четверг, 7 февраля 2019 г.

СИНАГОГА В ШАНХАЕ



Shalom, Shanghai.

Вы таки будете смеяться. Есть такое замечательное место в Шанхае, где можно сказать nihau, а можно - shalom. И тебя всё равно поймут.
Синагога Ohel Moshe находится пяти минутах ходьбы от станции метро Daljan. Конечно, выйдя из метро, труднее всего было сформулировать шанхайским прохожим вопрос: "Как пройти в синагогу?". В подробности вдаваться не буду, но между прочим, удалось. И таки показали. 
Сейчас в здании синагоги находится музей еврейских беженцев.
Всё у этих китайцев не так, как мы привыкли. На кассе сидят три язычника,



какая либо охрана отсутствует в принципе, ввиду отсутствия антисемитизма, поскольку уж для китайцев более, чем для кого либо "нет ни эллина, ни иудея".
Надо заметить, что евреи без всякой внешней помощи склонны к созданию сумасшедшего дома в любых условиях. Когда эта их способность сочетается с неменьшими возможностями китайцев, остаётся лишь затихнуть и в изумлении хлопать глазами и безуспешно пытаться закрыть рот обратно.
Я даже не знаю с чего начать. Для простоты начну с того, что увидел сначала. А сначала я увидел доску на стене у входа в синагогу, она же музей.




Все мы слышали про Оскара Шиндлера и Рауля Валленберга, спасших во время войны тысячи евреев от смерти. Но я первый раз узнал о Хо Фэньшане, генеральном консуле в Вене с 1938 по 1940 год, который выдал тысячи виз. И в то время, когда в Германии запускалась машина Холокоста,  а на Эвианской конференции по еврейским беженцам собрались 32 страны с повесткой дня: "Чё с этими-то делать будем?" и постановили, что "Ну их на...",  только Шанхай оставался свободной зоной, которая принимала всех. С 1933по 1941 год (когда Япония вступила в войну) сюда приехало более 30000 евреев из Европы.
Образы сменяются калейдоскопично и парадоксально. Когда приближаешься к району Хонгку, наблюдаешь обыденную китайскую жизнь





Потом появляется еврейский квартал, во многом внешне сохранившийся с тех пор.




А сам музей представляет из себя собственно здание синагоги




и внутренний дворик с музейными помещениями.




Всё время происходит сшибка культур и образов. Сначала долго стоишь перед этим экспонатом и осмысливаешь его со своими визави с двух разных этно-ментальных сторон.




Вот он покрупнее





Потом перед этой картиной, пытаясь осмыслить неожиданные сочетания




Этот район Шанхая называли "маленькой Веной".




Это был фактически европейский анклав. Здесь открывались кафе и кондитерские как в Вене, выходили газеты, работали школы и ешивы, открывались театры. Беженцев поддерживали ранее обосновавшиеся в Шанхае богатые евреи в т.ч. и уже знакомый нам Виктор Сассун.
Шанхайский музей беженцев, как и аналогичные музеи в разных странах, рассказывает об истории местной еврейской общины, о Холокосте, и также, как и другие подобные музеи, показывает это через судьбы конкретных людей и семей. 




Но, поскольку здесь вам не тут, придётся кое-что объяснить дополнительно.Уж больно непривычная точка зрения. Итак...



Кубик Рубика по-еврейски



Китайцы и евреи
Видимо, в изучении истории нашей Родины у нас есть некоторые пробелы. Про попытки политических и экономических реформ в конце XIX века мы знаем, про Шипку тоже, про революционеров и прочих народовольцев и расцвет искусства в России тоже наслышаны, а вот по поводу того, с чего бы это вдруг в разных странах мира от Аргентины до Китая в 80-е - 90-е годы появились в значительном количестве евреи из России - это интересно. Проще говоря, на фоне всякого расцвета и бездефицитного бюджета, кстати говоря, в России были созданы условия, при которых подданные его Императорского величества иудейского происхождения ломанули врассыпную. Кто не успел - тот опоздал, и слово pogrom вошло в мировую сокровищницу слов и понятий.
Следующая волна, естественно, была связана с революцией.
И последняя - с наступлением нацизма в Европе.
И тут китайцы выступили очень по-человечески. С полным изумлением смотришь на фотографию, на которой мадам Сунь Ятсен возглавляет делегацию для предъявления  протеста германскому консулу в Шанхае 13 мая 1933 года против нарастающего антисемитизма в Германии. (Хотя, казалось бы, что им Гекуба?).
В 1949 году, с образованием КНР шанхайские евреи уехали - кто в Израиль, кто в США, некоторые бедолаги оказались в СССР. Они оставили в Китае о себе хорошую память - после их пятидесятилетнего пребывания антисемитизм в Китае так и не появился, возможно, отчасти, и благодаря тому, что, пожалуй, единственный раз в течение значительного исторического периода представители этого маленького, но очень пассионарного народа не ввязались ни в какой революционный процесс.



Японцы и евреи
До Гражданской войны в России японцы понятия не имели о существовании такого народа. В результате тесного общения с белогвардейскими представителями, японцы освоили "Протоколы сионских мудрецов", узнали много интересного о народе, который учинил революцию в России, ворочает мировыми финансовыми потоками и руководит всем, что происходит в мире.
Японцы всё поняли правильно. Но по-японски. В русле традиций - "Если богатый и влиятельный человек просит тебя о помощи, не делай ему плохого, помоги ему. В будущем он почувствует себя твоим должником."
Поэтому Император Есихито (Тайсе), отец Хирохито, отправил своего второго сына, принца Чичибу, в Шанхай, чтобы тот изучал иврит под руководством раввина местной еврейской общины.
Поэтому значительная часть населения Еврейской Автономной области в конце 30-х беспрепятственно перешла границу Манчжурии и оказалась в впоследствии в Шанхае. 
Поэтому во время японской оккупации Шанхая в феврале 1942 года хотя и было организовано гетто под нажимом нацистов, оно даже не было обнесено колючей проволокой, и хотя жизнь в гетто, безусловно, осложнилась, тем не менее почти все члены шанхайской общины пережили войну.
Здесь, безусловно, надо упомянуть и японского Консула в Литве Тиунэ Сугихару, который в июле-августе 1940 выдал более шести тысяч транзитных виз литовским евреям, которые спаслись, оказавшись в результате в том же Шанхае.



Японцы и китайцы
У них свои высокие отношения, которые сложились ещё до Второй Мировой, а во время неё усугубились. Японцы во время войны в Азии оставили довольно страшную память о себе, поэтому в музее о них ничего хорошего не сказано.



Нацисты и японцы
Немцы, организовав ось Берлин - Рим - Токио, сильно попали. Даже Муссолини им доставлял массу проблем, когда вечно выступал невпопад, то не поддерживая Германию, когда это ей было необходимо (видите-ли, ресурсов у него нет), то затевая захват Греции, что называется "под руку" и увязая там.
С японцами было ещё хуже. Вы же понимаете, что японцы никогда не скажут "нет". Они вежливо выслушивали и кивали, доводя до исступления руководство Третьего Рейха и лично товарища Фюрера, а потом , вместо того, чтобы брать Владивосток, как вроде бы только что договорились, ни с кем не посоветовавшись шли в Юго-Восточную Азию.
Примерно то же самое произошло, когда в июле 1942 в Шанхай прибыл полковник гестапо Йозеф Мейзингер и предложил план "окончательного решения" на месте. Конечно, здесь сошлись многие факторы, но так или иначе, а Мейзингер остался ни с чем.



И, конечно, очень трогательны слова благодарности израильского Консульства в Шанхае, за помощь народа Хонгку в то время, когда она была так необходима.





В шанхайском музее не подкатывает комок к горлу, как в аналогичных музеях Иерусалима, Берлина или Парижа. Ты сразу видишь уже по самому духу музея, что это история с хорошим и добрым концом. И это подтверждают фотографии 2010 года. На них пережившие то время счастливые бабушки и дедушки с внуками и правнуками на фоне городских пейзажей Нью-Йорка или Тель-Авива.




P.S.
К вопросу о близости культур. Найдите десять отличий.
Первая фотография сделана в Янчжоу, вторая - в Хайфе.



Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..