среда, 19 сентября 2018 г.

"СЕГОДНЯ Я БЫ ВЫБРАЛ ИЗРАИЛЬ"

«Сегодня я выбрал бы Израиль»
Александр Гордон, Хайфа

Интервью с Анатолием Молдавским из Дюссельдорфа


А. Г. Анатолий, мы с Вами никогда не виделись, хотя я бывал в Дюссельдорфе, в котором Вы проживаете с 1991 года как беженец из Чечни. Не совпало. Мы познакомились на базе Вашего интереса к моим публикациям. Вы инженер-экономист, выпускник Института нефти в Грозном, кандидат наук. Меня очень заинтересовал Ваш рассказ и Ваш вывод, сделанный на основании анализа этого рассказа. Повторите его, пожалуйста, вкратце для читателей «МЗ».


А. М. 17 декабря 2001 года в университетской клинике Дюссельдорфа мне сделали операцию шунтирования на сердце. После реанимации меня перевезли в общую шестиместную палату. Мой сосед, немец, вдруг обратился ко мне с неожиданным вопросом: «Вы еврей?» Я удивился этому вопросу, который мне был задан посторонним человеком, немцем, впервые за 10 лет моей жизни в Германии. Естественно, я ответил утвердительно. 

Он представился мне архитектором, Вольфгангом Домке, имеющим свою фирму в Дюссельдорфе и живущим здесь же. В нашей с ним клинике он оказался в связи с необходимостью замены ему сердечного клапана на 61-м году жизни. Затем он стал рассказывать мне о годах его учебы в архитектурном институте и о том, что лучшими учебниками по архитектуре, которыми пользовались студенты-однокурсники, были великолепные учебники, авторами которых были советские архитекторы – Гинзбург и Иофан. При этом он сказал также, что знает – оба архитектора были евреями. Лучших учебников он в своей жизни не встречал и всегда восхищался талантом этих авторов. Мне было приятно, конечно, это слышать, тем более, что я понимал: речь шла о годах его учебы, то есть где-то через 13-15 лет после окончания Второй мировой войны, в которой наш еврейский народ методично уничтожался всем миром с подачи и под руководством Германии. И тут вдруг такой неожиданный пиетет в немецком вузе перед еврейскими авторами. Конечно же, я не ожидал подобного рассказа, но то, о чем господин Домке мне стал рассказывать потом, поразило меня. 



Анатолий Молдавский

Когда Израиль вынужден был начать 5 июня 1967 года превентивную войну против вооруженных до зубов советским оружием арабских армий, мир замер, настолько это все казалось самоубийственным и безрассудным шагом. И вот, в первые же дни войны 2000 молодых немцев в качестве добровольцев подали в посольство Израиля в Бонне заявления о готовности принять личное участие в боевых действиях на стороне Израиля. В числе первых добровольцев, подавших заявление в посольство, был и Вольфганг Домке. Ему было тогда 27 лет. Однако эта победоносная и беспримерная война Израиля, слава Б-гу и благодаря блестящим способностям израильских генералов, офицеров и солдат, закончилась неожиданно быстро, всего через 6 дней после ее начала, и эти 2000 отважных ребят не смогли, естественно, проявить свои благородные и искренние порывы на поле боя. Израильское посольство объявило глубокую благодарность всем немецким добровольцам и организовало бесплатную поездку 12 ребятам в Израиль. Вольфганг Домке попал в это число. Эта поездка оставила в его памяти неизгладимое впечатление. 

Я прослушал эту историю буквально с открытым ртом. Ведь эти 2000 ребят осознанно собирались ехать на войну, которая не обещала им безопасность и славу, а требовала самоотверженности и смелости, ведь они могли на той войне просто погибнуть. Они не думали в тот момент ни о безопасности, ни о целесообразности, ни о своей популярности. Это был достойный поступок! 

С тех пор много воды утекло. Если перед Шестидневной войной Европа как-то симпатизировала Израилю, то сразу после того как Израиль показал свою силу и разгромил арабов, она постепенно отвернулась от него, и с тех пор пропаганда европейских СМИ носит, в основном, антиизраильский характер. То же имеет место и в ООН. Посмотрите хотя бы пропагандистский телеканал Euronews, который почти ежедневно лжет о притеснениях и апартеиде Израиля в отношении бедных арабов, вместо того, чтобы давать правдивую информацию о мировых достижениях Израиля в ключевых областях науки и техники, сельского хозяйства и медицины и т.д. и о действительном положении арабов в Израиле. 

Нынешнее руководство Германии, видимо, верит в эти бредни. Иначе как можно понять демонстративные действия МИД Германии в лице господина Габриеля, который предпочел в марте этого года встрече с премьер-министром Израиля Нетаниягу встречу с представителями крайне левых израильских организаций. А президент Германии, Штайнмайер в том же месяце возложил венок на могилу Ясира Арафата, бандита и убийцы. И после этого они оба считают возможным свое участие в мирном процессе на Ближнем Востоке? 

И вот теперь я уже и не знаю, набралось бы 2000 немецких добровольцев, чтобы помочь воюющему с арабами Израилю. 

– Какие же большие изменения, происшедшие в последние годы в Германии, заставили Вас думать об отсутствии перспектив на наличие 2000 добровольцев на стороне Израиля сегодня? 

– 1 июля этого года я поместил в берлинской газете «Еврейская панорама» письмо под заголовком «Позор Германии!» В нем я осуждаю немецкую пропаганду, которая дает приезжим негодяям, якобы бежавшим от асадовских и прочих убийц, практически неограниченное право вымещать свою злобу и животную ненависть на евреях, перед которыми у немцев должно быть неизбывное чувство вины. Более чем 70 лет не хватило немцам на избавление от присущего им антисемитизма. Евреи, приехавшие сюда разными путями и в разное время, были уверены в том, что немецкий народ очистился от нацистской лжи, необратимо стал народом высокой нравственности, освободился от исторического позора. Но в полной мере этого не произошло. Получается, что при первой же возможности немцы сдали евреев на растерзание и глумление этим дикарям. Почему я так резко говорю? Ну а как еще относиться к тому, что на евреев среди бела дня, на глазах немецких прохожих, нападают арабы с ножами, бьют ремнями (за это их осуждают аж на 8 дней!), срывают кипы, нападают и не дают прохода еврейским школьникам, насилуют и убивают еврейских девочек, нападают на еврейские рестораны и т.д.? 

– Для того, чтобы читатели поняли, о чем Вы говорите, хочу уточнить. Вы имеете в виду прием примерно миллиона арабских беженцев из Северной Африки и Ближнего Востока? За этот шаг Вы стыдите Германию? 

– Я смотрю на происшедшее в Германии за последние годы, с одной стороны, как еврей, и с другой - как гражданин этой страны. По-человечески мне жалко этих иммигрантов, перенесших ужасы асадовской бойни. Но если бы арабы были нормальными беженцами, которых приютила Германия, они прежде всего должны были бы думать об освоении немецкого языка, о получении специальности или о продолжении образования, о получении образования их детьми, об уважительном отношении к законам приютившей их страны, ее порядкам и этическим устоям. Но они занялись насилием и убийствами женщин и подростков, нападениями с ножами на граждан, грабежами магазинов, автомобильными наездами на скопления людей, поджогами автомобилей, издевательствами в школах над еврейскими подростками. Жизнь евреев здесь стала невыносимой. Мы не видим настоящей, действенной, а не на словах, защиты в Германии ни со стороны полиции, ни сл стороны правительства, ни со стороны самих немцев, граждан страны, родителей учеников, да и самих учеников. 

– Насколько мне известно, ряд еврейских общин Германии выделил денежные средства для приема беженцев и оказал им всяческую помощь с формулировкой «Евреи знают, что такое геноцид и преследования и что такое быть беженцами во время войны и готовы помогать несчастным жертвам». Вы считаете, что эти еврейские общины ошиблись и внесли вклад в антисемитизм, импортированный арабскими беженцами в Германию? 

– По моему мнению, еврейским общинам не стоило вмешиваться в это дело. Они, по наивности, желая понравиться немецким властям, профинансировали людей, которые их люто ненавидят. Эти денежные средства не улучшили, да и не могли улучшить отношение арабов к евреям. Судя по их повседневной агрессии в отношении евреев, мой ответ: нет. 

– Я хочу понять, о какой злонамеренности Вы говорите. Вы бежали из Чечни. Вы хорошо знаете, что такое война и что значит быть беженцем. Вместе с Вами из Чечни бежали и чеченцы-мусульмане, товарищи по несчастью. Вы представляете, что эти люди могли бежать со своей родины с целью навредить кому-то на территории своего убежища? Вы считаете, что немцы «при первой же возможности сдали евреев на растерзание и глумление этим дикарям». Все беженцы – злонамеренные дикари? Все немцы сдали евреев? 

– В качестве примера того, что далеко не все немцы безразличны к евреям, хочу рассказать Вам одну историю, приключившуюся со мной. Об этом случае я рассказал в письме к лауреату Нобелевской премии по литературе, писателю Гюнтеру Грассу в 2012 году. Однажды, потеряв работу в разорившейся немецкой фирме в 1998 году и не получив зарплату за 2 месяца, я обратился к адвокату-немцу. После продолжительной беседы этот адвокат неожиданно спросил меня о том, каким образом я попал в Германию и, узнав, что я приехал в 1991 году как беженец-еврей из бывшего СССР, он так же неожиданно произнес: «Мне 43 года. Я католик. То, что сделал Гитлер с евреями, простить нельзя. Но он сотворил ужасное не только с еврейским народом. Германия также необратимо пострадала в результате уничтожения и изгнания вашего народа. Мы потеряли высочайший, невосполнимый интеллектуальный потенциал в физике, химии, математике, в медицине, биологии, в кинематографии, культуре. Кроме того, безвозвратно потерян для нас, немцев, языковый кладезь древнего немецкого языка, каким являлся идиш». Признаться, я был ошеломлен этим спонтанным и искренним признанием совершенно незнакомого мне до этого и сравнительно молодого человека. Впервые я непосредственно осознал это чувство вины немцев перед евреями за содеянное Гитлером в те 12 лет, что он был у власти. 

Лично я не считаю, Б-же упаси, всех беженцев дикарями. Это мое высказывание в свое время, конечно, было эмоциональным. Однако как можно охарактеризовать поведение тех, кто в массовом порядке в новогоднем Кельне (в 2016 году) на крупнейшем в Европе железнодорожном вокзале насиловали беззащитных женщин, да так, что немецкая полиция была там в полном шоке? Все «люди» остались совершенно безнаказанными. Немцы были не готовы к противостоянию такой агрессивной толпе. Они не могут до сих пор защитить в общественных местах и школах евреев и их детей. Это связано со многими причинами, с ошибками в системе образования и антиизраильской пропагандой в СМИ, в некоторых партиях и безучастности христианских религиозных общин. Вот поэтому-то я и считаю, и это может звучать резко и обидно для немцев, но в 2016 году они сдали евреев дикарям. 

Я ничего и никого не забыл и с уважением отношусь к немцам, уважающим и ценящим еврейский народ. Но я Вам уже сказал, что ситуация ухудшилась, отношение к евреям уже не то, что было раньше. Первая причина – прием миллиона арабских беженцев, враждебных к евреям. Вторая причина – замалчивание политиками и прессой антисемитского поведения арабов. Из соображений политкорректности антисемитизм приезжих скрывают, что узаконивает антиеврейские выходки. Создавшаяся атмосфера пугает евреев. Мы в отчаянии от безнадежного, а, может быть, злонамеренного поведения властей. Германия совершила тяжкую ошибку, приняв сотни тысяч неинтегрируемых в обществе мусульман. Они создают угрозу всем немцам, а евреи – первая и легкая мишень и жертва антисемитского импорта немецкого правительства. Раз эту проблему не решают, ее размеры растут. 

– Вы считаете, что не надо было принимать арабских беженцев? При обсуждении проблемы иммиграции евреев из СССР в Германию, были ли немецкие политики, противившиеся этому акту? Давайте вспомним их аргументы. «Мы восстанавливаем Германию. На присоединение Восточной Германии нужны колоссальные расходы. Зачем нам дополнительные затраты? Мы хотим хорошо выглядеть в глазах других европейцев? Но надо отдавать отчет, что проект возрождения еврейской общины с помощью советских евреев обречен на неудачу. Это люди, далекие от иудаизма. Еврейские ценности, об утрате которых мы сожалеем, им безразличны. Через 40 лет дома общин, которые мы должны будем для них построить, опустеют, как и наша казна. Число евреев сократится до того уровня, который был до начала проекта. К чему нам эта показуха?» Однако немецкие вожди решили иначе. Я много лет жил и работал во Франции, не как эмигрант, а как коллега французских ученых. Когда я выказывал коллегам свое недоумение по поводу политики их властей в отношении французских арабов, я слышал в ответ: «Франция должна преодолеть тяжелое колониальное прошлое, доказать всем свою цивилизованность. Мы достаточно сильны экономически, морально, политически, чтобы реализоватьв прием большого количества носителей другой культуры, другой религии». Те же аргументы, вероятно, звучат и на немецкой земле. У Германии в прошлом много грехов, и ей хочется очиститься от национальной скверны. Вы же не прощаете немцам прошлого, вот и они хотят улучшить свое реноме. На каком основании Вы лишаете их права исправлять свои грехи? Вы против приема беженцев из арабских стран так же, как определенные немецкие политики противились Вашему переселению в Германию. Они были правы, выступая против Вашего переезда? 

– Я уже говорил о том, что мне действительно жаль этих людей, вынужденных покинуть свои дома. Их прием Европой оказался спонтанным, но кем-то очень хорошо организованным. Он был организован теми, кто очень хотел бы дестабилизации всей Европы и Германии, в частности. Прием же мусульманских беженцев в таком количестве считаю большой ошибкой. Если бы эти беженцы были христианами, я был бы не против. Но арабы, имеющие несовместимый с европейским менталитет, не только не смогут здесь адаптироваться, но и будут навязывать свой мусульманский образ жизни, свои взгляды на семейные отношения и на общественный строй. Вы посмотрите, что они сегодня вытворяют в Швеции, вводят средневековые законы шариата, чуждого иудео-христианской цивилизации, они уже захватили город Мальме, в других городах захватывают целые кварталы, устраивают бесчинства в Стокгольме, поджигают сотни автомобилей, насилуют шведок, живут на социальные пособия, получать образование и работать не хотят, убивают прохожих, наезжают на автомашинах на скопления людей. Результаты последних выборов в Швеции - это объективная реальность, победили партии, которые категорически против подобных беженцев! И это все происходит во вчера еще толерантной Швеции! В Бельгии, в Германии есть мусульманские районы в городах, в которые полиция боится ЗАХОДИТЬ! Не потому ли по наущению мулл они так яростно нападают на евреев? Я не понимаю, как можно сравнивать арабскую иммиграцию с нашей еврейской. 

– Вы усиленно подчеркиваете еврейскую составляющую советских эмигрантов еврейского происхождения. Давайте внесем ясность. Советские евреи переехали в Германию не для восстановления еврейской общины, уничтоженной нацистами, как было задумано правительством Германии. Если бы их интересовали еврейские ценности, они бы репатриировались, в Израиль. Но их пугали войны, теракты, военная служба. Они опасались Ближнего Востока. И вот, Ближний Восток пришел к ним. Мы, израильтяне, живем с арабами постоянно. Немецкие евреи ощутили арабское соседство в последние годы и, если верить Вам, они в шоке и отчаянии. Разница в том, что мы умеем защищаться от арабов, а вы не умеете. Вы растерялись, ибо недооценили глобализацию и разочарованы тем, что Германия оказалась недостаточно надежной защитой от ближневосточных проблем, которых вы счастливо избежали. Казалось, солидарность немецких евреев и израильтян должна укрепиться из-за общности жизни в арабском окружении. Но здесь обнаруживаются разные интересы. Правительства Германии существенно укрепили израильскую оборону, продав нашей стране серию мощных подводных лодок. Поэтому израильтяне благодарны союзнику-Германии, и наша критика немецких руководителей намного меньше, чем у вас. Германия выразила желание финансировать агентство, поддерживающее палестинских беженцев. Может быть, Германия намеревается прибавить к арабским беженцам палестинских и устроить 17-ю федеральную землю, «Немецкую арабскую автономную республику»? Это облегчило бы положение Израиля, но затруднило бы положение немецких евреев. Вы ехали в Европу, но вкусили азиатчину. Вы, немецкие евреи, приблизились к нашим проблемам, но у вас нет оружия для самообороны. Однако вы и не желали взять в руки оружие. Таков ваш выбор. За жизнь без оружия надо платить. Вы должны были знать, куда приехали. 

– Речь идет о трагедии. Для того, чтобы образно представить себе ситуацию с арабскими иммигрантами, предлагаю Вам следующий сюжет. Если Вы увидели высоко забравшегося на дерево тигренка и желаете его спасти, то лучше помочь спуститься ему на землю и отпустить его на волю, но не нести его в свой дом. Иначе он вырастет и непременно убьет всю вашу семью. Такая трагедия будет в итоге и в результате спасения мусульманских беженцев. 

Я хотел бы ответить на Ваш вопрос как бы только от себя, так как я не проводил обследования еврейского общества в Германии и не могу «отвечать за всю Одессу». Могу ответить только, что советские евреи, приехавшие в Германию, не думали о восстановлении еврейской общины этой страны, практически уничтоженной фашистами. Подавляющая часть советских евреев приехала из другой галактики под названием СССР, где любая религиозность жестоко подавлялась. Однако эти люди, атеисты, надеялись на реальное приобщение здесь к еврейской жизни. Среди этого иммигрантского потока были, в основном, молодые москвичи, ленинградцы, а также жители Украины. Вольно или невольно, но еврейские общины Германии допустили ряд ошибок, которые не позволили приобщить нерелигиозных советских евреев к иудаизму. Это связано с тем, что раввины не знали русский язык, а советские евреи не понимали немецкий язык, это длилось минимум первые 2-3 года. Таким образом и произошло отчуждение русских евреев от синагогальной жизни. Нужно было бы раввинам начать серьезное религиозное обучение людей, желавших этого. Кстати, я тоже пытался вначале приобщиться к религии, но у меня это не получилось. Это возможно только в семье и с детских лет. Кроме того, важно обучение детей в еврейских детских садах и еврейских школах, гимназиях. 

– Идеология политиков, принявших решение о переселении в Германии сотен тысяч арабских беженцев, основана на политической корректности, на мультикультурализме. То же имеет место во Франции и в других западных странах ЕС. Вы не принимаете эту идеологию, но Вы выбрали Германию, а не она Вас. Надо правильно понимать ситуацию. Вы живете в стране незнакомой культуры, но Вы в гостях. Вы критиковали еврейские общины, приветствовавшие приезд беженцев, которые приняли нормы политкорректности в Германии. Они могут продолжать жить с этими людьми. Вы эти нормы не желаете принимать. Вы и Ваши единомышленники отчаялись. Правильно ли это? Вы не можете переделать Германию. Вы можете понять и приспособиться. Есть люди, которые выбрали партию «Альтернатива для Германии» и идентифицировали себя с ее протестом. Как Вы относитесь к этому явлению? Эта партия правая, ее сопредседатель Александр Гаулянд знаменит своими радикальными высказываниями. Он заявил, что немцы могут гордиться подвигами немецких солдат в Первой и Второй мировых войнах. Об этих «подвигах» мы многое знаем, а адвокат, о котором Вы рассказали, стыдится их. Солидарность с программой этой партии, ее поддержка может означать усиление правых националистов. В Германии это небезопасный шаг, от которого могут пострадать и евреи. Вы так не считаете? 

– Мультикультурализм – это фантазия европейских чиновников, не имеющая практической основы. Беженцы из арабских стран никогда в полной мере не смогут вписаться в общественную структуру европейских стран, они будут жить обособленно в облюбованных ими районах страны и потом попытаются со временем поработить принявшие их народы. Они и сделают это за 30-50 лет, когда их численность позволит им это сделать. Массовый прием иммигрантов с Ближнего Востока был серьезной ошибкой. Однако вместо того, чтобы признать свою ошибку, правящие партии продолжали настаивать на своей правоте. Это и привело к появлению правой партии «Альтернатива для Германии», которая, как в той сказке о новом платье короля, стала обнажать и активно критиковать правящие партии, причем критиковать в бундестаге, всенародно, с трансляцией по центральному телевидению. С трибуны парламента эта партия говорит все правильно и по существу. Не знаю, как она заговорит, если придет к власти. Несколько пугают выступления ее руководителя Гаулянда. Да, эта партия – темная лошадка, но немцы начинают на нее делать свои ставки. 

– Встречались ли Вы со случаями выхода советских евреев из еврейских общин Германии? Существует ли такое явление? Если да, то как Вы к этому относитесь? 

– По-моему, такого явления нет. За 27 лет жизни в Германии мне известен только один такой случай. Как я к такому факту отношусь? Однозначно отрицательно. Мы все, живущие здесь евреи, были приняты прежде всего еврейскими общинами, без которых Германия нас бы не приняла. Поэтому иммигрировавшим сюда евреям только за это нужно быть благодарными общинам и не прерывать в них свое членство. И второе - каждый еврей, в соответствии с еврейскими обычаями, независимо от того, верующий он или атеист, должен материально помогать еврейской общине. Еврейские общины и синагоги Германии не могут существовать без дополнительного финансирования со стороны немецкого государства. Для государства важно участие евреев в жизни общин. Кроме того, в условиях возрастания враждебных действий со стороны «мировой общественности» и активизации антисемитизма в Германии, в связи с массовым приездом сюда агрессивно настроенных по отношению к евреям арабских иммигрантов, нужно более тесно участвовать в работе еврейских общин. 

– Вы разочарованы отношением Германии к евреям. Не считаете ли Вы, что у Германии есть основания быть разочарованной советскими евреями, которые не оправдывают надежды на возрождение еврейской общины? Когда я беседовал с немецкими евреями во время визитов в Германию, у меня не раз возникало впечатление, что они гораздо больше стремятся быть немцами, чем евреями. Но цель правительств Германии была другой - создание новой мощной еврейской общины. Вы только что сами подчеркнули важность еврейской жизни в Германии для правительства. Верите ли Вы в еврейское будущее немецких общин, в основном состоящих из советских евреев? 

– Я считаю Центральный Совет еврейских общин политически ангажированным. Ему не хватает политической независимости и, я бы сказал, мудрости. Как можно приветствовать, а тем более финансировать приезд арабов в Европу? Разве не ясно, чем это чревато? Иногда лучше промолчать, чем поддерживать враждебные нам силы. 

Я не верю в жизнеспособность еврейских общин в Германии. Экспансия арабская продолжится, ее некому остановить. Для жизни еврейских общин нужна, образно говоря, критическая масса, как при ядерной реакции. С одной стороны, это арабское нашествие выталкивает евреев из Европы, а с другой – разрозненная еврейская жизнь не дает жизненной энергии численному росту общин. Когда мне задают вопрос о том, как я попал в Германию, я отвечаю, как в фильме «Бриллиантовая рука»: поскользнулся, упал, очнулся в Германии, принимал это решение впопыхах и были на то причины. На всевозможных форумах в интернете мне, как еврею, живущему в Германии, неоднократно приходилось встречаться в связи с этим с нелицеприятной критикой израильтян в свой адрес. Ну что ж, считаю эту критику правомерной. Приезд евреев в Германию считаю историческим парадоксом. Сегодня, безусловно, я и не только я, выбрал бы Израиль. 

– Спасибо за интересное интервью. 

Наша справка

Анатолий Вениаминович Молдавский, кандидат экономических наук, родился 8 октября 1946 в Грозном, на пенсии с 2012 года. Окончил Грозненский нефтяной институт. Работал заместителем генерального директора грозненского научно-производственного объединения «Промавтоматика» по научно-экономической работе в 1971-1991 гг. Генеральный директор совместного предприятия «Гриндсар», 1990-1991 гг. в городе Грозном. Защитил кандидатскую диссертацию «Исследование экономической эффективности разработки и внедрения автоматизированных систем управления технологическими процессами в цементной промышленности» во Всесоюзном научно-исследовательском институте экономики промышленности строительных материалов в Москве. С октября 1991 года живет в Германии (Дюссельдорф). Работал в ряде частных немецких фирм.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..