среда, 18 апреля 2018 г.

КРИЗИС В ИОРДАНИИ

17.04.2018 12:45 Автор: Мордехай Кедар 

Кризис в королевстве

 
С конца 2010 года, когда обрушившаяся на Ближний Восток “арабская весна” подорвала общественный порядок и власть во многих странах региона, встал вопрос о том, достигнет ли, и если да, то когда ударная волна также и королевства Иордании. Тем не менее, до сих пор королю Абдалле удавалось сдерживать продвижение разрушительного процесса на своих границах. Хотя за последние семь лет всполохи поддержки ИГИЛ периодически вспыхивали, главным образом, в городе Маан на юге страны и в сирийских лагерях беженцев на севере.
Основным инструментом поддержания режима, разумеется, были и остаются службы безопасности королевства, Мухабарат. Вместе с тем, важно понимать, что внешние силы: США, европейские страны и Израиль - непрерывно охраняют королевство от сил, стремящихся подорвать весь современный мир.
Израиль, в частности, считает Иорданское Хашимитское королевство своего рода буферной зоной между ним и хаосом, охватившим его восточных соседей — Ирак и Сирию. Мир с Иорданией рассматривается израильским руководством как стратегический актив, который необходимо сохранять, даже ценой того, что Израиль вынужден поступаться своим суверенитетом в Иерусалиме.
(Понимают ли это требующие осуществления нашего суверенитета на Храмовой горе? - Д.М.)
Каждый раз, когда в столице Израиля вспыхивают арабо-мусульманские бB5спорядки, Израиль уступает диктату Иордании, получившей в 1994 году статус “хранителя святых мест ислама в Иерусалиме”. Подобное поведение израильского правительства объясняется опасениями, и даже страхом того, что лишив короля его особых полномочий и статуса в Иерусалиме, Израиль подорвет легитимность Хашимитского режима и, таким образом, приведёт к дестабилизации королевства.

Между городом и деревней
Проблемы Иордании напрямую связаны с культурными различиями между группами, из которых состоит её население. Помимо беженцев из Сирии и Ирака, жителей этой страны можно грубо разделить на две группы: бедуинов и палестинских арабов. Палестинские арабы, составляющие около трех четвертей всего населения — это жители деревень (“фаллахим”) и городов (“мадиним”) вокруг Аммана и северной Иордании, а также потомки беженцев или переселенцев, перебравшихся сюда после 1948 года из областей к западу от Иордана.
Культурные различия между кочевниками с одной сторо и оседлыми жителями городов и деревень с другой в арабском мире колоссальны. Каждая группа смотрит свысока на другую. Так, оседлые жители считают бедуинов отсталыми и примитивными, а потому между этими группами почти не случается браков.
(Со своей стороны, бедуины традиционно презирают феллахов за их готовность тяжело работать, подчиняться властям и платить налоги. Напротив, бедуины хотя и нищие, но свободные, и единственным достойныи их занятием является война и г абеж оседлого населения. - Д.М.)
Со времени основания =B1ританцами “Трансиорданского эмирата” в 1921 году, его короли — Абдалла I, а затем внук Хусейн ибн Талал ("маленький король" - Д.) и, наконец, Абдалла II Бин Хусейн последовательно опирались именно на бедуинов, привлекая их к должностям в административном аппарате, в армии и структурах безопасности. Лишённые же этой возможности палестинские арабы, подались в экономическую сферу, ((а также в свободные профессии - Д.) став тем сектором, который поддерживает благосостояние королевства. Разумеется, они также не забыли и про “Черный сентябрь” 1970 года, когда король Хусейн вырезал тысячи палестинских арабов, попытавшихся под руководством Ясира Арафата подорвать его правление.
Стремясь навести мосты между группами населения своего королевства, Абдалла II взял в жёны Ранию Ясин представительницу одного из кланов палестинских арабов. Действительно ли этот брак смягчил испытываемое палестинскими арабами ощущение отчуждённости от властных структур страны или же, наоборот, подчеркнул его ещё сильнее? Ответ на этот вопрос зависит от того, кому вы его зададите. В то время как другие, как правило, считают этот брак правильным шагом короля, многие палестинские арабы рассматривают его в отрицательном ключе, и более того, относятся к королеве как к предательнице, сотрудничающей с угнетателями.

Улица в ярости
В последние годы, а особенно после начала “арабской весны”, влияние улицы в арабском мире резко возросло. Социальные медиа о=D0еспечили массам могучий голоD1 и немалое влияние, которым они, разумеется, не обла=B4али прежде при контролируе=BCых правительствами средствах массовой информаци=B8, транслирующих лишь то, что власти считали нужным.
В прошлые годы мы время от времени наблюдали локальные беспорядки в Иордании, главным образом в южном городе Маан, бедуинские жители которого не входят во властные структуры королевства (бедуины Маана не вполне лояльны династии Хашимитов, так как на р-н Маан-Акаба, в прошлом бывший частью Хиджаза, претендует Саудия - Д.М.)и даже частично поддерживают ИГИЛ. Раз за разом, не особо напрягаясь и без лишнего шума правительство подавляло эти волнения, и те постепенно стихали.
Однако, в начале 2018 года вспыхнула череда совершенно новых демонстраций, подобные которым в прошлом наблюдать ещё не приходилось, и чьи лозунги несут крайне проблемный посыл для короля. Особенно важной деталью в этом контексте стал тот факт, что люди, озвучивающие эти лозунги, действовали открыто, подчёркивая тем самым, что не боятся ни короля, ни его служб безопасности.
[embed width=415 height=292 flashvars=""]https://www.youtube.com/embed/pv7HdM-WMlY
?version=3&hl=ru_RU[/embed]
Непосредственным фоном для протестов стало резкое ухудшение экономической ситуации в Иордании, связанное, в частности, с сокращением финансовой помощи со стороны других стран, прежде всего стран Персидского залива. Эти трудности немедленно отразились на повышении цен, в первую очередь, на хлеб и другие товары первой необходимости, топливо и электроэнергию, привели к введению новых налогов на сельскохозяйственный сектор (то есть на палестинскD0х арабов) и на импортные автомобили, а также к росту безработицы, вызванному м=B0ссовым нашествием беженцев из Сирии и Ирака.
Коренные жители королевства ощутили свою полную беспомощность перед наплывом почти двух миллионов беженцев, не только подрывающих экономику страны, но и разрушающих и без того крайне хрупкую структуру отношений между ее демографическими составляющим и. Среди иорданцев широко распространилось убеждение о том, что коррумпированное правительство поддалось внешнему давлению ООН и Международного валютного фонда в обмен на щедрые выплаты, доставшиеся главам государства. При этом парламент, представляющий граждан и обязанный защищать их интересы, по сути, служит лишь для формального одобрения принимаемого правительством бюджета, а потому воспринимается жителями страны как сообщник королевской семьи и её окружения.
В ходе недавних демонстраций в Дивоне (городе, расположенном в 70 км к югу от Аммана) звучали лозунги, напрямую обвиняющие короля с королевой в предательстве и коррупции и требующие над ними суда. Некоторые из протестующих в своих угрозах даже призывали к насилию: “Смерть придет из Дивона! … Грядут перемены! Мы уже решили! Ты — сутенёр и мы покажем тебе, где находится ад”.
В середине марта в Иордании состоялись “шествия лояльности” в поддержку короля, но им удалось привлечь лишь совсем немного участников. Даже в самом большом и влиятельном клане королевства Бени Хасан раздаются теперь призывы вроде: “Страх ушел, коррупционер долB6ен уйти”.
В другой демонстрации, состоявшейся 8 марта в городе Мадаба бывший член иорданского парламента Али аль-Санид, резко раскритиковал экономическую поBBитику короля, заявив: “Уходи! Ты не достоин больше оставаться у власти!”
Нельзя было не обратить внимание на то, что призыв “Уходи!” (по-арабски: “ирсаль”), был тем же самым, что звучал в своё время на массовых демонстрациях в Египте против Мубарака, в Ливии против Каддафи, и в Сирии против Башара Асада.

В продолжение своей речи аль-Санид высказался ещё жестче: “Игра закончена, твоя мнимая святость рассыпалась в прах, паруса твоего корабля разорваны в клочья, корабля, который ты приобрёл, чтобы утопить на нем веривших в тебя людей.
Ты превратил их в рабов ради своего удовольствия и своих прихотей. Ты безжалостно обрёк их на беды и страдания.
Каждый день — это твой провал, и каждая песня протеста, звучащая против тебя на улицах — это твоё поражение. Дворцы твоей святости рушатся один за другим…
Народ требует тебя к ответу за все преступления, которые ты совершил против него. Народ объединился против тебя в один могучий поток, ты же катишься прямиком в болото позора! Уходи!
Ты больше не в наших сердцах! Ты оставили нас разбитыми, удручёнными, потерянными, обездоленными, едва живыми, лишёнными самого необходимого для человеческой жизни. Ты заставили нас ненавидеть и презирать друг друга. Уходи! Уходи!
O сутенер, прежде чем государство запылает со всех сторон! Убирайся из наших домов и наших песен! Нет больше страха!”

Политическая и экономическая цена
по сравнению с предыдущими протестами, случавшимися в королевстве и раньше, подобная риторика нарастающей ярости беспрецедентна. Вместе с тем, следует верно осознавать её подоплёку. Хотя причины для демонстрации были экономическими, цели их носят исключительно политический характер. Для Иордании и короля Абдаллы II экономика и политика — это две стороны одной и той же монеты, а точнее проблематичной легитимности иорданской монархии в глазах большинства её граждан — палестинских арабов.
Видеоролики, описывающие все эти демонстрации, распространяются в основном оппозицией, стремящейся свалить правительство. И потому следует рассматривать их общем контексте политической борьбы, которую ведут оппозиционные группы, находящиеся как внутри Иордании, вроде “Братьев-мусульман”, так и за её пределами, в странах, предоставляющих им убежище.
Иорданские власти, со своей стороны, ясно понимают опасности, исходящие от этих демонстраций и призывов, которые там звучат. Но король не препятствует им, позволяя, таким образом, людям “выпускать пар”, и, демонстрируя миру каким либеральным и современным правителем, уважающим право на свободу мнений и свободу слова, он является. В конце концов, Абдалла II ясно осознаёт, какую высокую политическую и экономическую цену ему придется заплатить в противном случае, за образ безжалостного диктатора, как это случилось с его соседом и бывшим другом Башаром Асадом.
Следует также учитывать, по крайней мере, теоретическую возможность того, что демонстрации и призывы, которые там звучат, фактически были заказаны самим королём для создания видимости опасностей, якобы угрожающих стабильности его власти, а, по сути, необходимых для увеличения финансовой помощи, от тех стран, (и Израиля прежде всего - Д.М.) которые боятся, что альтернатива королю будет намного хуже. В конце концов, на Ближнем Востоке, порой самые фантастические конспирации и теории заговоров на самом деле оказываются реальностью.
Так или иначе, какими бы ни были причины всех этих демонстраций, руководителям разведывательных структур Израиля, США и других стран приходится выделять человеческие и финансовые ресурсы для отслеживания событий в королевстве. Мир не хочет снова оказаться застигнутым врасплох, если арабский вулкан вдруг вновь начнёт извержение. На этот раз в Иордании.

Следует ли Израилю продолжать усилия для сохранения власти коррумпированной иорданской династии, расплачиваясь своими национальными интересами (Храмовая гора), землей (долина Арава) и водой (50млн. куб. метров в год)? В конце концов, по составу своего населения Иордания и есть государство палестинских арабов, и таковым его следует признать, решив таким образом "палестинскую проблему". А сохранит ли при этом власть бедуинская Хашимитская династия - не наша забота.
С ПРАЗДНИКОМ НЕЗАВИСИМОСТИ ВАС,
ДОРОГИЕ СООТЕЧЕСТВЕННИКИ И СОПЛЕМЕННИКИ!

                                                                                               Д.М.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..