среда, 19 сентября 2018 г.

ВСЁ ОСТАЕТСЯ В СЕМЬЕ

Все остается в семье

19 августа глава антимонопольного комитета Израиля Михаль Гальперин дала добро на приобретение концерна «Израильская военная промышленность» (ТААС, IMI) компанией «Эльбит». Таким образом, если не произойдет ничего непредвиденного, устранено последнее препятствие для поглощения, которое будут иметь огромное значение для безопасности страны, а также экономические и политические последствия.
Фото: Israel Military Industries. CC BY-SA 4.0
Решение о приватизации ТААС было сформулировано еще в 2013 году, а окончательную путевку в жизнь получило в апреле 2014-го, когда министерство финансов подписало с сотрудниками концерна и Гистадрутом соответствующий договор.
Предыстория такова: на данный момент в израильском военно-промышленном комплексе (ВПК), помимо небольших и относительно небольших фирм, действуют четыре по-настоящему крупные компании. Это государственные ТААС, «Тассия авирит» («Авиакосмическая промышленность», значительный сегмент которой ориентирован на гражданский рынок) и «Рафаэль», а также частный концерн «Эльбит». И исчезновение одного из этой четверки – событие, безусловно, знаковое, которое окажет влияние на весь израильский рынок вооружений и не только.
ТААС был создан в 1933 году и самого начала являлся единственным производителем оружия для «Хаганы». В преддверии Войны за Независимость и во время нее предприятия «Израильской военной промышленности» сыграли важнейшую роль в обеспечении обороноспособности государства. Еще долгие годы ТААС оставался производителем вооружения №1 в стране. Созданный умельцами концерна автомат «Узи» десятилетиями был одним из самых узнаваемых израильских брендов.
Однако очень далекая от идеала псевдосоциалистическая структура ТААС постепенно все сильнее давала себя знать. Несмотря на передовые, мирового уровня достижения в ряде областей, «Израильская военная промышленность» попросту начала загнивать. Проблемы особенно обострились после придания ТААС статуса государственной компании в 1990 году. А в XXI веке ситуация и вовсе дошла до абсурда: концерн практически утратил возможность увольнять работников, ставших для нее непосильным грузом; убытки накапливались и, несмотря на наличие заказов, в том числе и экспортных, превысили 200 млн шекелей в год. Постоянные финансовые вливания государства ничего в корне не меняли, лишь, фигурально выражаясь, оттягивали конец. А деградация между тем продолжалась, поскольку, среди прочего, в сложившихся условиях почти не было возможности принимать на работу новых специалистов.
Необходимость разрубить этот гордиев узел давно назрела, и к 2013 году, когда процесс сдвинулся с мертвой точки, ситуация на ТААС была просто невыносимой.
Изначально было понятно, что каким бы ни был план приватизации, в нем окажется множество слабых мест. С одной стороны, следовало ублажить профсоюз и тех, кто потеряет работу, а с другой – сделать покупку интересной, но обремененной проблемами компании, привлекательной для потенциального владельца. В самых общих чертах схема выглядела так: сотрудники, относящиеся к разряду «ненужных», получат весьма существенные компенсации, сама компания переедет из района Рамат а-Шарона в Негев, и правительство гарантирует новому владельцу заказы на сотни миллионов шекелей в год минимум на ближайшую пятилетку. Продажа очень дорогой земли в районе Рамат а-Шарона призвана хоть как-то окупить затраты, на которые пошло государство.
Кстати, в 2005 году, еще до приватизации ТААС, израильскому бизнесмену Сами Кацаву в отдельном порядке и за невысокую цену был продан завод, производящий стрелковое оружие. С тех пор новая компания IWI («Израильская оружейная промышленность»), быстро ставшая процветающей, к ТААС отношения не имеет. Именно она производит такие известные системы, как автомат «Узи», винтовки семейства «Галиль» и пулеметы «Негев».
Вкратце об областях, в которых специализировался ТААС перед началом приватизации: разработка и производство тяжелых боеприпасов для орудий и минометов, а также для авиации; патроны; различные системы для сухопутных сил (в частности орудия для танка «Меркава»); высокоточные авиационные боеприпасы (такие, например, как ракета «Далила» дальностью 250 км, которая, если верить иностранным СМИ и ряду косвенных источников, активно применяется в операциях, приписываемых израильским ВВС в Сирии); наконец, департамент «Гивон» разрабатывал и производил ракетные двигатели всех типов, начиная от реактивных систем залпового огня (РСЗО) ближнего радиуса действия (от 20 км) и заканчивая ракетами-носителями «Шавит», выводящими на орбиту разведывательные спутники. Кроме того, согласно иностранным СМИ, там же производятся двигатели для якобы стоящих на вооружении ЦАХАЛа баллистических ракет средней дальности линейки «Иерихо».
Согласно изначальному плану, ТААС и принадлежащая концерну дочерняя фирма «Ашот Ашкелон» должны были быть проданы единым пакетом. Исключение составил лишь упомянутый выше департамент «Гивон», который ввиду особой стратегической значимости решили оставить на госбалансе, но уже в качестве новой компании под названием «Томер». Именно вокруг этого пункта приватизационного плана в дальнейшем возникли определенные препятствия, о которых речь пойдет ниже.
Планы планами, но, несмотря на подписанный в 2014 договор, процесс приватизации буксовал и изобиловал изъянами. После объявленного тендера купить ТААС пожелали несколько инвесторов. Собственно, на этом этапе и возникла одна из основных претензий, объективность которой оценить достаточно сложно: претенденты самоустранялись один за другим, досадливо утверждая, что условия тендера специально составлены так, чтобы на нем победил «Эльбит». Этот концерн в итоге и стал единственным финалистом.
Еще одна проблема касается цены, которую «Эльбит» отдаст за ТААС. Подчеркну: государство здесь отнюдь не зарабатывает, речь идет лишь о минимизации понесенного многолетнего ущерба. На данный момент решено, что сумма, которую выплатит покупатель – причем в рассрочку, – составит 1,8 млрд шекелей, плюс 100 млн. опционально, в зависимости от определенных бизнес-результатов.
Насколько известно, оценка стоимости концерна осуществлялась четырежды. Причем одна из них вследствие возникшего конфликта интересов была аннулирована. Во всех трех релевантных случаях сумма была ниже означенных 1,8 миллиарда. Здесь бы порадоваться за государство, которое получит больше, если бы не парочка «но». Во-первых, желательно, чтобы оценочные стоимости были практически идентичными и отражали реальную ситуацию. Если же они отличаются друг от друга и от конечной цены, это не может не вызывать вопросов. На начальном этапе, согласно позиции минфина, сумма продажи должна была превышать 2 млрд, ну, а итог мы видим… Кстати, часть выплаченных средств «Эльбит» получит в виде ссуды от государства.
Наконец, согласно отчету государственного контролера, процесс приватизации в целом носил весьма проблематичный характер.
Рассмотрение правомерности сделки в Антимонопольном комитете не было формальным. Во-первых, поглощение «Эльбитом» ТААС превращает его в настоящего гиганта по израильским меркам. Причем такого, доля которого на рынке в ряде областей резко возрастет. Но и это не все: «Таасия авирит» подала жалобу, протестуя против условий своего взаимодействия в будущем с новообразованной компанией «Томер» и «Эльбитом», уже поглотившим ТААС. Дело в том, что производимые ТААС ракетные двигатели используются и в изделиях предприятий «Рафаэль» и «Таасия авиррит». В новых условиях «Томер», продолжая обслуживать старых клиентов, должен доплачивать «Эльбиту» за использование технологий создания ракетных двигателей. И в «Таасия авирит» всерьез опасаются, что ввиду данного обстоятельства стоимость услуги повысится, и это отразится на прибыльности концерна, и без того невысокой.
Данный довод не был принят во внимание. Глава Антимонопольного комитета Михаль Гальперин не нашла в сделке весомых изъянов, хотя «Эльбит», поглотив ТААС, в совокупности получит 30% объема рынка закупок минобороны и 40% рынка продуктов, производимых для сухопутных сил. Несмотря на эти цифры и ряд других моментов, вызывающих вопросы, Гальперин посчитала, что «Эльбит» все равно не сможет навязывать оборонному ведомству свою волю. По ее мнению, минобороны, будучи регулятором на данном рынке, а также своего рода двигателем продаж израильской военной продукции за рубежом (если для ЦАХАЛа приобретают некую систему, это служит отличной рекламой), сохранит достаточно козырей, чтобы не позволить новоявленному суперконцерну диктовать себе условия. Но как бы там ни было, зависимость от столь крупного игрока увеличивается, а это несет в себе определенный негатив. Не забудем и о таком распространенном явлении, как устройство на работу в ВПК отставных военных, имевших тесные контакты с компаниями комплекса, – подобная практика всегда наводит мысль на конфликт интересов.
Итак, в пассиве у нас – различные элементы монополизации рынка, проблемы в процессе приватизации, включая и опасения перед тем, что из-за перевода ТААС в Негев будут потеряны ценные профессиональные кадры. Кроме того, впоследствии у «Эльбита» как частной компании может возникнуть желание перевести определенную часть производства за рубеж, и кто ему запретит?..
А в активе – наконец-то будет разрешена серьезная проблема, годами осложнявшая жизнь минобороны, а значит, всего государства. Причем важно подчеркнуть: несмотря на всю проблематичность ТААС, некоторые сферы деятельности концерна имеют первостепенное значение для обороноспособности Израиля, поэтому их сохранение очень и очень важно. Перевод производства в Негев, если не придется столкнуться с кадровым «голодом» на высококвалифицированных специалистов, – тоже позитивное явление, равно как и высвобождение дорогостоящей земли в центре страны. Наконец столь веское укрепление «Эльбита» должно сослужить этому авторитетному концерну серьезную службу на внешних рынках.
Остается лишь надеяться, что процесс приватизации пройдет без серьезных накладок, а ее плюсы в итоге значительно перевесят минусы.
Давид Шарп
«Новости недели»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..