среда, 30 января 2019 г.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ БЛЭКДЖЕК

Политический блэкджек

Федеральное правительство США (точнее, только 1/4 правительства) бездействовало в течение 36 дней. Оценки этого бездействия, как и предполагалось, разнятся. В левом лагере празднуют победу, а в правом лагере спектр оценок простирается от неприкрытой горечи поражения (большинство) до осторожного оптимизма типа «ну, мы еще посмотрим, кто кого» (меньшинство).
Photo copyright: Gage Skidmore. Photo copyright: Official White House Photo by Tia Dufour
Но никому не приходит в голову рассматривать итоги прошедшей баталии с совершенно другой точки зрения. С точки зрения победы Трампа, как бы непривычно это не звучало.
Почему эта точка зрения не рассматривается? Виной всему, возможно, является эмоциональная подоплека конфликта, то есть персональное противостояние между Дональдом Трампом и упивающейся своей вновь приобретенной властью Нэнси Пелоси. Но давайте зададимся вопросом: изменилась бы позиция Трампа, если бы вместо Пелоси был кто-то другой? Вряд ли кто-либо может утверждать, что именно Пелоси обуславливает политические ходы Трампа.
Другими словами, пошел бы Трамп на частичное закрытие правительства, если бы молотком в Палате Представителей владел кто-то другой (республиканец, демократ или кто-то еще – это уже не важно)? Разумеется, пошел бы. Потому что его главная стратегическая задача – стена на южной границе. Но не просто стена как барьер, а стена как символ суверенитета страны.
Для достижения этой цели Трампу необходимо загнать оппозицию в заведомо некомфортную позицию. Настолько некомфортную, что оппозиция начнет серьезно задумываться о своей стратегической роли: либо твердолобый обструкционизм, либо конструктивная оппозиция.
Кто может заставить демократов это сделать? Только общественное мнение. Именно с этой точки зрения и следует рассматривать противостояние Трампа и Пелоси. Не с позиции противостояния гладиатора Трампа и гладиатора Пелоси, а с позиции завоевания симпатий зрителей политического Колизея. И тогда (на первый взгляд, фантастическая) идея о победе Трампа сразу переходит из области фантастики в область реальности.
Примерно за один месяц Трамп медленно, шаг за шагом, выдавливал из медийного пространства весь не относящийся к проблеме нелегальной иммиграции информационный мусор. За какой-то месяц все вдруг стало вторичным – и Северная Корея, и Сирия, и экономика, и торговые войны с Китаем, и уровень безработицы, и расовые проблемы. Никто не устраивает жаркие дебаты по поводу того, что количество вакантных рабочих мест в Америке превысило количество безработных. Мало кому за пределами Вашингтона интересны перипетии расследования Мюллера. За исключением маргинальных группировок, никто не поднимает вопрос об импичменте президента. Все ушло на второй план, кроме стены.
В результате Трамп умело навязал Америке свою повестку дня. И в рамках этой повестки в Америке наступило ясное понимание того, что в Вашингтоне столкнулись две идеологии – одна хочет превратить Америку в некое подобие Венесуэлы, а другая – построить стену на южной границе. Задачи, поставленные этими идеологиями – это серьезные стратегические цели, а их достижение – это политический эквивалент успешного разворота Титаника прямо перед столкновением с айсбергом.
Благодаря Трампу, теперь уже никто в Америке не сомневается, каковы на самом деле позиции двух противоборствующих сторон.
Всем американским гражданам теперь понятно, что позиция республиканцев – закрыть границу и открыть правительство, а позиция демократов – открыть границу и закрыть правительство.
Если кто-то считает достижения такого рода ясности – задача простая, попробуйте сами попытаться развернуть политический Титаник. Если не в масштабе всей страны, то хотя бы на уровне своей семьи.
Кроме того, Трамп умело расставил декорации для следующего этапа политической драмы. При этом он благоразумно оставил при себе козыри для финального акта либо в виде объявления чрезвычайного положения, либо постройки стены армией США (закон позволяет это делать и без согласия Конгресса). А демократам и невдомек – они почему-то рассматривают эпопею с частичным закрытием правительства выигрышной. Если для демократов грядущие 21 день переговоров с Трампом – это победа, то для Трампа 21 день переговоров – это то самое ружье на стене, которое, по Станиславскому, обязательно должно выстрелить в третьем акте.
Объявление чрезвычайного положения в Америке – вещь довольно частая. Президент Обама объявил 12 чрезвычайных положений, а президент Буш-младший – 13. Чрезвычайное положение может быть объявлено президентом по закону только на один год, но, как правило, все президенты продлевают и свои собственные чрезвычайные положения, и чрезвычайные положения своих предшественников.
Трамп продлил все чрезвычайные положения, объявленные в свое время президентами Обамой, Бушем, и Клинтоном. Кроме того, Трамп продлил чрезвычайное положение, связанное с Ираном, которое объявил президент Картер еще в 1974 году. В настоящее время в США действует 31 чрезвычайное положение. Для справки – Конгресс США имеет право отменить объявление чрезвычайного положения, только если обе палаты Конгресса выскажутся двумя третями голосов за его отмену.
Но до демократов так до сих пор и не дошло, что с ними произошло. Создается впечатление, что никто из них не читал Макиавелли. Ведь им надо было просто пойти на попятную и без лишнего шума проиграть одно небольшое (всего-то около 0.1% федерального бюджета США) политическое сражение по поводу стены на границе с Мексикой, но при этом сохранить всю свою армию сторонников, всю свою репутацию и весь свой политический капитал. Это дало бы им возможность противостоять Трампу на следующем этапе политической борьбы.
Но демократы пошли ва-банк. То, что совершили демократы – это хуже, чем предательство американских граждан. Это ошибка.
(Отметим в скобках, что один из игроков – Мюллер – все-таки понял, что происходит, и попытался изменить навязанный Трампом ход информационного цикла. Мюллер громким ночным арестом а-ля Гестапо на несколько часов приостановил разговоры о нелегальной иммиграции и стене. Но всего на несколько часов).
В заключение мне хотелось бы напомнить демократам один из наиболее известных законов Мэрфи: «Если вам кажется, что ситуация улучшается, значит, вы чего-то не заметили».
Игорь Гиндлер
Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..