воскресенье, 3 марта 2019 г.

«После 2014 г. число желающих уехать стало расти»

«После 2014  г. число желающих уехать стало расти» Герман Мойжес – «представитель общины»
Герман Мойжес  – заметная фигу- ра в еврейском сообществе Санкт- Петербурга. Заметная в буквальном смысле  – благодаря высокому росту, запоминающемуся лицу и умению держаться на публике. Но Герман за- метен также активным участием в жизни еврейских общины своего род- ного города и германского Кёльна, где прошло его отрочество.
– Герман, мы периодически встреча- емся в различных еврейских местах, то на «Лимуде» в Петербурге или в Москве, то на открытии сина- гоги в Калининграде. А первый раз мы встретились в Берлине, в иеши- ве Фонда Лаудера, лет 15 назад. Ты там учился? – Нет, просто приезжал иногда на Шаббат. А познакомились мы 9 мая, я тогда решил приехать в Берлин на День Победы. – Так где ты теперь живешь? Од- ной ногой в России, другой – в Герма- нии? – Сейчас, пожалуй, больше в Рос- сии. Недавно переехал в квартиру на набережной Мойки, занимаюсь ее отделкой. Хотя в Кёльне бываю. Меня там даже избрали в Собрание представителей общины, мне теперь как-то неудобно, что не могу в пол- ной мере участвовать в его работе. – Расскажи по порядку свою исто- рию с географией. – В 1995   г. наша семья переехала на ПМЖ в Германию, в Кёльн. Мне было тогда десять лет. В Германии я окончил школу, потом университет, где изучал юриспруденцию. Уже лет с 14 стал самостоятельно ездить в Петербург, со временем здесь у меня появились и дела, и личные обсто- ятельства  – тут у меня дочь растет. Помимо Кёльнского университета, я учился в СПбГУ и МГИМО, полу- чил в России магистерскую степень по правоведению. – Почему ты все-таки решил вер- нуться в Россию? Здесь лучше воз- можность для заработка? Более насыщенная культурная жизнь? Близкие люди? – Трудно назвать объективную причину, все субъективно. Все-таки я вернулся в родной город… – Помня о нашей встрече в иеши- ве, я считал тебя религиозным чело- веком… – Я родился в абсолютно светской советской семье. Может быть, пару раз из любопытства я заходил в си- нагогу. Из ленинградского детства я вынес разве что комплекс ущербно- сти от того, что во дворе меня обзы- вали «евреем». Но зато в Германии, уже регулярно бывая в синагоге, готовясь к бар-мицве, общаясь с рав- вином Штроссом, я избавился от этого комплекса. Наоборот, еврей- ское самоощущение стало основой моего личностного роста. Я не стал строго соблюдающим евреем, по этому пути пошли мои друзья из ие- шивы. Тем не менее регулярно хожу на молитвы, даже поселился в пешей доступности от Большой Хоральной синагоги. Серьезное знакомство с еврейской религией много дало для понимания основ моей профессии, ведь талмудическое мышление срод- ни юридическому. – А чем ты сейчас занимаешься? – Я веду миграционные дела. Точ- нее сказать, помогаю в оформлении вида на жительство в Германии, в ЕС состоятельным людям, не имеющим такой возможности по еврейской ли- нии. У меня есть юридическая фир- ма в Петербурге и в Кёльне, и как-то так сложилось, что работают у меня одни евреи. А наши клиенты – люди самые разные, не только бизнесме- ны, но и генералы, министры… – Действующие? – Отставные, отставные… Хотя был один действующий вице-пре- мьер регионального прави- тельства. Он начал процедуру до назначения, пришлось пре- рвать  – на госслужбе иметь вид на жительство за рубежом запрещено. – А что требуется для полу- чения вида на жительство в Германии? Инвестиции? По- купка недвижимости? – Да нет… Достаточно снять квартиру и доказать фи- нансовую состоятельность. Мы в этом отношении честно ведем себя с клиентами: не на- вязываем им недвижимость в собственность. – А как сейчас с еврейской эмигра- цией? Поток не сократился? – С одной стороны, сократился: кто хотел, уже уехал. Германия, со своей стороны, тоже усложняет возможности переселения: прини- маются по сути лишь галахические евреи, хотя по закону у эмигранта может быть только отец еврей, но требуется согласие еврейской об- щины принять человека, а община принимает только евреев по мате- ри. Но вот после 2014  г. число жела- ющих уехать снова стало расти  – и евреев, и не евреев. Надо сказать, что благодаря профессиональной деятельности я много поездил по России, был в Казани, в Екатерин- бурге, в Сургуте, в Якутии… Масса впечатлений: обычно мои клиенты всегда стараются показать места, где живут и работают, а я везде ста- раюсь познакомиться с еврейской общиной, побывать в синагоге, остаться на Шаббат. – Хорошо. Давай вернемся к ев- рейским делам. Сколько евреев в Петербурге? – Все зависит от того, кого счи- тать евреем. По разным оценкам, от 50 до 150 тыс. – Давай попробуем оценить их активность по числу участвую- щих в мероприятиях. – В Большой Хоральной синагоге есть список для рассылки пригла- шений, в нем около 30 тыс. адресов. – Я в Калининграде, кстати, тоже получаю приглашения в вашу синагогу. Видимо, угодил в список рассылки. Приглашают то на лек- цию о Рембрандте, то на семинар рава Гитика, то на кулинарный мастер-класс, то на клезмерский концерт. Я когда-то тоже высту- пал там со своими стихами и пес- нями, тогда собралось человек 50. – Самый большой сбор в синагоге был на авторском вечере Игоря Гу- бермана – более 700 человек. – В чем состоит твое участие в общинной жизни Петербурга? – Мне интересны проекты в об- ласти культуры. В Большой Хо- ральной Синагоге мы регулярно проводим концерты. Я наладил сотрудничество с Симфоническим оркестром Ленинградской области «Таврический», он уже дважды был в общине Кёльна с еврейской программой. В сентябре планиру- ем на Рош ха-Шана большой кон- церт в синагоге с участием Алек- сандра Моисеевича Городницкого: пишутся аранжировки его песен, и он будет петь в сопровождении симфонического оркестра. Я при- возил в Питер Владимира Вой- новича, подружился с ним, были надежды на дальнейшее сотруд- ничество, но увы... Мне нравится вовлекать ярких представителей творческой и интеллектуальной элиты в еврейскую жизнь. Меня интересует вопрос, почему интел- лигентные евреи так легко отка- зываются от своих корней. Сейчас на питерский «Лимуд» я пригла- сил главного редактора «Звезды» Якова Гордина и Эру Коробову  – супругу поэта Анатолия Наймана. Это люди из ближайшего окруже- ния Иосифа Бродского и Сергея Довлатова, буду задавать им этот интересующий меня вопрос. – Давай поговорим о том, что происходит в синагогах Петербур- га. Сколько их в городе? – Более десяти в разных районах. Почти все хабадские, но есть свои синагоги у грузинских и горских евреев, есть небольшая «литов- ская» община «Мигдаль ор». Ие- шива «Томхей Тмимим Любавич» тоже хабадская. Есть еще реформи- сты, последователи так называемо- го прогрессивного иудаизма, но я мало с ними знаком. – Много ли прихожан посещают синагогу? – Несколько сотен. Но это во всех синагогах вместе взятых. А по праздникам, думаю, и больше ты- сячи. Если говорить о «соблюдаю- щих», то есть о религиозных евреях в строгом смысле слова, то таких более 200. Есть, разумеется, кошер- ные рестораны и магазины. – Как в твоем городе обстоит дело с еврейским образованием? – Есть пять еврейских школ и бо- лее десятка детских садов, а также вуз  – Петербургский институт иу- даики. – На что живет община? Кто ее финансирует? Местные доноры или зарубежные? – Я не берусь точно ответить на этот вопрос. Есть много жертвова- телей, кто-то вносит больше, кто-то меньше, но предположительно при- мерно десять человек реально фор- мируют бюджет синагоги. Имен я называть не буду, чтоб никого не обидеть: каждый ведь по-своему оценивает значение своего взноса. Я думаю, что примерно половина средств – это местные пожертвова- ния, а половина – из-за рубежа. – Какие организации являются основными игроками в еврейской жизни Петербурга? – С одной стороны, это Большая Хоральная синагога, а с другой  – поддерживаемый «Джойнтом» Дом еврейской культуры (ЕСОД). В чем-то они конкурируют, в чем- то сотрудничают. В ЕСОДе разме- щаются основные нерелигиозные организации: центр социаль- ной помощи «Хэсэд Авраам», возглавляемый Леонидом Колтоном, семейный центр «Адаин ло», возглавляемый Евгенией Львовой, студен- ческий союз «Гилель», об- разовательный центр «ОРТ СПб», детский центр «Грана- тик». Свои функции выпол- няют генеральное консуль- ство Израиля и Израильский культурный центр, работает отделение «Сохнута». Рос- сийский еврейский конгресс представлен у нас органи- зацией Региональный еврейский конгресс, которую возглавляет проживающий сейчас в Израиле бизнесмен Михаил Мирилашвили. – А Алик Френкель, чей общин- ный центр на улице Рубинштей- на? Он же один из ветеранов еврей- ского движения, издает еврейский библиографический журнал «На- род Книги в мире книг». – А вот с ним я не знаком. – У тебя нет амбиций избраться на какую-нибудь должность в си- нагоге? – Видишь ли, в Петербурге, да и в большинстве еврейских общин России, в отличие от Германии, никто никого не избирает, а если даже избирают, то ничего эти вы- боры не решают. Все решается по- советски, аппаратно и кулуарно, иногда есть какое-то подобие «по- литбюро». – Это то, что называется смеш- ным словом «исполорган»? – Да нет… Если ты про так назы- ваемую «двадцатку», то у нас мало кто знает ее членов и где они. Мо- жет быть, это и неправильно, мо- жет быть, нужно внедрять немец- кую электоральную модель, когда за руководящие позиции в общине идет реальная борьба, формируют- ся какие-то конкурирующие «пар- тии». Но пока что в нашей синагоге все решают раввин и председатель. Но они адекватные люди, и при всей кулуарности решений с ними можно конструктивно работать. – Так у тебя есть какая-то офи- циальная еврейская позиция? – Я член Совета по благотвори- тельности при Большой Хораль- ной синагоге. А еще меня называют «представителем общины», хотя формально такой должности нет. Она есть в общинах Германии, где избирают собрание представите- лей  – общинный парламент. Я ра- ботаю на общественных началах, на вознаграждение не претендую. К сожалению, не всегда хватает времени на еврейские дела, ведь я должен зарабатывать на жизнь профессиональным трудом.
 Беседовал Виктор ШАПИРО

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..