сказать, выборы? Одно из двух. Либо вы прирожденные дворяне, белая кость – но тогда вас никто никуда не выбирает. Либо вы, так сказать, избираемые персонажи, и тогда будьте любезны терпеть от тех, кто вас выбирает.
Вот по этим причинам мы изображаем из себя слуг народа. Но ты-то знаешь, что мы дворяне, и вы, холопы, имеете право ругаться друг с другом – это пожалуйста. Но не имеете права поднимать хвост на дворян.
Наша вечная всем известная двойная бухгалтерия. Но редко когда она обнажается так прямо, полно и очаровательно, как в данном случае.
Автор:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..